ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ


ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

В.А. БОБРЫШЕВ

 

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ

для специальности № 030501 – Юриспруденция

дневная, вечерняя и заочная формы обучения

Москва 2009

УДК 339.13:347.77(470)

ББК 65.422.5

Б 72

Учебное пособие рекомендовано к изданию на кафедре «Финансовое право» ГОУ ВПО РГГУ

Автор: к.ю.н. Бобрышев В.А., доцент кафедры «Финансовое право» ГОУ ВПО РГГУ

Рецензенты:

к.ю.н., доцент Горелик А.П., ведущий научный сотрудник НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ

д.э.н., профессор кафедры «Экономики и финансов фирмы» ГУ ВШЭ Родионов И.И.

д.ю.н., д.и.н. профессор кафедры гражданско-правовых дисциплин Николаев А.Н.

                     Бобрышев В.А. Правовое регулирование интеллектуальной

   Б72        собственности: уч. пособие — М.: ГОУ ВПО РГГУ, 2009.-300с.

ISBN 978-5-9901918-1-5

Учебное пособие позволяет изучить правовые основы исключительных прав (понятие, объекты, субъекты исключительных прав, отдельные виды исключительных прав) кратко отражены основные позиции по дискуссионным вопросам интеллектуальной собственности. Материал изложен на основе нового законодательства об интеллектуальной собственности – части четвертой Гражданского кодекса РФ, вступившей в силу с 1 января 2008 года. Предложенная автором структура учебного пособия дает возможность в полном объеме охватить вопросы правового регулирования рынка интеллектуальной собственности

Учебное пособие иллюстрировано таблицами, рисунками, схемами, примерами практических ситуаций, к каждой главе даются вопросы и задания для самоконтроля, тесты.

Пособие окажет помощь студентам, аспирантам и преподавателям юридических вузов и факультетов, юристам, практикующих в области использования и охраны исключительных прав.

УДК 339.13:347.77(470)

ББК 65.422.5

Б 72

 

ISBN 978-5-9901918-1-5                                                                                                                                                                                                                                © Бобрышев В.А. 2009

                                                                                                                                                                                                                                                                                 © ГОУ ВПО РГГУ

ВВЕДЕНИЕ

В системе современного гражданского права Российской Федерации происходит формирование подотрасли, которая получила название “Право интеллектуальной собственности”. Данная подотрасль содержит нормы, регулирующие отношения в области создания и использования прав на результаты интеллектуальной деятельности. Формирование права интеллектуальной собственности в Российской Федерации началось в начале 90-х годов и в настоящее время находится в стадии развития и совершенствования. соответственно, правоотношения между хозяйствующими субъектами обладают все еще абсолютной новизной, поэтому изучение права интеллектуальной собственности имеет большое значение в подготовке квалифицированных юристов широкого профиля, способных эффективно решать полученные знания в профессиональной деятельности в области правовой охраны и защиты интеллектуальной собственности в любой сфере экономики страны.

Учебная дисциплина «Правовое регулирование интеллектуальной собственности» входит в федеральный компонент основной образовательной программы подготовки юриста по специальности № 030501 – Юриспруденция. Учебное пособие включает в себя учебно-методические разработки, обеспечивающие проведение всех видов занятий, предусмотренных рабочим учебным планом для дневной, вечерней и заочной форм обучения, в том числе программу курса «Правовое регулирование интеллектуальной собственности», план семинарских занятий, список источников и литературы, контрольные вопросы по курсу, практикум в виде рабочей тетради студента.

Целью изучения курса «Правовое регулирование интеллектуальной собственности» является приобретение студентами теоретических знаний в новой для законодательства России области, связанной с гражданским оборотом интеллектуальной собственности и включает изучение объектного и субъектного состава права интеллектуальной собственности в России; международных и российских источников права интеллектуальной собственности; особенностей правового регулирования отношений в области права интеллектуальной собственности при создании и использовании прав на результаты творческой деятельности. Кроме того, программа курса включает изучение таких вопросов, как организация гражданского оборота объектов интеллектуальной собственности в соответствии с законодательством России; оценка имущественных прав; судебная и правоприменительная практика в области права интеллектуальной собственности.

Предмет курса- порядок правого регулирования интеллектуальной собственности.

Задачи дисциплины:

— формирование у студентов общего представления о системе правовой охраны творческих произведений правом интеллектуальной собственности;

— овладение подходами к правовому регулированию отношений в области права интеллектуальной собственности с использованием как российского законодательства, так и основных международных соглашений;

— приобретение навыков пользования нормативными актами, включая международные соглашения.

Место дисциплины «Правовое регулирование интеллектуальной собственности» и значимость знания этой дисциплины для каждого юриста определяется тем, что курс основан на законодательстве России, которое во многом является новым в гражданском праве России, поскольку в нем учтены изменения в общественном устройстве страны, а также нормы международных договоров и соглашений, к которым присоединилась Россия в последнее время (например, Римская конвенция об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций) или присоединение к которым планируется в будущем (например, Соглашение ВТО). Поскольку курс ориентирован не только на изучение права интеллектуальной собственности, но и на потребности экономики страны в цивилизованном рынке интеллектуальной собственности, при изучении курса от студентов требуется, помимо знания гражданского права, знание основ финансового, налогового законодательства.

   По окончании курса студент должен ориентироваться в законодательстве РФ в области авторского права и смежных прав, права промышленной собственности (патентное право, права на средства индивидуализации товаров, работ, услуг, участников гражданского оборота) и в основных международных договорах в этой области права, уметь квалифицированно формулировать и использовать правовые определения, свободно оперировать юридическими понятиями и категориями в области авторско-правовой охраны творческих произведений, уметь анализировать правовые и экономические последствия фактов и явлений в области создания, использования и передачи прав на объекты интеллектуальной собственности.

В результате изучения курса «Правовое регулирование интеллектуальной собственности» студенты должны

знать:

  • предмет и метод гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в связи с созданием и использованием объектов ИС;
  • основные разделы законодательства РФ по авторскому и патентному праву, в том числе порядок правовой охраны объектов авторского права и объектов промышленной собственности (изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, товарных знаков и фирменных наименований);
  • особенности правовой охраны ряда новых объектов авторского права – программ для ЭВМ, баз данных и аудиовизуальных произведений;
  • порядок разрешения гражданско-правовых споров, возникающих в связи с нарушением исключительных прав владельцев объектов ИС, защищаемых как патентным законодательством, так и законодательством, относящимся к защите авторских и смежных прав;

уметь:

  • анализировать содержание законодательных и иных нормативно-правовых актов, регулирующих деятельность государственных органов, должностных лиц, общественных организаций и граждан в сфере обеспечения охраны исключительных прав владельцев объектов ИС;
  • использовать наиболее эффективные в конкретных ситуациях гражданско-правовые, административные, уголовные или иные правовые меры по охране ИС как одной из задач комплексной защиты информации;
  • решать проблемы, связанные с заключением и исполнением лицензионных и авторских договоров для любых объектов ИС.

Курс состоит из 10 тематических разделов, предусматривает промежуточный контроль усвоения студентами знаний в виде контрольных вопросов студентам на семинарах по теме предыдущих лекций.

   Итоговый контроль — зачет по вопросам из области права   интеллектуальной собственности, а также по договорным отношениям между субъектами права интеллектуальной собственности.

Учебный план специальности «Юриспруденция» включает дисциплину «Правовое регулирование интеллектуальной собственности» (цикл общепрофессиональных дисциплин), общим объемом для вечернего отделения: 23 часа аудиторных занятий: 10 часов лекций, внеаудиторно – 13 часов; контрольная работа, зачет.

Оценка знаний студентов по дисциплине «Правовое регулирование интеллектуальной собственности» определяется в соответствии с рейтинговой 100 – балльной системой текущего и итогового контроля, которая утверждается ежегодно и доводится преподавателем до сведения студентов в начале лекционных занятий.

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

введение
РАЗДЕЛ I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Глава 1. Понятие и объекты интеллектуальной собственности, используемые в сфере рыночных отношений.

521.1. Роль и место интеллектуальной собственности в системе рыночного механизма. Понятие интеллектуальной собственности и ее структура.109РАЗДЕЛ II ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ОБЪЕКТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Тема 2. Институт авторского права

 

110Вопросы для самоконтроля139Тема 3. Институт смежных прав.140Вопросы для самоконтроля150Тема 4. Договорные отношения в области создания, использования и передачи прав на объекты авторского права.151Вопросы для самоконтроля165Тема 5. Институт патентного права166Вопросы для самоконтроля РАЗДЕЛ III. ПРАВА НА ИНЫЕ ОБЪЕКТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Тема 6. Права на секрет производства (ноу-хау), информацию, служебную и коммерческую тайну Вопросы для самоконтроля220Тема 7. Права на средства индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг)221Вопросы для самоконтроля232РАЗДЕЛ IV. ВВЕДЕНИЕ ОБЪЕКТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ В ГРАЖДАНСКИЙ ОБОРОТ

Тема 8. Введение объектов интеллектуальной собственности в хозяйственный оборот.

 

233

Вопросы для самоконтроля254Тема 9. Проблемы правовой охраны и защиты интеллектуальной собственности на современном этапе.255Вопросы для самоконтроля268Тема 10. Ответственность за незаконное использование интеллектуальной собственности.269Вопросы для самоконтроля278ПРАКТИКУМ279Заключение288Список источников и литературы289Тесты292ГЛОССАРИЙ303

РАЗДЕЛ I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

 


ТЕМА 1
Понятие и объекты интеллектуальной собственности, используемые в сфере рыночных отношений.

 

1. Роль и место интеллектуальной собственности в системе рыночного механизма. Понятие интеллектуальной собственности и ее структура.

2. Исключительный характер права интеллектуальной собственности: порядок и способы распоряжения.

3. Система источников права интеллектуальной собственности: основные институты права.

 

§1.1. Роль и место интеллектуальной собственности в системе рыночного механизма. Понятие интеллектуальной собственности и ее структура.

 

Рынок – это важнейшее связующее звено между производством и потреблением. Его физическое состояние и понятийное определение менялось с эволюцией общественного производства и производственных отношений, разработкой различных экономических теорий, в том числе и теорий рыночной экономики.

Исследование природы современного рынка позволяет глубже осознавать и понимать механизм его реализации на основе достижения соответствия спроса и предложения на ресурсы, товары и услуги; создавать условия для их равновесия; использовать для этого различные экономические инструменты; стимулировать развитие экономики в соответствии с выбранными ориентирами; смягчать социальное неравенство и поддерживать баланс интересов; обеспечивать адаптацию экономического регулирования к изменяющимся экономическим условиям через диверсификацию деятельности различных форм собственности и хозяйствования.

Общеизвестно, что процесс производства неразрывно связан с потреблением товаров и услуг, расходованием имеющихся в распоряжении общества ресурсов для этой цели. Проблема экономического развития общества базируется на двух аксиомах: потребности общества безграничны; ресурсы общества, необходимые для производства товаров и услуг, ограничены и редки. По А.Смиту, возникновение рынков является следствием естественной редкости экономических ресурсов, ограниченности производительных возможностей человека и общества[1]. Экономические ресурсы и производительные возможности людей ограничены относительно, в сравнении с их безграничными потребностями, которые реализуются через производство. Стремление удовлетворять свои потребности мотивируется поведение человека, формируется совокупность его интересов. Исторически процесс познания рынка как экономического явления прошел несколько путей развития. В начальный период разложения первобытного общества рынок формировался как «товарный обмен, происходящий в определенное время и в определенном месте» (базар, место розничной торговли). В процессе эволюционного развития под рынком начинают подразумевать в целом «любое место, где реализуются отношения продавцов и покупателей». В современной экономической теории понятие рынка наиболее часто определяется как способ (или форма) организации и функционирования экономических связей хозяйствующих субъектов, основанного на принципах свободной купли-продажи, как форма реализации, движения составных частей этого продукта.

Таким образом, под рынком понимается совокупность социально-экономических отношений в сфере обмена, посредством которых осуществляется реализация товаров и признание общественного характера заключенного в них труда.

Вместе с тем рынок нельзя отождествлять только со сферой обмена товаров, сводить к совокупности продавцов и покупателей, социально-экономическим отношениям. Обмен продукцией составляет одну из стадий воспроизводственного процесса. Производство определяет предложение, распределение и потребление. Следовательно, понятие рынка более широкое, так как приходится учитывать и воздействие государства на производственную деятельность субъектов и рыночную конъюнктуру для обеспечения нормального функционирования рыночного механизма.

В современной экономической литературе западных экономистов можно найти множество трактовок понятия «рынок». Так, американский экономист Ф. Котлер определяет рынок как совокупность существующих и потенциальных покупателей товара[2]. Эдвин Дж. Долан и Дэйвид Е. Линдсей трактуют рынок как любое взаимодействие, в которое вступают люди для торговли друг с другом[3]. К.Р. Макконелл и С.Л. Брю характеризуют рынок как «институт или механизм, сводящий вместе покупателей (представителей спроса) и продавцов (поставщиков) отдельных товаров и услуг»[4].

На основе литературных источников в обобщенном виде функции и свойства рынка можно свести к следующим:

во-первых, рынок выступает регулятором объема и структуры производства продукции, что позволяет ориентироваться товаропроизводителям о спросе на ту или иную продукцию и получать информацию об ее предложении в пространстве и времени. Через этот регулятор рынка происходит приспособление объема и структуры производства товаров к объему и структуре общественных потребностей в них;

во-вторых, рынок обеспечивает признание общественного характера труда, воплощенного в товаре, в сфере обмена, то есть уже после того, как продукция произведена и продана. Только на рынке обнаруживается, какое условие производства является общественно необходимым и определяет величину стоимости товара, а значит и его цену. Поэтому реальная цена товара на любом рынке, а также фактический объем покупок и продаж определяются в результате взаимодействия спроса и предложения;

в-третьих, рынок способствует стабилизации цен на продукцию. Модель «спрос-предложение» предоставляет анализ и информацию того, как рынок стремится к равновесию. Равновесная цена – эта такая цена, при которой объем спроса равен объему предложения и этот объем, соответственно, является равновесным объемом. Если рыночная цена не равна равновесной, то действия покупателей и продавцов двигают ее в направлении к равновесной цене; когда цена находится в условной точке равновесия, то у продавцов нет причин менять цену, поскольку они реализуют столько товара, сколько они хотят, – не больше и не меньше; покупатели покупают ровно такое его количество, какое они хотят. Следовательно, не существует давления со стороны покупателей, которое привело бы к изменению цены. В точке равновесия, и только в ней, силы, склонные к осуществлению ценовых изменений, уравновешивают друг друга;

в-четвертых, рынок способствует улучшению качества продукции. Когда речь идет о качестве, то имеется в ввиду общая потребительская оценка свойства товара. «Так как товар покупается покупателем не потому, что он имеет стоимость, а потому, что он есть «потребительская стоимость» и употребляется для определенных целей, то само собой разумеется: что потребительская стоимость «оценивается», то есть исследуется их качество (точно так же, как количество их измеряется, взвешивается и т.п.) и что когда различные сорта товаров могут заменить друг друга для тех же целей потребления, тому или иному сорту отдается предпочтение и т.д.;

в-пятых, рынок стимулирует снижение издержек производства и повышение экономической эффективности способа производства какого-либо заданного объема продукта, то есть товаропроизводитель выбирает такой способ производства, который минимизирует стоимость используемых в этом процессе видов затрат. В конкурентной рыночной экономике цены направляют ресурсы (затраты) в сферу их оптимального использования, они же управляют реакцией рыночной системы на изменения в спросе и условиях формирования издержек.

Рыночная экономика – это естественная среда взаимодействия товаропроизводителей и потребителей, обладающая определенным порядком и саморегуляцией посредством действия основного закона – закона спроса и предложения. В этих условиях производители и покупатели как бы разъединяются и одновременно соединяются через цены на рынке, которые формируются под действием спроса и предложения. В то же время для того, чтобы рынок мог выполнять свои функции, в цепи от производства до реализации готовой продукции обязательным является наличие следующих условий:

многообразие форм собственности и стимулирование всех хозяйствующих субъектов доходом и прибылью;

децентрализованная (в основном) система ценообразования, что позволит отдельным хозяйствующим субъектам перемещать ресурсы с целью их наилучшего использования;

наличие конкуренции как механизма поощрения эффективной работы;

высокая свобода выбора для производителей и потребителей в их производственно-сбытовой и закупочной деятельности;

ограниченное вмешательство государства в хозяйственную деятельность субъектов рынка.

В условиях плановой экономики и государственной монополии, существовавшей в Российской Федерации до 90-х годов прошлого века, таких условий просто не было и говорить о наличии развитых рыночных отношений в дореформенный период не представляется возможным. Сделки купли-продажи товара совершаются на рынках, биржах, аукционах, ярмарках, в торговых центрах. Структура рынка характеризуется многообразием. В народном хозяйстве рынки подразделяются по:

  • экономическому признаку – продукции и продовольствия, средств производства, материально-технических ресурсов и услуг;
  • способам финансирования — рынок кратко-, средне- и долгосрочных кредитов, инвестиций;
  • видам, продуктовых товаров – зерна, овощей, фруктов, винограда и вина, мяса и мясной продукции, молока и молочной продукции, хлопка, шерсти и др.;
  • территориальному (географическому) размещению: мировой (внешний), национальный (внутренний), зональный (межрегиональный), региональный (область, край, республика, округ), местный (район, город, село);
  • форме продаж и организаций – оптовые межрегионального и регионального уровня, мелкотоварный и розничный;
  • разнообразию товаров – однообразной продукции (зерна и др.), рынок смешанный, на котором часто представлены товары по сегментам общего рынка (картофель, овощи, фрукты, виноград, мясо, молоко и т.д.);
  • научно-технической продукции – программы, проекты, семена оригинальные и элитные, племенной материал, патенты, лицензии, (информационные, консультативные и др.);
  • формам конкуренции – свободный, монополистический, олигополистический.

В начале XXI века динамичность и уровень развития инновационной сферы стали являться основными показателями, определяющими место страны в мировом сообществе. Вступление человеческой цивилизации в эпоху постиндустриального развития экономики сопровождается трансформацией приоритетов общества, изменением структуры производства, а также применением новых технологий. Интерес к интеллектуальной собственности связан с возможностью получения дохода не только и не столько от создания новых технологий и продуктов, сколько от продажи лицензии. Основу жизнедеятельности данного общества составляют процессы производства, использования и распространения информации. Широко известно, что одним это помогло сделать состояние, другим — решить проблему отставания в научно-технической области.

Понятие «интеллект» означает ум, рассудок, разум, мыслительные, познавательные способности человека. Интеллект выступает как противоположность чувственного восприятия, ощущения, «интеллектуальный» означает умственный, относящийся к познанию, происходящий из разума или рассудка.[5]

Проблемы умственного труда и его роли в обществе глубоко исследовались философами, однако основное внимание сосредоточивалось на познавательной стороне этого вида деятельности. Умственный труд — это активная деятельность мозга.[6] Вместе с тем некоторые виды умственной деятельности нельзя считать трудом. Это, например, различные формы самопогружения, рефлексии, медитации, потребления интеллектуальных ценностей.

В сложившихся условиях информация и услуги приобретают более высокую рыночную стоимость, что постепенно приводит к снижению роли материальных активов как источника конкурентного преимущества. Эта роль переходит к нематериальным активам, представляющим собой интеллектуальный капитал предприятия, грамотное использование которого позволяет обеспечить существенные преимущества практически во всех сферах деятельности предприятия. В связи с этим проблемы создания интеллектуальной собственности и развития рынка интеллектуальной собственности в современном мире приобретают все большее значение.

Со временем интеллектуальные способности человека обособились от процесса воспроизводства и стали являться его интеллектуальной собственностью, представляя собой имущественные блага, воплощенные в реализации прав их обладателя на результаты творческой деятельности.

Таким образом, можно сказать, что категория интеллектуальной собственности неразрывно связана с природой человеческого интеллекта и является обобщающей для таких понятий, как интеллектуальные ресурсы, интеллектуальный продукт, интеллектуальные потребности и возможности.

Интеллектуальная собственность — это совокупность исключительных прав как личностного, так и имущественного характера на результаты интеллектуальной деятельности, в связи с чем, на наш взгляд, представляется необходимым выделить правовой, исторический и экономический аспекты.

С экономической точки зрения интеллектуальную собственность следует рассматривать как специфическую категорию, имеющую свои характерные черты и особенности, а именно:

• интеллектуальная собственность — это самостоятельный элемент индивидуального интеллекта;

• интеллектуальная собственность, как правило, представляет собой информацию, передаваемую на различных материальных носителях;

• интеллектуальная собственность носит общественный характер;

• интеллектуальная собственность как система прав имеет нематериальный характер, вследствие чего она может (при согласии правообладателя) быть использована одновременно несколькими лицами;

• интеллектуальная собственность не подвергается физическому износу и не исчезает в процессе потребления;

• в процессе обмена (продажи) интеллектуальной собственности не происходит ее отчуждение от автора (как происходит с материальными благами), а происходит увеличение числа владельцев информационной составляющей интеллектуальной собственности;

• интеллектуальной собственностью невозможно воспользоваться без наличия определенных знаний и профессиональной компетенции;

• затраты на тиражирование объектов интеллектуальной собственности намного меньше затрат на его разработку.

Что такое интеллектуальная собственность сегодня? Какое место интеллектуальная собственность занимает в системе общественных и юридических ценностей? Как законодатель, ученый-правовед и практикующий юрист понимают интеллектуальную собственность?

Для лица, чей труд оказывается воплощенным в охраняемом результате, интеллектуальная собственность представляется в виде исключительного права, привилегии, предоставляющей ему возможность получить некоторую совокупность материальных и нематериальных благ с помощью этого продукта своего труда. Для предпринимателя интеллектуальная собственность — часть его имущества, наиболее ценные нематериальные активы, которые обеспечивают ему преимущества в борьбе с конкурентами на рынке и которые он использует в своей предпринимательской деятельности в целях извлечения прибыли. Для потребителя (физического лица, использующего охраняемый результат интеллектуальной деятельности в целях личного потребления) интеллектуальная собственность выглядит как некоторое нематериальное благо (продукт чужого труда), которое он использует для удовлетворения своих потребностей. Для государства интеллектуальная собственность — совокупность результатов интеллектуальной деятельности и лиц, нуж­дающихся в правовой охране своих прав на эти результаты. Государство также выступает и одним из правообладателей.

Правовая охрана результатов интеллектуальной деятельно­сти, как считают некоторые ученые, началась чуть больше 200 лет назад. Для правовой системы, развивающейся более 3 тыс. лет, — возраст «младенческий», период интенсивного развития.

Свое начало институт прав интеллектуальной собственности берет в Европе. Почти сразу же вслед за наступлением Нового времени европейские нации определились в своем отношении к тому, в каких пределах литературное, музыкальное либо научное произведение, картина, техническое изобретение либо торговое обозначение можно юридически закреплять в качестве собственности автора либо владельца.

Авторские права и права пользователей произведениями всегда служили границами поля битвы между знанием как товаром и знанием как общественным достоянием. Соответствующие правовые системы должны были устанавливать баланс между интересами автора, пользователей, потребителей и обществом в целом, заинтересованным в обеспечении доступа к знаниям.

Традиции авторского права континентальной Европы свя­зываются с появлением книгопечатания. Изобретение Иоганна Гуттенберга впервые сделало возможным тиражирование результатов умственного труда. Но вместе с ним неизбежно возник вопрос и о том, кому принадлежит право на интеллектуальную собственность.

В ходе Французской революции окончательно сформировался взгляд на творчество как на неотчуждаемое право человека и на необходимость его юридической защиты. При этом одновременно речь шла о том, каким образом можно было бы обеспечить компромисс между интеллектуальной собственностью авто­ра и интересом общества в использовании этой собственности.

Исторически вначале правовую охрану получили лишь отдельные виды результатов интеллектуальной деятельности — художественные произведения и некоторые результаты технического творчества, легко формализуемые средствами права, т. е. поддающиеся описанию с помощью правовых конструкций.

Как правило, каждому типу объектов интеллектуальной деятельности соответствует отдельный вид правового регулирования, представленный особым правовым институтом, — авторское право, изобретательское право, патентное право, право на открытие. Каждый из этих институтов развивался и сформировался как самодостаточное и обособленное структурное подразделение гражданского права, представленное отдельным нормативным актом.

В советское время, например, это были разделы ГК РСФСР «Авторское право», «Право на открытие», «Право на изобретение, рационализаторское предложение и промышленный образец». В России конца XX — начала XXI в. это — Закон РФ от 9 июля 1993 г. № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» (далее — Закон об авторском праве), Патентный закон от 23 сентября 1992 г. № 3517-1 и другие законы, посвященные правово­му регулированию отдельных видов объектов интеллектуальной собственности. Точно таким же путем развивалось законодательство об интеллектуальной собственности и в других странах. С учетом этой особенности национального законодательства разрабатывались и заключались международные договоры.

Эта историческая традиция сохранялась до недавнего времени в российском законодательстве об интеллектуальной собственности; которое отличалось комплексным характером, а также тем, что его модернизация осуществлялась путем принятия специальных законов о новых объектах интеллектуальной соб­ственности.

То, что сегодня именуют правом интеллектуальной собственности, не является монопольным предметом гражданского законодательства, хотя гражданско-правовые конструкции, несомненно, образуют центральную его часть. Четвертая часть ГК РФ представляет собой с этой точки зрения не что иное, как компромисс, поскольку разработчики пришли к выводу, что «единственно верный вариант — это полная кодификация всех законодательных норм об интеллектуальной собственности, включая и некоторые административные по природе нормы о регистрации изобретений, регистрации товарных знаков и т. п., поскольку они не имеют другого назначения, кроме как обслуживание гражданско-правового регулирования соответствующих отношений».

Результаты интеллектуальной деятельности пользуются в Российской Федерации разносторонней правовой охраной. Конституционное, административное, налоговое, бюджетное, трудовое и уголовное законодательство включают их в предмет своего воздействия. Гражданское законодательство закрепляет общие условия их охраноспособности (юридической значимо­сти), правовые конструкции различных степеней гражданской свободы в пользовании ими, предоставляет механизм доступа к этим неимущественным благам в распоряжение лиц, прояв­ляющих к ним тот или иной интерес, а также собственные (внутренние) материально-правовые средства, призванные поддерживать весь этот комплекс правовых норм в рабочем состоянии, предотвращая закрепляемый им механизм правового регулирования от распада, вызываемого актами деструктивного поведения.

Гражданский кодекс РФ уже в первой своей части, принятой в 1994 г., предусмотрел иной взгляд на существующие раз­розненные нормативные правовые акты, подводя под них единое основание интеллектуальной собственности.

Исходной нормой в современном понимании интеллекту­альной собственности российским правоведением пока еще служит ст. 138 ГК РФ, содержащая легальное определение интеллектуальной собственности: «В случаях и в порядке, установ­ленных настоящим Кодексом и другими законами, признается ис­ключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых ра­бот или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак об­служивания и т. п.)».

Напомним, право собственности на вещь имеет ряд особенностей:

— только собственник вправе решать, что произойдет с его собственностью;

— собственник обладает правом на использование объекта собственности и правом устранять других лиц от пользования его собственностью;

— он имеет полномочие на отчуждение всех своих прав на принадлежащую ему собственность путем ее продажи, мены или дарения;

— передавая в дар, обменивая и продавая объект собственности, собственник утрачивает на него все свои права, они переходят к другому лицу.

Вещные права защищаются особыми вещно-правовыми сред­ствами, которые к защите иных абсолютных имущественных прав не применимы. «Особенность защиты абсолютных прав — в не­обходимости исключить не основанное на предполагаемом праве использование блага. Отличие же вещно-правового иска от иных способов защиты абсолютных прав заключается в том, что для достижения поставленной цели достаточно отобрать телесную вещь у нарушителя. Напротив, объект исключительного права не­возможно отобрать, исключив тем самым возможность его ис­пользования, а потому необходимы другие способы защиты».

Термину «интеллектуальная собственность» с точки зрения российского гражданского законодательства в действительности не соответствует какая-либо собственность (вещное право). Он используется поэтому в качестве юридического синонима исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг. «Кодекс… лишь констатирует факт широкого применения термина «интеллектуальная собственность» как в отечественной, так и в зарубежной доктрине, законодательстве и практике». «…Сами термины «интеллектуальная собственность» и «право интеллектуальной (промышленной) собствен­ности»  являются не вещно-правовыми понятиями, а скорее бытовыми синонимами таких понятий как «мое», «собствен­ное» или «принадлежащее мне».

Считаем, что наиболее веская причина, оправдывающая появление этого термина в российском гражданском праве, — международные обязательства России. Так, в соответствии с Конвенцией, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (Стокгольм, 14 июля 1967 г.), «интел­лектуальная собственность» включает права, относящиеся к:

— литературным, художественным и научным произведениям;

— исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам;

— изобретениям во всех областях человеческой деятельности;

— научным открытиям;

— промышленным образцам;

— товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным на­именованиям и коммерческим обозначениям;

— защите против недобросовестной конкуренции, а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельно­сти в производственной, научной, литературной и художествен­ной областях.

Таким образом, для адаптации «интеллектуальной собственности» в национальном праве совсем не потребовалось произво­дить кардинальных изменений. Этот термин был сформулирован в п. 1 ст. 2 ГК РФ как исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности, т. е. российский законодатель, вы­полняющий международные обязательства Советского Союза в качестве его правопреемника по вышеназванной Конвенции, в этом следовал ее положениям, выстраивая конструкцию интеллектуальной собственности во внутреннем законодательстве.

Содержание этого понятия в действительности было шире за счет включения в него исключительных прав на средства инди­видуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг, приравненные к результатам интеллектуальной деятельности. В соответствии с ч. 1 ст. 138 ГК РФ в случаях и в порядке, установленных ГК РФ и другими законами, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результа­ты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним сред­ства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наимено­вание, товарный знак, знак обслуживания и т. п.).

При этом в ст. 128 ГК РФ к объектам гражданских прав отнесены наряду с прочими «результаты интеллектуальной дея­тельности, в том числе исключительные права на них (интеллек­туальная собственность)», что формально служит поводом к ло­гически ошибочному отождествлению объекта гражданского права (результата интеллектуальной деятельности) с самим граж­данским правом (исключительным правом на этот результат).

Права на результаты творческой деятельности было предло­жено объединить одним термином — «интеллектуальные права», охватывающим все виды прав на результаты интеллектуальной деятельности.

Вместе с тем законодатель, принимая четвертую часть ГК РФ, существенно изменил понимание существа и содержания «ин­теллектуальной собственности», в связи с чем прежние нормы ГК РФ с 1 января 2008 г. либо утрачивают свою силу (ст. 138), либо начинают действовать в новой редакции (ст. 2 и 128).

Термин «интеллектуальная собственность» с указанной даты исключается из п. 1 ст. 2 ГК РФ. Гражданское законодательство с этого момента определяет не «основания возникновения и по­рядок осуществления… исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственно­сти), а «основания возникновения и порядок осуществления… прав на результаты интеллектуальной деятельности и прирав­ненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав)».

А в соответствии со ст. 128 ГК РФ после вступления четвер­той части ГК РФ в силу к объектам гражданских прав относят­ся не «результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность)», а «охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность)».

Термин «интеллектуальная собственность» с 1 января 2008 г. официально понимается как совокупность результатов интел­лектуальной деятельности и приравненных к этим результатам средств индивидуализации (ст. 1225 ГК РФ).

В соответствии со ст. 1226 ГК РФ на результаты интеллекту­альной деятельности и приравненные к ним средства индиви­дуализации (результаты интеллектуальной деятельности и сред­ства индивидуализации) признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право, являющееся имуще­ственным правом, а в случаях, предусмотренных ГК РФ, также личные неимущественные права и иные права (право следова­ния, право доступа и др.).

По своему месту в российской классификации субъектив­ных гражданских прав они могут быть отнесены к субъектив­ным правам на нематериальные блага, поскольку их объектами выступают продукты интеллектуальной (т.е. психической, мыслительной и, как правило, творческой) деятельности, а не вещи, деньги либо ценные бумаги. Это права абсолютные, по­скольку они реализуются действиями самого управомоченного лица (правообладателя), не нуждающегося для их осуществле­ния в действиях какого-либо обязанного по отношению к нему лица. Все остальные лица одинаково обязаны воздерживаться от нарушения данного субъективного права.

В составе интеллектуальных прав законодатель на первое место ставит исключительное право, называя его правом имущественным. Тем самым законодатель действует последовательно: помещает в ст. 2 ГК РФ исключительное право на ре­зультаты интеллектуальной деятельности между правом собст­венности и обязательствами, т. е. уже в 1994 г. оно отнесено к разряду прав имущественных.

Исключительное право вместе с тем — это право на нематери­альное благо, и этим оно явно отличается от прав на вещи, деньги и ценные бумаги, а также на действия по доставлению вещей, денег и ценных бумаг (передаче, созданию, сбереже­нию). Его объединяет с последними товарно-денежный (стои­мостной) характер. Нематериальное благо подобного рода яв­ляется товаром (продуктом, предназначенным для обмена и пользующимся спросом на рынке), а исключительное право позволяет распоряжаться этим товаром, получая взамен его денежный эквивалент (монополия товаровладельца)1. Эта эконо­мическая общность стала для законодателя решающей в вопросе об отнесении исключительного права к категории имуществен­ных прав. Вне зависимости от последствий, которые влечет такое решение для теории субъективных гражданских прав, практиче­ски оно всего лишь означает, что исключительное субъективное право должно иметь тот же правовой режим, что и всякое другое имущественное субъективное гражданское право.

Логическая цепочка может быть представлена следующими суждениями. Интеллектуальный продукт — товар. Всякий товар — имущество. Интеллектуальный продукт — разновидность имущества. Право на интеллектуальный продукт — имущественное право.

Впрочем, есть и другой подход к объяснению имуществен­ного характера исключительного права. Его объект объявляется разновидностью материальных благ: «авторское право как субъ­ективное право есть сугубо имущественное право. Оно является таковым, прежде всего, потому, что его объектом выступает ма­териальное благо — авторское произведение. …ибо характер субъективного права предопределен характером объекта (блага), на который оно (субъективное право) устанавливается. В отношении нематериального блага не может быть установлено имущественное право».

Интеллектуальные права наряду с исключительным правом включают традиционно и права личные неимущественные. Личными неимущественными правами принято считать права, связанные с личностью правообладателя, объектом которых являются нематериальные блага. ГК РФ различает в составе интеллекту­альных прав личные неимущественные права автора, относя к ним право авторства, право на имя и иные неимущественные права (ст. 1228, 1255, 1292, 1345, 1356, 1408). Можно также вести речь о личных неимущественных правах других лиц — пра­вопреемников автора (ст. 1267, 1316), обладателей смежных прав (ст. 1315, 1323, 1333, 1338), организаторов создания «интеллектуальных объектов» (ст. 1240).

Остальные интеллектуальные права авторов и иных лиц мо­гут быть как имущественными, так и неимущественными, вследствие чего законодатель в ст. 1226 ГК РФ употребляет по отношению к ним термин «иные права», как бы давая понять, что в составе иных могут быть как неисключительные имущественные права авторов и других лиц — например, право следования (ст. 1293), право преждепользования (ст. 1361), право на получение вознаграждения (ст. 1296, 1370, 1408), право использования результата интеллектуальной деятельности в составе единой технологии (ст. 1542), право на созданную технологию (ст. 1544), так и неимущественные права, не относимые законо­дателем к категории личных, — право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец).

«Интеллектуальные права» и «интеллектуальная собственность» включают как права на результаты творческой деятельности (произведения, охраняемые авторским правом, результа­ты исполнительства, изобретения, селекционные достижения и т. п.), так и права на другие нематериальные результаты умст­венного труда, при создании которых творчество не обязательно (фирменные наименования, товарные знаки, наименования места происхождения товаров, секреты промысла, известные как «ноу-хау», и т. п.).

В понятии интеллектуальной собственности необходимо различать объективную и субъективную составляющие.

Как субъективная категория интеллектуальная собственность сегодня — это все еще исключительные субъективные права конкретного субъекта гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индиви­дуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирмен­ное наименование, товарный знак, знак обслуживания и др.).

Как отмечалось выше, с 1 января 2008 г. — даты вступления в действие части четвертой ГК РФ — исключительные права более не именуются интеллектуальной собственностью, а счи­таются разновидностью интеллектуальных прав, принадлежа­щих конкретному субъекту на конкретные объекты интеллекту­альной собственности.

В объективном же смысле интеллектуальная собственность представляет собой право интеллектуальной собственности или совокупность правовых норм, регулирующих основания воз­никновения, изменения, прекращения, а также порядок осуще­ствления и защиты субъективных прав на результаты интеллек­туальной деятельности и средства индивидуализации (интеллектуальных субъективных прав).

В четвертой части ГК РФ подотрасль гражданского права — право интеллектуальной собственности или интеллектуальные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, представлена следующими юридическими институтами:

— авторское право (интеллектуальные права на произведе­ния литературы, науки и искусства);

— права, смежные с авторскими (на исполнения, фонограм­мы, сообщения передач эфирного или кабельного вещания, ба­зы данных, произведения, обнародованные после перехода в общественное достояние);

— патентное право (интеллектуальные права на изобрете­ния, полезные модели и промышленные образцы);

— право на селекционное достижение;

— право на топологию интегральной микросхемы;

— право на секрет производства;

— право на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг, и предприятий (интеллектуальные права на фирменное наименование, товарный знак, наименование места происхождения товара, коммерческое обозначение);

— право использования результатов интеллектуальной дея­тельности в составе единой технологии (интеллектуальные права организатора единой технологии на единую технологию и входя­щие в ее состав результаты интеллектуальной деятельности).

С экономической точки зрения интеллектуальную собственность следует рассматривать как специфическую категорию, имеющую свои характерные черты и особенности, а именно:

• интеллектуальная собственность — это самостоятельный элемент индивидуального интеллекта;

• интеллектуальная собственность, как правило, представляет собой информацию, передаваемую на различных материальных носителях;

• интеллектуальная собственность носит общественный характер;

• интеллектуальная собственность как система прав имеет нематериальный характер, вследствие чего она может (при согласии правообладателя) быть использована одновременно несколькими лицами;

• интеллектуальная собственность не подвергается физическому износу и не исчезает в процессе потребления;

• в процессе обмена (продажи) интеллектуальной собственности не происходит ее отчуждение от автора (как происходит с материальными благами), а происходит увеличение числа владельцев информационной составляющей интеллектуальной собственности;

• интеллектуальной собственностью невозможно воспользоваться без наличия определенных знаний и профессиональной компетенции;

• затраты на тиражирование объектов интеллектуальной собственности намного меньше затрат на его разработку.

На сегодняшний день основной методологической проблемой, с которой столкнулось государство при реализации поставленных задач, является формулирование единого нормативного и экономического понятия рынка интеллектуальной собственности, рассмотрим некоторые варианты:

— это сфера реализации экономических отношений между продавцами и покупателями по поводу купли продажи особого товара — объектов интеллектуальной собственности. Основная ценность интеллектуальной собственности на рынке состоит в том, что это — единственный способ законной монополизации производства новых товаров с высококачественными потребительскими свойствами[7]

подразумевается та часть научно-технической и инновационной деятельности, которая связана с правовой охраной охраноспособных знаний и использованием прав на них в экономическом обороте уже как объектов интеллектуальной собственности;

— определенный набор механизмов, посредством которых передаются права на продукты (результаты) интеллектуальной деятельности и связанные с ними интересы, устанавливаются цены и распределяется пространство между различными конкурирующими вариантами их использования в экономическом обороте и т.д.

Таким образом, рынок интеллектуальной собственности представляет собой совокупность отношений между продавцом и покупателем по поводу специфического товара (нематериального блага), который имеет ряд существенных особенностей и отличий от обычного товара.

Интеллектуальная собственность и право собственности. Интеллектуальная собственность (интеллектуальные права)имеет как особенности, отличающие ее от собственности мате­риальной, так и черты несомненного сходства с нею.

Необходимо различать интеллектуальное (исключительное и неисключительное, абсолютное и обязательственное) право на объект интеллектуальной собственности и вещное право на объект (носитель), в котором воплощен результат интеллекту­альной деятельности. Эти права полностью самостоятельны, хотя и взаимосвязаны определенным образом. Вместе с тем на­личие вещного права (собственности, хозяйственного ведения и т. д.) на материальный носитель совсем не обязательно предполагает наличие интеллектуального права на объект интеллек­туальной собственности, воплощенный в этом носителе.

Передача права собственности на материальный носитель не влечет передачи авторских и иных прав на сам объект интеллек­туальной собственности, за исключениями, указанными в зако­не: иногда передача материального объекта влечет и передачу некоторых прав. Типичный пример: продажа художником карти­ны и возможность собственника ее выставлять и т. д. Права ав­тора при этом охраняются правом доступа. Вместе с тем роль и значение имущественного фактора в творчестве нельзя ни преуменьшать, ни преувеличивать. Предоставление финансовых и материальных средств (инвестирование) может выступать в ка­честве предпосылки перехода прав от автора к инвестору. Харак­терный пример преувеличения роли экономического фактора дает следующее утверждение: «Имущественное авторское пра­во — важнейшая экономическая составная — всегда связано с источником и способом финансирования. В одном случае это может быть кредитование, авансирование производства, в дру­гом — приобретение готового произведения»1. Здесь «связан­ность с источником и способом финансирования» не следовало отождествлять с производностыо авторства от финансирования, как это имеет место в материальном производстве.

Сходство права интеллектуальной собственности с традиционным (материальным) правом собственности. И право материальной, и право интеллектуальной собственности допустимы в пределах объективной возможности присвоения объектов собственности. То, чем во всякое время может свободно распоря­диться каждый, не может находиться ни в чьей собственности (например, атмосферный воздух в естественном состоянии). И точно так же не могут быть предметом чьих-либо исключительных прав идеи, фактически ставшие общим достоянием (общеизвестные научные и технические знания). Те материаль­ные объекты, владение которыми устанавливается благодаря особым усилиям, могут находиться в частной собственности (атмосферный воздух в упаковках, передаваемый за вознаграж­дение). И точно так же техническая идея, получить которую ра­нее не удавалось никому, может передаваться за вознагражде­ние. И право частной собственности, и право интеллектуаль­ной собственности могут подвергаться ограничениям (право прохода для права собственности на земельный участок, прину­дительная лицензия — для защищенного патентом права на изобретение). И право материальной, и право интеллектуаль­ной собственности, таким образом, не предоставляют их обла­дателям возможности неограниченного пользования объектом права, и прежде всего возможности защищать его от неправо­мерного использования.

Наличие многих сходных черт в правовой форме материаль­ной и интеллектуальной собственности дает основания для аналогии норм о праве материальной собственности при рас­смотрении споров о принадлежности и осуществлении прав на объекты собственности интеллектуальной. Российская практи­ка привычно пользуется этим сходством при рассмотрении споров между соавторами и наследниками авторских прав. Но теория идет дальше, считая необходимым прямое распростра­нение норм ГК РФ о праве собственности на отношения собст­венности интеллектуальной. Выдвигается предложение в законе закрепить соответствующую норму с тем, чтобы это воспрепятствовало «появлению в законодательстве об авторском праве норм, противоречащих принципиальным положениям Граж­данского кодекса РФ»1. На наш взгляд, такой шаг означал бы признание права интеллектуальной собственности частью пра­ва собственности материальной. Наличие в праве интеллекту­альной собственности и авторском праве, в частности положе­ний, противоречащих нормам о праве общей собственности и защите права собственности, не только возможно, но и необхо­димо.

Интеллектуальное право и право собственности на материальный носитель. В ст. 1227 ГК РФ установлено: интеллектуальные права не зависят от права собственности на материальный носи­тель (вещь), в котором выражены соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации.

Интеллектуальные результаты и средства индивидуализации в большинстве своем по форме представляют собой информа­цию на определенном материальном носителе (рукопись, кар­тина, чертеж, фонограмма и т. д.), и поэтому права на эти объ­екты оказываются связаны с правами на вещи (бумага, холст, магнитный либо оптический диск и др.).

Такая связь проявляется, во-первых, в правовом режиме ин­теллектуального продукта на материальных носителях, введенных в оборот с соблюдением интеллектуальных прав (исчерпа­ние исключительного права, право следования, право доступа и др.). Во-вторых, в правовом режиме материальных носителей интеллектуального продукта, вводимых в оборот с нарушением интеллектуальных прав (контрафактные изделия), и механизме защиты интеллектуальных прав. В-третьих, в защите прав собственников материальных носителей, незаконно использован­ных для воплощения в них интеллектуального продукта. Нако­нец, особым правовым режимом в отдельных случаях характе­ризуются объекты, в которых впервые был выражен результат интеллектуальной деятельности (рукописи, оригиналы произве­дений, чертежи, схемы, модели и т. п.).

В любом из этих случаев интеллектуальные права рассматрива­ются как не зависящие от права собственности на материальный носитель (вещь): «Несмотря на то что объекты нематериальной собственности естественным образом связаны с их материальны­ми носителями, правомочия, составляющие интеллектуальную собственность, никогда не смешиваются с правом собственности на вещи»’. Это означает, в частности, что право собственности на вещь, в которой оказывается воплощенным интеллектуальный продукт, не предрешает вопроса ни об интеллектуальных правах на этот продукт, ни тем более об их обладателе.

Собственник вещи в случае незаконного использования ее для воплощения творческого замысла вправе требовать возмещения понесенных убытков (ст. 15 ГК РФ), иногда может даже лишиться права собственности на вещь (ст. 220 ГК РФ), но никогда не приобретет каких-либо интеллектуальных прав в силу одного факта незаконного использования его вещи для вопло­щения творческого замысла. То же самое касается и случаев незаконного использования чужих вещей для нанесения на них средств индивидуализации юридических лиц и производимых ими товаров (рекламные вывески). Собственник и в этом слу­чае может только требовать возмещения понесенных убытков, не приобретая никаких прав на использование этих средств ин­дивидуализации. Напротив, права на интеллектуальные про­дукты, воплощенные в вещах, способны налагать серьезные ограничения на содержание и пределы осуществления вещных прав: «Первая категория прав, относящаяся к нематериальным благам, ограничивает те возможности владельцев материальных объектов по распоряжению ими, которыми они наделены как обладатели прав второй категории»2.

Право собственности на вещь (материальный носитель), в которой воплощен «интеллектуальный продукт», вначале, как правило, принадлежит обладателю исключительного права. Но с точки зрения закона такая ситуация одна из возможных, вследствие чего право собственности на вещь не предопределя­ет наличие интеллектуальных прав на интеллектуальный продукт, воплощенный в этой вещи. Из этого следует, что смена собственника вещи не означает одновременно смены обладате­ля интеллектуальных прав — передача права собственности на вещь не приводит автоматически и к передаче прав на интел­лектуальный продукт, воплощенный в вещи. Закон различает эти права, их обладателей и механизм передачи, который различен в каждом из этих случаев. Авторское право на произведе­ние, в частности, не связано с правом собственности на мате­риальный объект, в котором произведение выражено. Передача прав на материальный объект не влечет передачу прав на использование произведения1. То же самое может быть сказано и об исключительных правах на другие виды интеллектуальных продуктов (объекты смежного права, патентного права, средст­ва индивидуализации и т. д.).

Гражданский кодекс, однако, устанавливает одно исключе­ние из этого принципа. В авторском праве за правом собственности на оригинал произведения следуют определенные интел­лектуальные права на произведение. Так, отчуждение оригинала произведения литературы, науки или искусства (рукописи, оригинала произведения живописи, скульптуры и т. п.) в лю­бом случае сопровождается наделением приобретателя ориги­нала определенной совокупностью интеллектуальных прав, в том числе и тогда, когда исключительное право на произведе­ние сохраняется у иного лица. Если же собственник оригинала, не будучи автором произведения, приобретает еще и исключи­тельное право на соответствующее произведение, то, отчуждая в последующем оригинал, он должен понимать, что вместе с правом собственности на оригинал он автоматически передаст его приобретателю и исключительное право на произведение, если только не оговорит специально сохранение за собой этого права (ст. 1291 ГК РФ).

Особенности интеллектуальных прав. Материальное право собственности подвержено риску утраты вследствие утраты объекта права. Утрата объекта права интеллектуальной собст­венности не прекращает действия самого права. Этот объект оказывается способен, кроме того, к многократному воспроиз­ведению и умножению тем самым числа своих владельцев, из которых далеко не все признаются правообладателями. Все интеллектуальные права распространяются на нематериальные объекты — результаты интеллектуальной деятельности как творческого, так и нетворческого характера. Они возникают в случаях, прямо предусмотренных законом, поскольку распро­страняются лишь на такие объекты, которые закон признает в качестве объектов правовой охраны. Интеллектуальные права на один и тот же объект могут одновременно принадлежать неограниченному кругу лиц. Содержание интеллектуального пра­ва включает юридические возможности пользования, распоря­жения (кроме личных неимущественных прав, изъятых из обо­рота) и защиты. Способом передачи интеллектуальных прав выступает прежде всего лицензия, но наряду с ней возможны иные способы, например такие, как купля-продажа, аренда и даже наследование.

Сроки существования прав интеллектуальной собственности ограничены законом, если не считать тех немногих из них, которые признаются способными к возобновлению (права на то­варные знаки и другие коммерческие средства индивидуализа­ции) или даже бессрочной правовой охране (общеизвестный товарный знак, фирменное наименование, наименование места происхождения товара). После истечения установленного срока данные права становятся свободно используемым обществен­ным достоянием. Право же материальной собственности не подвержено действию срока, точнее зависит от него в границах физического «старения» его объекта, за которыми вещь перехо­дит в иное качество, вызывающее прекращение прежнего вещ­ного права. Интеллектуальные права, кроме того, действуют не повсеместно по всему миру, а только там, где законодатель признает возможным защиту прав иностранных правообладате­лей и заявитель захочет располагать их защитой и платит за это соответствующие сборы (патенты, права на средства индиви­дуализации предпринимательской деятельности). Право же собственности на материальные объекты одинаково признается во всем мире, пусть и не в одинаковой мере.

Институт прав на нематериальные блага обеспечивает право собственности на результат духовного творчества, но не на ма­териал, в котором он был воплощен. Говоря более конкретно, это означает, что создатель текста или автор книги имеет право на свой текст. Он, однако, вообще не может решать, что поку­пателю его книги надлежит делать с книгой. И наоборот, право собственности на вещь не означает права на продукт духовного творчества.

Классификация интеллектуальных прав. Все виды субъектив­ных гражданских прав подразделяются на два больших вида (точнее будет сказать класса): права на результаты материаль­ного производства («материальные права») и права на резуль­таты интеллектуальной деятельности («интеллектуальные пра­ва»)1. Каждый из этих видов распадается на две разновидности. Материальные права состоят из вещных абсолютных прав и обязательственных прав. Интеллектуальные права (или права интеллектуальной собственности или исключительные права), по его мнению, распадаются на интеллектуально-абсолютные и интеллектуально-обязательственные права. Своего рода со­единительным мостиком между материальными и интеллекту­альными правами выступают денежные обязательственные права2.

В этой классификации в абсолютные интеллектуальные пра­ва входит группа исключительных прав, а также личные неиму­щественные права. Личные неимущественные права при этом предстают в качестве самостоятельной разновидности абсолют­ных прав, имеющих собственное содержание и специфическую охрану. Они по определению не относятся к категории прав ис­ключительных. К числу личных неимущественных прав дейст­вующее законодательство причисляет право авторства (право считаться автором результата), а также другие личные неимущественные права (право на имя, на обнародование, на защиту репутации автора и др.).

В соответствии со ст. 1226 ГК РФ исключительное право яв­ляется правом имущественным. Тем самым признание исклю­чительности того или иного права на интеллектуальный резуль­тат в теории более не дает основания именовать его исключительным, поскольку такое название законом присваивается только строго определенному субъективному интеллектуально­му праву, хотя бы и существовали права еще более исключи­тельные, чем это (в исключительных правах на секрет произ­водства, топологию интегральной микросхемы, наименование места происхождения товара исключительности гораздо мень­ше, чем в праве авторства на литературное произведение).

Первоначальные и производные интеллектуальные права. Пер­воначальным считается право лица, не связанное с правами ка­кого-либо предшественника (даже если он был). Первоначаль­ные интеллектуальные права — это права автора интеллекту­ального результата.

Обладатель производного права, напротив, связан этими пра­вами. Производный характер права выражается в категории правопреемства. Обладатель производного права является пра­вопреемником обладателя первоначального права, автора, а для интеллектуальных объектов, не имеющих автора, — иного пра­вообладателя (ст. 1233 ГК РФ).

Истоки права на результаты интеллектуальной деятельно­сти всегда лежат в творчестве, личностном начале. Автор является исходным, изначальным звеном системы правооблада­телей. Только автору право на интеллектуальный продукт мо­жет принадлежать в наиболее полном объеме. Никто другой не может считаться обладателем личных неимущественных прав на интеллектуальный продукт. Эти права неотчуждаемы и непередаваемы. Напротив, исключительные права ничем не отличаются от прочих имущественных прав. Исключитель­ные права всех иных лиц являются производными от прав ав­тора.

Деление прав на первоначальные и производные не следует производить по моменту возникновения права. Так, исключи­тельное право на служебный результат либо результат, создан­ный по заказу инвестора, впервые возникает у работодателя и инвестора, но в основе их возникновения лежит признание ав­торства и договор с автором об уступке исключительных прав на еще не созданный результат.

В понятие исключительного права наукой гражданского права, а до недавнего времени и законодательством вкладывал­ся различный смысл. Общепризнано, однако, во-первых, само понимание исключительности права как правомочия, принад­лежащего строго определенному лицу (в отдельных случаях как исключение — определенным лицам); во-вторых, что исключи­тельным интеллектуальным правом является имущественное право на использование результата интеллектуальной деятельно­сти в любой форме и любым способом.

В российском законодательстве до принятия четвертой час­ти ГК РФ не было нормы, которая бы универсально закрепляла содержание исключительного права. Вместе с тем сопостави­тельный анализ норм специальных законов, регулирующих от­дельные виды интеллектуальной собственности, позволял вы­явить общие свойства такого права. Исключительное право на интеллектуальный продукт — это прежде всего гарантированная законом юридическая возможность использовать интеллек­туальный результат каким бы то ни было способом и в какой бы то ни было форме.

Согласно ч. 1 ст. 1229 части четвертой ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллек­туальной деятельности или на средство индивидуализации (ст. 1233 ГК РФ), если ГК РФ не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интел­лектуальной деятельности или средства индивидуализации. От­сутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие резуль­тат интеллектуальной деятельности или средство индивидуали­зации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, если такое использование осуществляется без согласия правооблада­теля, является незаконным и влечет ответственность, установ­ленную законодательством, за исключением случаев, когда ис­пользование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правооблада­тель, без его согласия допускается ГК РФ.

Исключительное право на результат интеллектуальной дея­тельности или на средство индивидуализации (кроме исключи­тельного права на фирменное наименование) может принадле­жать одному лицу или нескольким лицам совместно.

Законодательство позволяет различать в содержании исклю­чительного права два аспекта: позитивный и негативный. Пози­тивный выражается в предоставлении обладателю права воз­можности самому использовать интеллектуальный продукт либо уступать это право другим лицам. Негативный — в возможности запрещать всем другим лицам несанкционированное использо­вание интеллектуального продукта.

В содержание исключительного права входят, по мнению В. А. Дозорцева, два правомочия — использования результата и распоряжения правом. Право использования результата заклю­чается в возможности правообладателя тем или иным способом самостоятельно использовать результат интеллектуальной дея­тельности или средство индивидуализации. Право распоряжения состоит в том, что правообладатель может разрешить другому лицу использовать тем или иным способом соответствующий объект исключительного права. При этом правообладатель мо­жет передать третьему лицу все свои права (совершить уступку исключительного права) или предоставить ему возможность ис­пользовать права в ограниченных пределах (по лицензии). По­скольку исключительное право является правом абсолютным, ему всегда корреспондирует обязанность всех третьих лиц воз­держиваться от действий, не согласующихся с этим правом. Ученый считает излишним добавление в содержание исключи­тельных прав правомочия запрещать использование соответст­вующего объекта, встречающееся в отдельных законах и между­народных конвенциях.

Исключительное субъективное право, как пишет он, носит имущественный характер: оно поддается оценке, может высту­пать объектом возмездных сделок и подлежит учету и амортиза­ции в составе активов предприятия. По его мнению, «Прошлые интеллектуальные достижения физически не амортизируются, перенос их стоимости на новый результат может определяться только моральным износом, никак не связанным с натуральны­ми свойствами самого достижения»1. Заметим, что здесь не совсем понятен термин «физическая амортизация». Если автор имел в виду физический износ, то с этим необходимо согла­ситься, однако физический износ — это не амортизация, а одна из причин амортизации — постепенного перенесения стоимо­сти средств труда на производимый с их помощью продукт. Другая причина — износ моральный. Между тем интеллекту­альные достижения стареют не только морально, но и физиче­ски. Дело в том, что закон устанавливает сроки действия абсо­лютных прав, которые для них и составляют аналог полного физического износа. Действующее законодательство (налоговое и бухгалтерское) устанавливает поэтому правила амортизации нематериальных активов. Их стоимость погашается так же, как стоимость основных средств.

В соответствии с действующим законодательством о предпринимательской деятельности нематериальные активы — ре­зультаты интеллектуальной деятельности, которые используют­ся в предпринимательской деятельности в течение периода, превышающего 12 месяцев, к ним относятся права, возникаю­щие из:

— авторских и других договоров на произведения науки, ли­тературы, программы ЭВМ;

— патентов на изобретения, промышленные образцы, по­лезные модели, селекционные достижения, товарные знаки, знаки обслуживания или права, возникшие из лицензионных договоров на их использование;

— ноу-хау;

— организационных расходов (на образование юридическо­го лица, поддержание деловой репутация предприятия)1.

В настоящее время содержание исключительного права за­креплено в ст. 1229 ГК РФ: «Гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллекту­альной деятельности или на средство индивидуализации (правооб­ладатель), вправе использовать такой результат или такое сред­ство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если настоящим Ко­дексом не предусмотрено иное».

Исключительное право является основным интеллектуаль­ным правом, гарантирующим его обладателю возможность ис­пользовать объект этого права по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Это «внутренняя» состав­ляющая исключительного права, обращенная на самого право­обладателя, к его собственным возможностям использования объекта исключительного права.

Усмотрение обладателя означает, что использование интеллектуального объекта зависит только от его свободного воле­изъявления. Никто не вправе принуждать обладателя исключи­тельного права к использованию его объекта, как никто не мо­жет предписывать ему объем и способ использования объекта этого права, за исключением случаев, прямо указанных в зако­не (исключительные права публичных образований). Правообладатель может публиковать произведение, а может распростра­нить на него режим защищенной информации, публиковать произведение только на языке оригинала и только тиражами, которые сочтет для себя целесообразными, производить това­ры, воплощающие промышленные образцы, либо иные техни­ческие решения, только на определенной территории и т. д. Правда, это предельно широкое понимание исключительного права как ничем и никем не ограничиваемой возможности использовать интеллектуальный продукт по своему усмотрению1 представляет собой общий принцип, характеризующий исклю­чительное право как наиболее абсолютную свободу действий в отношении «интеллектуального продукта», включая право за­прещать всем иным лицам доступ к этому продукту и его ис­пользование в своей деятельности.

Такая степень свободы невольно заставляет вспомнить пра­во собственности, как наиболее абсолютную власть над вещами и соответственно максимально возможную свободу действий в отношении этих вещей. Возможность эта, тем не менее, приме­нительно к исключительному праву может быть ограничена за­коном, равно как и право собственности. И дело не только в косвенно выраженном общем запрете на способы, противоре­чащие закону. Исключительное право ограничивается правами других лиц на использование «интеллектуального продукта» без согласия правообладателя (см. об этом ниже). Закон устанавли­вает пределы осуществления исключительного права, за кото­рыми его действие считается исчерпанным. Наконец, действие исключительного права ограничено сроком (ст. 1281, 1318, 1328, 1331, 1335, 1340, 1363, 1424, 1457, 1491, 1531 ГК РФ), за исключением прав на секреты производства, фирменное на­именование, общеизвестные товарные знаки и коммерческое обозначение (ст. 1465, 1467, 1508, 1540 ГК РФ).

Признаки исключительного права. Исключительное право всеобъемлюще. Его объектами выступают все разновидности интеллектуальной собственности. Правда, содержание и объем этого права от объекта к объекту меняются с учетом особенно­стей использования конкретного объекта в гражданском оборо­те (ст. 1270, 1317, 1324, 1330, 1334, 1339, 1358, 1421, 1454, 1467, 1474, 1484, 1519, 1539 ГК РФ).

Исключительное право универсально. Его обладателями мо­гут быть как граждане, так и юридические лица, публичные об­разования. При этом содержание исключительного права не меняется и, как правило, не зависит от того, кто является пра­вообладателем — автор или его правопреемник, за исключени­ем прав и гарантий, предоставляемых законом авторам интеллектуальных продуктов.

Исключительное право абсолютно. Его обладателю гаранти­руется возможность требовать от всех других лиц прекращения действий, нарушающих его право, и возмещения убытков, вы­званных этими действиями.

Исключительное право является имущественным (ст. 1226), а, следовательно, способным к переходу от одного лица к дру­гому как в результате гражданско-правовых сделок, так и по другим основаниям.

Правомочие использования. Понятие «использование» не по­лучило какой-либо содержательной характеристики в ст. 1229 ГК РФ. Однако сопоставление этой статьи с другими статья­ми ГК РФ, относящимися к исключительному праву, позволяет прийти к выводу о том, что этим термином охватываются лю­бые «действия по практическому применению интеллектуаль­ного продукта, сведений, воплощенных в материальных носите­лях или в иной объективной форме (материальные носители не всегда обязательны), а также операции с этим продуктом, вклю­чая технологии»1. Конечно, если практическим применением называть всякий случай обращения к «интеллектуальному про­дукту», необходимый для достижения целей деятельности субъ­екта, — неважно, предпринимательской или потребительской, предметно-практической или интеллектуальной. При таких об­стоятельствах использованием будет и употребление «интеллек­туального продукта» в товарах, предлагаемых к продаже, и «лич­ное потребление» этого продукта для удовлетворения матери­альных и культурных потребностей.

Выбор способа использования также входит в содержание исключительного права. Способ использования или практиче­ского применения предопределяется особенностями объекта интеллектуальной собственности.

Для произведений — это воспроизведение, распростране­ние, публичный показ, демонстрация, импорт, прокат, публич­ное исполнение, сообщение в эфир, сообщение по кабелю, пе­ревод и другая переработка, практическая реализация, доведе­ние до всеобщего сведения (ст. 1270 ГК РФ).

Способами использования исполнения считаются сообще­ние в эфир, сообщение по кабелю, запись, воспроизведение за­писи, распространение записи, сообщение записи в эфир или по кабелю, доведение записи до всеобщего сведения, публич­ное исполнение записи, прокат записи (ст. 1318 ГК РФ).

Способами использования фонограммы, входящими в со­держание исключительного права ее изготовителя, являются: публичное исполнение, сообщение в эфир, сообщение по кабе­лю, доведение до всеобщего сведения, воспроизведение, рас­пространение, импорт, прокат, переработка (ст. 1324 ГК РФ).

Сообщения радио- или телепередачи могут использоваться следующими способами: записью сообщения, воспроизведени­ем записи, распространением записи, ретрансляцией, доведе­нием сообщения до всеобщего сведения, публичным исполнением (ст. 1330 ГК РФ).

Норма, закрепляющая исключительное право на базу дан­ных, содержит указание только на один способ ее использова­ние — извлечение из базы данных материалов и их последую­щее использование в любой форме и любым способом (ст. 1334 ГК РФ).

Способами использования изобретения, полезной модели и промышленного образца являются: ввоз на территорию Россий­ской Федерации, изготовление, применение и введение в обо­рот, в том числе хранение с этой целью и предложение о прода­же, продукта (изделия), в котором эти объекты использованы; те же действия в отношении продукта, полученного запатенто­ванным способом; те же действия в отношении устройства, при функционировании которого осуществляется запатентованный способ; осуществление способа, в котором используется изо­бретение (ст. 1358 ГК РФ).

Использованием селекционного достижения считаются сле­дующие действия с семенами и племенным материалом:

— производство и воспроизводство;

— доведение до посевных кондиций для последующего раз­множения;

— предложение к продаже;

— продажа и иные способы введения в гражданский оборот;

— вывоз с территории Российской Федерации;

— ввоз на территорию Российской Федерации;

— хранение в указанных целях (ст. 1421 ГК РФ). Исключительное право на секреты производства не требует

раскрытия способов их использования, поскольку вообще речь идет о закрытой информации, способы использования которой не имеют значения для раскрытия содержания этого исключи­тельного права. Важен сам факт охраны конфиденциальности сведений. Тем не менее в законе указывается сфера их приме­нения — изготовление изделий и реализация экономических и организационных решений (ст. 1446 ГК РФ).

Фирменное наименование может использоваться путем его указания на вывесках, бланках, в счетах и иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках, а равно любым иным не противоречащим закону способом (ст. 1474 ГК РФ).

Способом использования товарного знака служит размеще­ние товарного знака на товарах, документации, предложениях, объявлениях, вывесках и тому подобных средствах, сопровож­дающих товары, работы, услуги, в сети Интернет (ст. 1485 ГК РФ).

Аналогичный вид имеет перечень способов использования наименования места происхождения товара (ст. 1519 ГК РФ).

Коммерческое обозначение используется способами, анало­гичными способам использования фирменного наименования (ст. 1539 ГК РФ).

Все эти перечни не являются исчерпывающими, поскольку ст. 1229 ГК РФ, имеющая значение общего правила, преду­сматривает, что правообладатель имеет исключительное право использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации любым не противоречащим закону способом.

Только использование топологии, охватываемое охранитель­ным действием конструкции исключительного права на топологию интегральной микросхемы, не выходит за пределы сле­дующих действий, направленных на извлечение прибыли: вос­произведения топологии в целом или частично; ввоза на территорию Российской Федерации, продажи и иного введения в гражданский оборот (ст. 1454 ГК РФ).

Передача (переход) исключительного права. Имущественные авторские права (исключительное право или интеллектуальная собственность) могут либо переходить другим лицам в силу за­кона (наследование, ликвидация юридического лица), либо пе­редаваться на основании договора. Договор — важнейшее и наиболее распространенное основание перехода исключитель­ных прав. Предметом договора (как авторского, так и лицензи­онного в патентном праве) является передача самих прав. Пра­ва, прямо не названные, считаются не переданными. Переда­вать права дальше (третьим лицам) можно только в случаях и пределах, указанных в договоре.

Необходимо различать договоры о передаче исключительных прав и посреднические договоры о передаче таких прав. Первые могут заключаться автором и другими правообладателями с при­обретателями прав на результаты интеллектуальной деятельно­сти. Вторые заключаются правообладателями с посредниками и направлены на заключение последними авторских и лицензион­ных договоров на передачу исключительных прав1.

Для передачи прав на объекты патентного права в силу су­ществующей регистрационной системы признания таких прав существуют определенные особенности, ограничивающие сво­боду распоряжения (выдача и регистрация лицензии).

Правомочие распоряжения. Обладатель исключительного пра­ва в соответствии со ст. 1229 ГК РФ может по своему усмотре­нию распоряжаться исключительным правом на результат ин­теллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (ст. 1233), в том числе передавать его по договору отчуждения другим лицам, отдавать в залог, передавать в порядке оплаты до­ли участия в хозяйственных товариществах и обществах, переда­вать другим лицам отдельные полномочия по использованию интеллектуального продукта по лицензионному договору. Эта возможность, выведенная (по буквальному прочтению ст. 1229) законодателем за пределы исключительного права и в отличие от аналогичного правомочия в праве собственности обращенная поэтому к самому исключительному праву, но не к его объекту, представляет собой «удвоенное» правомочие (право на право). Его можно было бы отнести в этом случае к гражданской право­субъектности, если бы теория права вообще и гражданского пра­ва, в частности, признавала наличие в ней чего-то еще, кроме гражданской правоспособности и гражданской дееспособности. Остается признать, что это — самостоятельное правомочие, при­надлежащее всякому обладателю исключительного права, сле­дующее за исключительным правом, не отделимое от исключи­тельного права. Но в таком случае это дает основание считать его составной частью исключительного права: исключительное право, включающее возможность не только использования «интеллектуального» продукта, но и распоряжения самим собою.

Отсутствие факта владения объектом исключительного пра­ва делает бессмысленным и распоряжение им. Если распоряжение правами на вещи юридически выражает акты распоряже­ния вещами, первичные по отношению к распоряжению этими правами, то распоряжение объектами исключительного права имеет практический смысл только как распоряжение самими исключительными правами.

Распоряжение исключительным правом как гарантирован­ная законом возможность передавать другим лицам право ис­пользования интеллектуального продукта частично либо полно­стью может ограничиваться путем установления: срока распо­ряжения работодателем исключительным правом на служебное произведение под угрозой утраты права (п. 2 ст. 1295 ГК РФ); запрета правообладателю использовать, а, следовательно, и пе­редавать право использования служебного произведения спосо­бом и в объеме, нарушающими интересы работодателя (п. 3 ст. 1295 ГК РФ); правил распоряжения совместным исключи­тельным правом (п. 2 ст. 1229, п. 1 и 4 ст. 1298, п. 1 ст. 1314); обязанности предоставления простой лицензии (п. 3 ст. 1298, п. 5 ст. 1370, п. 6 ст. 1430, п. 5 ст. 1461, ст. 1463, п. 4 ст. 1473); требования о выдаче принудительной лицензии (п. 1 ст. 1362, п. 1 ст. 1423), о распоряжении секретными изобретениями (п. 1 ст. 1405) и безвозмездной передаче патента публичному образо­ванию (п. 6 ст. 1373) ограничения права распоряжения согла­шением правообладателей; запрета распоряжаться правом на фирменное наименование (п. 2 ст. 1474), на коллективный то­варный знак (п. 2 ст. 1510); случаев свободного использования произведения и объектов смежных прав и др.

Правомочие воспрещать использование интеллектуального объекта другим лицам. Возможность самому использовать интеллектуальный объект по своему усмотрению в силу важнейшей особенности этого объекта не имеет особого смысла без одно­временной возможности по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллекту­альной деятельности или средства индивидуализации. Это, по­жалуй, самый важный аспект «интеллектуальной монополии», особо защищаемый законом, поскольку без этой внешней составляющей данное исключительное право быстро становится декларацией, взывающей к нравственному чувству предприни­мателя и вообще пользователя. Она настолько важна, что зако­нодатель в ст. 1229 ГК РФ счел нужным установить презумпцию нарушения этого права при любом использовании интеллекту­ального продукта, если на такое использование не было получено явно выраженного разрешения (согласия) правообладателя (не считая, разумеется, случаев, прямо предусмотренных в зако­не, когда такое разрешение (согласие) не требуется).

Разрешение правообладателя, именуемое предоставлением права использования, может даваться в рамках специальных ли­цензионных договоров (ст. 1235—1238, 1286, 1287, 1308, 1367, 1428, 1459, 1469, 1489 ГК РФ). Условиями этих договоров могут устанавливаться способы разрешенного использования, объем использования, пределы использования, устанавливаться прямо выраженные запреты на использование интеллектуального про­дукта тем или иным способом.

Однако запрет в договоре играет второстепенную роль по сравнению с явно выраженным разрешением. Наличие запретов в лицензионном договоре на какой-либо вариант использова­ния интеллектуального продукта не означает разрешения на ис­пользование его любыми иными способами (запрет издателю на перевод не означает предоставление ему права на постановку издаваемой пьесы либо создания на ее основе киносценария). Принцип «все, что прямо не запрещено автором, разрешено ли­цензиату», здесь не действует. Последний может использовать интеллектуальный продукт только в пределах, прямо обозначен­ных обладателем исключительного права.

Запрет использовать интеллектуальный продукт употребля­ется правообладателем самостоятельно обычно в случаях нару­шения его исключительного права лицами, вообще не имеющи­ми разрешения на какое-либо использование, а также в случаях выхода лицензиатом за пределы лицензии в целях пресечения действий, нарушающих исключительное право. Во всем осталь­ном достаточно общего запрета, составляющего содержание обязанности, установленной законом для всех других лиц.

Обязанность воздерживаться от нарушения исключительного права. Абсолютное исключительное право реализуется при усло­вии возложения соответствующих обязанностей на любых других лиц, которые в состоянии воспрепятствовать этому праву. Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллек­туальной деятельности или средство индивидуализации без согла­сия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных Гражданским кодексом. К числу случаев использования интеллек­туального продукта без согласия обладателя исключительного пра­ва согласно ГК РФ относятся: принудительная лицензия -ст. 1239, 1362, 1423; право ограниченного использования на условиях простой лицензии — ст. 1296, 1297, 1298; распространение опубликованного произведения — ст. 1272; свободное воспроизве­дение произведений — ст. 1273, 1278; а также программ для ЭВМ и баз данных — ст. 1280; свободное использование произведе­ния — ст. 1274, 1275, 1276; использование служебных произведе­ний — ст. 1295; свободное публичное исполнение произведения -ст. 1277; свободная запись произведения — ст. 1279; свободное де­компилирование программ для ЭВМ — ст. 1280; использование фонограммы — ст. 1326; применение защищенных патентами продуктов и изделий для определенных целей и в определенных случаях — ст. 1359, 1360, 1422; определенные действия в отноше­нии изделий, содержащих защищенную топологию интегральной микросхемы, и в отношении самой топологии — ст. 1456; право преждепользования — ст. 1361.

Юридическая обязанность нуждается в санкциях с целью ее исполнения. Использование «интеллектуального продукта» без согласия правообладателя каким бы то ни было способом (в том числе и предусмотренным ГК РФ) квалифицируется по­этому как незаконное действие (правонарушение), если только такие действия не были прямо разрешены ГК РФ. Они должны влечь за собой наступление для нарушителя ответственности, установленной ГК РФ и другими законами (ст. 1252, 1253, 1301, 1311, 1407, 1446, 1472, 1515, 1537). Этими законами явля­ются Уголовный кодекс РФ, Кодекс РФ об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), федеральные законы от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции», от 13 мар­та 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе» и др.

Возникновение исключительного права (прав). Личностный ха­рактер и происхождение исключительных прав проявляется в их возникновении. Возникновение абсолютных интеллектуаль­ных прав, а в том числе и исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, связывается либо с фактом создания интеллектуального продукта («созидательская» или креативная система, присущая авторскому праву и смежным правам), либо с фактом государственной регистрации создан­ного интеллектуального продукта (регистрационная система, свойственная патентному праву).

Необходимо различать возникновение первоначального интеллектуального права и производного интеллектуального права.

Возникновение первоначального права. Основанием возникно­вения первоначального интеллектуального права является факт авторства, с которым закон связывает право авторства или пра­во считаться автором интеллектуального продукта. Право ав­торства является личным неимущественным правом, лежащим в основе всех других прав автора и всех производных имущест­венных прав (производной интеллектуальной собственности).

Дозорцев предлагает считать право авторства особым неиму­щественным правом, которое недопустимо смешивать с други­ми личными неимущественными правами автора. Последние, по его мнению, возникают не в силу авторства (творческого создания интеллектуального продукта), а в силу других факто­ров2. Право авторства неотчуждаемо и непередаваемо и всегда является первоначальным правом.

Если интеллектуальный продукт (творческий результат) соз­дается за счет средств автора (иждивением автора), то все абсо­лютные интеллектуальные права возникают только у автора, который впоследствии может распорядиться ими по своему ус­мотрению. При этом различаются творческий труд по созданию интеллектуального продукта и содействие созданию интеллекту­ального продукта (творческого результата). «Основанием возник­новения права является не сотрудничество, использование ре­зультатов чужого интеллектуального труда (уже существующего, объективированного или живого), а только личный вклад, то но­вое, что сделано творцом… Индивидуальный творческий труд уже рассматривается действующим законом как основной, пре­обладающий и все перевешивающий ресурс»1.

Лица, оказывавшие автору содействие, выражающееся как в личной и иной технической помощи, так и в предоставлении ма­териальных ресурсов, не рассматриваются законодательством в качестве соавторов результата. Так, не признаются авторами фи­зические лица, не внесшие личного творческого вклада в созда­ние объекта промышленной собственности или произведения, оказавшие автору (авторам) только техническую, организацион­ную или материальную помощь либо только способствовавшие оформлению прав на него и его использованию». Однако такое содействие может стать основанием для возникновения произ­водных исключительных прав.

Согласно ч. 1 п. 2 ст. 1228 ГК РФ автору результата интел­лектуальной деятельности принадлежит право авторства, а в случаях, предусмотренных ГК РФ, — право на имя и иные лич­ные неимущественные права.

Право авторства не применяется к нетворческим результа­там интеллектуальной деятельности. Эти результаты (фирмен­ные наименования, товарные знаки, наименования мест проис­хождения и даже секреты промысла, обозначаемые как ноу-хау) могут иметь автора, но право авторства для них не устанавлива­ется. В отношении их действуют общие основания возникнове­ния прав на иные результаты интеллектуальной деятельности.

Возникновение производного интеллектуального права (интеллектуальной собственности). Производными могут быть исклю­чительные права как на интеллектуальный продукт, так и на средства индивидуализации. Производные права могут возни­кать только с согласия автора, являющегося обладателем перво­начального интеллектуального права. В. А. Дозорцев предло­жил различать первичные и вторичные производные права.

Производные первичные исключительные права возникают впервые у правообладателя, а не у автора. Таким правообладате­лем может быть работодатель, заказчик (ст. 1288, 1296, 1372 ГК РФ и др.), организатор сложного объекта (ст. 1240 ГК РФ). Согласие на это автор дает в особом договоре, заключаемом с будущим правообладателем (договор литературного заказа, тру­довой договор, договор на выполнение НИОКР и т. д.).

Вторичные производные права возникают в результате пере­дачи (перехода) уже возникших исключительных прав от автора или иного правообладателя.

Ограничения действия исключительного права. Специфиче­ской чертой, присущей только исключительным правам, высту­пает система ограничений таких прав, направленных на то, чтобы сбалансировать интересы авторов, иных правообладате­лей, отдельных пользователей исключительных прав и всего об­щества в целом. К их числу относятся:

— ограничение исключительных прав сроком действия;

— ограничение исключительных прав определенной терри­торией действия;

— установление перечня случаев свободного (без согласия правообладателя и без дополнительного вознаграждения) ис­пользования конкретных объектов исключительных прав;

— закрепление оснований выдачи принудительных лицензий.

Ограничения исключительного права на результаты интел­лектуальной деятельности и на средства индивидуализации ус­танавливаются ГК РФ. Одни из этих ограничений носят общий характер и относятся к внутренней его составляющей, к возможностям использования у самого правообладателя — запрет правообладателю использовать «интеллектуальный продукт» способами, противоречащими закону (п. 1 ст. 1229), понужде­ния к использованию права под угрозой его утраты (ст. 1486), другие обращены к внешней составляющей этого права, лишая правообладателя запрещать (давать разрешение) использование результата интеллектуальной деятельности другими лицами.

Разрешая другим лицам использовать результат интеллекту­альной деятельности, ГК РФ сохраняет за правообладателями право на вознаграждение.

Исключения из этого правила установлены в ГК РФ. В виде исключения они допускают: использование результата интел­лектуальной деятельности на условиях простой лицензии без вы­платы обладателю исключительного права вознаграждения (п. 2 и 3 ст. 1296, п. 1 и 2 ст. 1297, п. 3 и 6 ст. 1298); распространение произведения, правомерно введенного в оборот (ст. 1272); сво­бодное воспроизведение в личных целях (ст. 1273) или для целей правоприменения (ст. 1278), а также свободное воспроизведение программ для ЭВМ и баз данных, в том числе декомпилирование программ и баз данных (ст. 1280); свободное использование произведения — в информационных, научных, учебных и куль­турных целях (ст. 1274), путем его репродуцирования (ст. 1275) либо постоянного нахождения в месте, открытом для свободно­го посещения (ст. 1276); свободное публичное исполнение му­зыкального произведения (ст. 1277); свободная запись произве­дения организацией эфирного вещания в целях краткосрочного пользования (ст. 1279).

Ограничения исключительного права не должны наносить неоправданный ущерб обычному использованию результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации и ущемлять необоснованным образом интересы правообладателей.

Объекты (система) права интеллектуальной собственности

Совокупность гражданско-правовых норм об интеллектуаль­ной собственности можно охарактеризовать как подотрасль гражданского права — как право интеллектуальной собственно­сти1, которая представлена институтами авторского права, пра­ва, смежного с авторским, патентного права и права на средст­ва индивидуализации субъектов и результатов их деятельности, а также иные объекты интеллектуальной деятельности (право, смежное с патентным).

В зависимости от вида творческой и иной интеллектуальной деятельности и соответственно особенностей содержания результата деятельности в качестве объектов интеллектуальной собственности выступают:

— произведения литературы, науки и искусства;

— результаты исполнительской деятельности артистов-ис­полнителей;

— результаты деятельности режиссеров-постановщиков спектаклей и иных театрально-зрелищных представлений, режиссеров кинофильмов, радио- и телепередач, дирижеров оркестров;

— фонограмма (звукозапись) и запись изображения;

— передача радио- и телевизионных сигналов1;

— изобретения, полезные модели и промышленные образцы;

— профессиональные секреты;

— селекционные достижения;

— фирменные наименования и коммерческие обозначения правообладателя;

— товарные знаки и знаки обслуживания;

— наименование места происхождения товара;

— другие результаты интеллектуальной деятельности и сред­ства индивидуализации, в отношении которых законом преду­сматривается возможность приобретения исключительных прав.

В зависимости от степени уникальности, оригинальности и неповторимости различают творческие и нетворческие результаты интеллектуальной деятельности.

Творческие результаты составляют основную массу охраняемых интеллектуальных продуктов. Всякий творческий результат характеризуется новизной, оригинальностью и неповторимо­стью. Параметры этих свойств меняются от объекта к объекту и конкретизируются специальным законодательством об отдель­ных видах интеллектуальной собственности. В авторском праве приоритет имеет форма результата (оригинальность и неповто­римость), в патентном праве — содержание (оригинальность и промышленная применимость). Но во всех случаях правовая охрана распространяется только на новые результаты, получен­ные от труда конкретного физического лица.

К нетворческим результатам относятся, в частности, средст­ва индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, наименование места происхождения товара), секреты промысла (ноу-хау).

Авторское право представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих основания возникновения, изменения и прекращения, а также порядок и способы осуществления, за­щиты исключительных и личных неимущественных прав на произведения литературы, науки и искусства (подробнее см. раздел II настоящего учебного пособия).

Право, смежное с авторским, — совокупность правовых норм, регулирующих основания возникновения, изменения и прекращения, а также порядок и способы осуществления и за­щиты исключительных, а также личных неимущественных прав на результаты исполнительской деятельности, звукозаписи (фо­нограммы) и записи изображения (видеозаписи), на эфирное и кабельное вещание (см. гл. 7 настоящего учебного пособия).

Патентное право — совокупность правовых норм, регули­рующих основания возникновения, изменения и прекращения, а также порядок осуществления и защиты исключительных, а также личных неимущественных прав на изобретения, полез­ные модели и промышленные образцы (см. раздел III настоя­щего учебного пособия).

Правовой институт иных результатов интеллектуальной деятельности (право, смежное с патентным) — совокупность пра­вовых норм, регулирующих основания возникновения, измене­ния и прекращения, а также порядок и способы осуществления и защиты исключительных, а также личных неимущественных прав на профессиональные секреты (ноу-хау), селекционные достижения, топологии интегральных микросхем (см. раздел IV настоящего учебного пособия).

Правовой институт исключительных прав на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ и услуг — товарных знаков, знаков обслуживания, наименование места происхождения товара, коммерческих обозначений — — совокупность правовых норм, регулирующих отношения, возникающие между физиче­скими, юридическими лицами и государством по поводу приоб­ретения, использования, распоряжения и охраны средств инди­видуализации юридического лица и результатов его деятельно­сти (подробнее см. в гл. 19 настоящего учебного пособия).

Право интеллектуальной собственности Российской Феде­рации находится в состоянии развития. Шаги, которые пред­принимает Российская Федерация на международной арене по изменению своего торгово-экономического статуса, привели к радикальным изменениям во внутреннем законодательстве.

Гражданский кодекс РФ закрепил исчерпывающий перечень объектов, пользующихся правовой охраной на территории Рос­сийской Федерации (ст. 1225). Этот перечень, однако, не следу­ет считать завершенным списком творческих результатов. Он означает лишь, что любой творческий результат для получения правовой охраны должен иметь признаки охраноспособности одного из объектов интеллектуальной собственности. Видимо, на этом основаны опасения, высказанные М. А. Федотовым: «виды объектов интеллектуальной собственности перечислены в ст. 1225 проекта в форме закрытого перечня. Тем самым презюмируется принципиальная невозможность появления новых видов интеллектуального продукта, что, разумеется, не соот­ветствует реальному положению дел, но может серьезно за­труднить формирование в России правовых механизмов охра­ны новых видов интеллектуальных достижений и средств инди­видуализации»1. То же самое можно сказать и об объектах патентного права, исчерпывающий перечень которых не допус­кает возможности установления полного списка творческих технических результатов, которые могут получать правовую охрану под именем изобретений, полезных моделей или промыш­ленных образцов. Более того, юридический механизм интел­лектуальной собственности допускает многослойную защиту творческого результата (как произведения изобразительного ис­кусства и объекта патентного права, литературного произведе­ния и товарного знака, музыкального и литературного произве­дений, исполнения и фонограммы и т. д.). И это обстоятельст­во свидетельствует не столько о толерантности законодателя к эгоистическому стремлению извлечь выгоду из каждой право­вой формы охраны одного и того же интеллектуального про­дукта, сколько о существовании различных способов получения экономической выгоды, нуждающихся все вместе и каждый по отдельности в специальной юридической защите.

В списке охраноспособных объектов, включаемых в интел­лектуальную собственность, центральное место отводится ре­зультатам интеллектуальной деятельности.

По традиции перечень результатов интеллектуальной дея­тельности открывается объектами авторского права, признаки охраноспособности и правовой режим которых закреплен в главе 70 ГК РФ. К ним относятся:

— произведения науки, литературы и искусства, являющие­ся результатом творческой деятельности независимо от назна­чения и достоинства произведений, а также от способов их вы­ражения. Их признаки и правовой режим составляют базовые положения для других объектов авторского права — произведе­ний производных и составных (ст. 1255—1302);

— программы для ЭВМ, приравненные к литературным произведениям1, но с особенностями, присущими использованию этих объектов научного творчества (ст. 1260—1262, 1280, 1296, 1297);

— базы данных, которые, с одной стороны, признаются со­ставными произведениями2 и выступают в этой части объектами авторского права (ст. 1260, 1262, 1280, 1296, 1297), а с другой — являются объектами смежных прав производителей баз данных. Права, смежные с авторскими, защищающие интересы лиц, создающих охраноспособные формы воспроизведения3 объектов авторского права, согласно ГК РФ представлены здесь та­кими объектами, как:

— базы данных, создатели которых по инвестиционным со­ображениям признаны заслуживающими правовой защиты на­ряду с авторами (§ 5 гл. 71);

— исполнения, представляющие собой особую творческую форму использования произведения, отличающиеся от просто­го использования объекта интеллектуальной собственности, в частности публичного исполнения аудиовизуального произве­дения (показа, демонстрации,   воспроизведения, трансляции и т. д.);

— фонограммы;

— сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач (вещание организаций эфирного или кабельного вещания);

— публикации произведений литературы, науки и искусст­ва, перешедшие в общественное достояние.

Следующую группу объектов составляют охраноспособные результаты научно-технического творчества, к числу которых в соответствии с ГК РФ относятся:

— объекты патентного права — изобретения, полезные мо­дели и промышленные образцы (гл. 72);

— селекционные достижения (гл. 73);

— топологии интегральных микросхем (гл. 74);

— секреты производства (гл. 75).

Еще одну группу согласно ГК РФ образуют средства индиви­дуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предпри­ятий:

фирменные наименования (§ 1 гл. 76);

— товарные знаки и знаки обслуживания (§ 2 гл. 76);

— наименования мест происхождения товаров (§ 3 гл. 76);

— коммерческие обозначения (§ 4 гл. 76).

Субъекты права интеллектуальной собственности.

Субъектами права интеллектуальной собственности высту­пают авторы и их наследники, работодатели, инвесторы, госу­дарство, лица, приобретающие интеллектуальные права на основании договора и (или) лицензии. Соответственно этому раз­личаются авторские, служебные, казенные и договорные интеллектуальные права.

Авторы физические лица, чьим трудом создаются интел­лектуальные продукты. Их деятельность носит творческий и потому сугубо индивидуальный характер. В результатах творче­ской деятельности воплощаются индивидуальные особенности личности создателя. Даже тогда, когда над созданием интеллек­туального продукта трудились несколько лиц (групповая твор­ческая деятельность), труд каждого из них все равно остается трудом индивидуальным. Эта особенность данного труда во­площается в индивидуальности получаемого результата (новиз­не, оригинальности и неповторимости). Только индивидуаль­ность результата оправдывает юридическое признание индиви­дуальности создателя, носящее название авторства. Авторство как юридически значимый факт творческого характера полу­ченного результата является основанием предоставления автору первоначальных прав на интеллектуальный продукт.

Здесь авторство имеет приоритет перед правом собственно­сти. Последнее может рассматриваться лишь как одно из осно­ваний перехода исключительного интеллектуального права от автора к собственнику.

Авторство признается законом только по отношению к творческим интеллектуальным результатам. На средства инди­видуализации юридических лиц и результатов их деятельности (фирменные наименования, товарные знаки, наименования места происхождения товаров), секреты промышленного про­изводства авторство не распространяется. Возможны, однако, коллизии, когда в товарном знаке или знаке обслуживания, секрете производства или рекламной продукции используются охраняемые результаты творческой деятельности. Но и здесь авторство на товарные знаки и тому подобные средства инди­видуализации не устанавливается и не рассматривается.

Работодатели и инвесторы лица, занимающиеся коммер­ческой эксплуатацией исключительных прав. В основном это различные виды предпринимателей, реже — некоммерческие юридические лица (научно-исследовательские, опытно-конст­рукторские и технологические организации, имеющие статус го­сударственных учреждений). Данные лица, как правило, являют­ся работодателями авторов, создающих продукты интеллектуаль­ной деятельности на основании трудового договора и в порядке служебного задания, либо финансируют деятельность авторов по договорам, направленным на создание интеллектуальных про­дуктов (например, договоры на выполнение НИОКР).

Вышеперечисленные лица являются производными право­обладателями. Основанием возникновения интеллектуальных прав для них является договор. У них имеются исключитель­ные интеллектуальные права (право интеллектуальной собст­венности), но отсутствуют личные неимущественные права на интеллектуальные продукты (изготовители аудиовизуальных произведений, обладатели патентов на служебные изобретения и т. п.).

Права работодателей на интеллектуальные продукты, полу­ченные авторами по их заданию (служебные интеллектуальные продукты или служебные результаты) имеют сходные черты с правами на общие результаты предпринимательской (иной эко­номической) деятельности. Основанием их возникновения яв­ляется трудовой договор.

Творческие результаты, полученные при выполнении зада­ния, данного работодателем на основании трудового договора, именуются служебными результатами.

Согласно ст. 1295 ГК РФ служебным является произведе­ние, созданное в пределах установленных для работника (авто­ра) трудовых обязанностей. Исключительное право на служеб­ное произведение принадлежит работодателю, если трудовым или иным договором между работодателем и автором не преду­смотрено иное.

Служебным изобретением, исходя из ст. 1370, признается изобретение, созданное работником в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работо­дателя.

Право авторства на служебное изобретение принадлежит ра­ботнику (автору). Данные нормы не вполне согласуются с Тру­довым кодексом РФ (далее — ТК РФ), не упоминающем о слу­жебных обязанностях и ограничивающем обязанности работни­ка рамками понятия «трудовая функция» (ст. 56 и 57 ТК РФ).

В рамках трудовой функции задание может быть выдано только на создание объектов авторского права и близкие к ним объекты патентного права (промышленный образец), осталь­ные объекты патентного права (изобретение и полезная мо­дель) создаются не по заданию работодателя, но в ходе выпол­нения служебного задания работодателя.

Понятие «служебное задание» подразумевает задание, выда­ваемое работодателем работнику в пределах его трудовой функ­ции. Творческий результат, полученный работником в процессе выполнения трудовой функции, но без отдельного задания рабо­тодателя, как правило, не должен иметь статуса служебного результата. Исключением являются особые случаи заключения трудовых договоров на осуществление творческих видов деятельности (журналисты, художники, некоторые другие предста­вители творческих профессий). Задание может выдаваться ра­ботнику только в пределах его трудовой функции.

У работодателя в таком случае возникает первичное произ­водное исключительное право.

Для возникновения прав у работодателя одного трудового до­говора и выдачи служебного задания работнику недостаточно. Трудовой договор «может быть основанием заключения граж­данско-правового договора определенного содержания, трудовой договор может быть базой гражданско-правового договора, слу­жить его необходимой предпосылкой, но именно последний яв­ляется основанием перехода гражданских прав. Субъективные гражданские права могут передаваться или предоставляться только по гражданско-правовому договору, который, правда, за­ключается лишь с автором как стороной трудового договора»1. При этом «технически» этот договор может быть включен в текст трудового договора. Дозорцев таким образом предлагает считать такие условия трудового договора относящимися не к выполнению трудовой функции, но к передаче субъективных гражданских прав. Дополнительным доказательством служит за­крепляемая в этом случае обязанность работодателя выплатить автору авторское вознаграждение, которое выглядит излишним в трудовом договоре, предполагающем выплату работнику возна­граждения за труд (заработную плату). Выплата заработной пла­ты не отменяет обязанности уплатить авторское вознаграждение за передачу исключительного авторского права.

Вместе с тем ученый признает, что это довольно своеобраз­ный договор, поскольку, во-первых, его не нужно заключать в обычном смысле этого слова — договор о передаче исключи­тельного права на творческий результат считается заключенным, если нет иной договоренности; во-вторых, «обязательство договорного типа возникает без заключения договора, оно предпола­гается существующим при отсутствии соглашения об ином»1. По нашему мнению, никакого особого соглашения между автором и работодателем в этом случае вообще не требуется, «незаклю­чаемый договор» и «обязательство договорного типа» без за­ключенного договора не могут существовать, поскольку это сделки, которые никто не совершал (молчание признается вы­ражением воли совершить сделку в случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон, — п. 3 ст. 158 ГК РФ). Тру­довой договор и служебное задание достаточны для возникно­вения у работодателя исключительного гражданского права на полученный творческий результат и обязанности автора содей­ствовать закреплению этих прав за работодателем. Доказатель­ством служит ст. 14 Закона об авторском праве — исключитель­ные права на использование служебного произведения принад­лежат лицу, с которым автор состоит в трудовых отношениях (работодателю), если в договоре между ним и автором не пре­дусмотрено иное. Другими словами, договор может заключать­ся только с целью не допустить перехода исключительных прав от автора к работодателю. Кроме того, автор и работодатель должны заключать договор о выплате авторского вознаграждения для каждого вида использования служебного произведе­ния, но не о передаче права на использование служебного про­изведения определенным образом, поскольку это право при­знается за работодателем законом.

Дозорцев полагает, что право на служебное произведение остается у автора, а работодателю «лишь предоставляется право использования лицензионного типа — даже в силу диспозитив-ной нормы»2. Однако закон ведет речь не о праве лицензионно­го типа, а «об исключительных правах на использование служебно­го произведения», т. е. об интеллектуальной собственности. За автором сохраняется авторское право в составе права авторства и других личных неимущественных прав. Что касается права распоряжения, то автор служебного произведения не может его осуществлять в той мере, в какой это может повлечь нарушения исключительных прав работодателя на использование произве­дения (в частности, автор не вправе передавать, предоставлять другим лицам право на использование служебного произведе­ния). В противном случае ни о каком исключительном праве работодателя просто не приходится говорить.

Еще более четко эта мысль выражена в п. 3 ст. 1370 ГК РФ — работодатель приобретает исключительные права в полном объеме, поскольку он выступает в качестве патентооб­ладателя.

Права инвесторов возникают либо вследствие выполнения авторского договора (художественного заказа), либо вследствие уступки прав на творческие результаты, которые могут быть по­лучены при исполнении договоров НИОКР, коммерческой концессии, простого товарищества. Этот договор может быть заключен как с автором, так и с другим правообладателем (на­пример, с работодателем, приобретающим исключительные права на служебный творческий результат). Договоры о переда­че исключительных прав на творческие результаты могут быть заключены также в рамках инвестиционного соглашения (вне­сение исключительных прав в качестве вклада в уставный ка­питал на основании договора об учреждении акционерного об­щества либо договора о перераспределении долей в уставном капитале), либо в результате исполнения посреднических сде­лок (поручения, комиссии, агентирования).

Основанием возникновения исключительных прав является передача результата от правообладателя инвестору. До акта формальной передачи (в отдельных случаях также сопровож­дающегося обязательной оценкой передаваемых прав) инвестор не вправе использовать полученные творческие результаты и тем более учитывать их в составе своего имущества.

Исключительные права государственных юридических лиц. Ес­ли работодателем является государственное юридическое лицо, например, унитарное предприятие или учреждение, то право на служебный результат может возникнуть не обязательно у рабо­тодателя (организации разработчика). Государство в зависимо­сти от конкретных обстоятельств может предусмотреть, что ис­ключительные права будут принадлежать инвестору или иному хозяйствующему субъекту.

Исключительные права государственных юридических лиц (работодателей и инвесторов), по мнению В. А. Дозорцева, не включаются в состав государственного (муниципального) иму­щества. Полагаем, что это не вполне соответствует смыслу того документа, на который ссылается автор. В п. 3 постановления Правительства РФ от 29 сентября 1998 г. № 1132 «О первооче­редных мерах по правовой защите интересов государства в про­цессе экономического и гражданско-правового оборота резуль­татов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного на­значения» предусмотрено образование при Министерстве юсти­ции РФ государственного учреждения — Федерального агентства по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального или двойного назначения. Оно признается правопреемником в части прав на результаты интеллекту­альной деятельности, принадлежащих государственным унитар­ным предприятиям, имущество которых подлежит приватизации, т. е. речь идет об особом имуществе, не подлежащем приватиза­ции. Но исключительные права (интеллектуальная собствен­ность) не единственный вид государственного имущества, при­ватизация которого осуществляется в особом порядке.

Согласимся с тем, что исключительные права государствен­ного юридического лица — это вообще не права государства. Это права государственной организации как таковой. Отсюда, однако, следует, что к исключительным правам государствен­ной организации как разновидности ее имущества должны применяться специальные нормы, определяющие судьбу этого имущества при приватизации либо ликвидации государствен­ного юридического лица. Пока же на них распространяется об­щий режим государственного имущества, что не соответствует природе этих прав, не являющихся ни вещными, ни обязатель­ственными. Вместе с тем, нельзя игнорировать участие государ­ства, муниципального образования в приобретении такого иму­щества ликвидированным государственным юридическим ли­цом и предлагать считать эти права прекратившимися, а право автора восстановленным в полном объеме. Хотя такую возмож­ность как один из вариантов исключать все же нельзя.

Государство (казну) как субъекта исключительных прав отли­чают, вопервых, особенности возникновения этих прав; во-вторых, особенности их содержания; в-третьих, особенности осуществления.

Государство (казна) является производным правообладателем. Когда государство (Российская Федерация, субъекты Федера­ции) предстает как участник экономического оборота, особой специфики нет, его можно рассматривать как обычного «заказ­чика» либо «инвестора». Но государство выступает чаще всего как особый субъект инвестирования, выделяя, например, день­ги из бюджета. В этом случае оно занимает особое положение. Исключительные права на результаты творческой деятельности здесь принадлежат государству.

По мнению В. А. Дозорцева, это положение нельзя распро­странять на все объекты творческой деятельности. Например, исключительные права на старые теле- и кинофильмы никогда не принадлежали государству, поскольку оно закрепляло норму об открытой бесплатной лицензии на такие объекты для их воспроизведения в кино и по телевидению. Уместно, однако, задать вопрос, а кому в таком случае принадлежали эти права? Авторам, которые их не вправе были осуществлять ни при каких условиях? Никому? Но тогда что оправдывает их появление у ав­торов? В. А. Дозорцев утверждает, что закон предусмотрел не пе­реход права на фильмы, а лишь предоставление права свободного их использования^. Точно таким же образом государство поступа­ло с объектами патентного права, защищенными авторскими свидетельствами. Однако обращает на себя внимание то обстоя­тельство, что закон объявлял об открытой бесплатной лицензии почти исключительно для государственных юридических лиц (в ничтожно малой степени для иных социалистических органи­заций) со специальной правоспособностью. Эта норма, таким образом, была специфическим актом распоряжения государством своими исключительными правами. По нашему мнению, этот акт может рассматриваться как доказательство принадлежности таких прав государству (казне). Аналогичным образом в бесплатное пользование не только юридическим, но и физическим лицам предоставлялись и другие объекты исключительных прав, при­надлежавших государству (например, государству принадлежало исключительное право собственности на леса, воды, предостав­лявшиеся законом в бесплатное пользование физическим лицам для удовлетворения своих потребностей). Ни о каком отказе от таких прав и речи никогда не шло. Государство Российская Федерация, будучи правопреемником Союза ССР, конечно, вправе заявить о своем отказе от таких прав. Но пока этого нет, нельзя утверждать, что они в полном объеме принадлежат авторам, а тем более принадлежали авторам.

Исключительные права могут принадлежать государству (казне) только как особому субъекту. В этом случае исключи­тельные права могут осуществляться от имени государства спе­циально уполномоченными государственными органами. Все остальные лица получают правомочия пользования этими пра­вами на основании договоров (лицензий) с этим органом, либо могут использовать эти объекты на условиях, предусмотренных законом (открытые лицензии) и (или) административным ак­том. В случае передачи этих прав государственным юридиче­ским лицам (предприятиям, учреждениям) государство сохра­няет возможность их последующего возвращения в казну при ликвидации этого лица. Исключительные права могут переда­ваться государством также и негосударственным юридическим лицам (главным образом акционерным обществам). При этом в договоре о передаче таких прав может предусматриваться со­хранение за государством неисключительной, безотзывной и безвозмездной лицензии, распространяющейся на использова­ние творческого результата для государственных нужд1.

Реализация прав казны на творческие результаты предпола­гает, по В. А. Дозорцеву, наличие, во-первых, властного звена (уполномоченные органы государственного управления, несу­щие ответственность за надлежащее осуществление прав и при­нимающие от имени государства наиболее общие решения. Это, как правило, государственные заказчики, наилучшим об­разом приспособленные к выполнению данной функции); во-вторых, хозяйствующего звена (организации, которые от имени государства или от своего имени, но в интересах государства осу­ществляют с изобретениями деятельность в сфере хозяйственного оборота, совершают с ними гражданско-правовые действия, зани­маются хозяйственной деятельностью и коммерческой эксплуата­цией результата. Это уполномоченные организации, определяе­мые государственными заказчиками, исполнители НИОКР); в-третьих, коммерческо-посреднического звена.

Все взаимоотношения по поводу изобретения с третьими лицами в такой схеме лежат на хозяйствующем субъекте, а не на властном звене и тем более не на правообладателе (государ­стве, казне). Казна как таковая может только отчуждать права на изобретения, и то лишь в отдельных, редких случаях. Право­вой основой участия хозяйствующего субъекта является либо право доверительного управления (при сохранении за государ­ством исключительных прав на творческий результат), либо ис­ключительные права хозяйствующего субъекта. «У казны есть всего две возможности организовать их использование — оста­вить права за собой и передать их хозяйствующей организации в доверительное управление или отказаться от таких прав и пе­редать их хозяйствующей организации в качестве принадлежа­щих последней»1. В последнем случае право государства прекращается бесповоротно, но в контракты и договоры, предусматривающие передачу прав хозяйствующей организации, включается условие о получении государством «неисключи­тельной, безотзывной и безвозмездной лицензии на использо­вание результатов научно-технической деятельности для государственных нужд»2. Между тем распоряжение Правительства России адресуется всем хозяйствующим субъектам, а не только функционирующим на базе государственной собственности. Только в случае передачи исключительных прав негосударст­венным юридическим лицам государство действительно беспо­воротно утрачивает свои исключительные права на творческий результат, и потому государственные заказчики (федеральные органы исполнительной власти) должны в такие договоры включать условие о неисключительной, безотзывной и безвозмездной лицензии, распространяющейся на использование для государственных нужд. К государственным предприятиям и уч­реждениям эта норма не применима.

Основания возникновения прав казны на творческие результа­ты — административный акт (государственный заказ) на выпол­нение работ для государственных нужд, финансирование работ за счет казны, договор, заключаемый государственным заказчиком либо по его указанию государственной организацией с исполни­телем государственного заказа, и акт передачи творческого результата от правообладателя государственной организации. Как и в случае со служебными творческими результатами, речь идет о передаче прав на возможные творческие результаты. В качестве исполнителя государственного заказа может выступать и автор, но обычно это его правопреемник — юридическое лицо, полу­чающее исключительные права в качестве работодателя.

Множественность правообладателей. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности может принадле­жать одному лицу или нескольким лицам. Эта ситуация прежде всего выступает прямым следствием авторства нескольких лиц на совместный творческий результат, поскольку соавторы в этом случае обычно становятся первыми обладателями исклю­чительного права. Вместе с тем исключительное право может перейти затем по договору об отчуждении исключительного права, в котором на стороне приобретателя выступают одно­временно несколько лиц (ст. 308 ГК РФ). Этот договор порож­дает солидарное обязательство на стороне приобретателя, по­скольку исключительное право является правом неделимым (п. 1 ст. 322, п. 4 ст. 1228 ГК РФ). Исключительное право не­скольких лиц на творческий интеллектуальный продукт может быть квалифицировано поэтому в любом случае как совместное неделимое право (ст. 1258, 1314, 1348, 1411, 1451 ГК РФ).

Особым режимом в этой части пользуется исключительное право на секреты производства. Вопрос о творческом характере конфиденциальных сведений и тем самым о праве авторства на них законом не решается, вследствие чего принадлежность это­го права одновременно нескольким лицам регулируется как на­личие у каждого из них самостоятельного исключительного права (ст. 1466 ГК РФ).

Исключительное право на средство индивидуализации так­же может принадлежать одновременно нескольким лицам. Только исключительное право на фирменное наименование по определению не должно иметь более одного правообладателя (ст. 1473, 1474 ГК РФ). Но общее право на средство индивидуа­лизации не может устанавливаться в результате соавторства, вследствие чего случаи принадлежности исключительного пра­ва на такие «интеллектуальные продукты» описываются не кон­струкцией общего права нескольких лиц, а самостоятельного исключительного права, принадлежащего каждому правообла­дателю.

Исключительное право на товарный знак и знак обслужива­ния регистрируется всегда на имя определенного лица (ст. 1484 ГК РФ) и также не может иметь нескольких самостоятельных правообладателей. Однако право пользования товарным знаком в отдельных случаях признается одновременно за несколькими лицами (коллективный товарный знак — ст. 1510 ГК РФ).

Исключительное право на использование одного и того же наименования места происхождения товаров может принадле­жать одновременно нескольким лицам, каждое из которых счи­тается самостоятельным правообладетелем (ст. 1516 ГК РФ).

Исключительное право на коммерческое обозначение обыч­но принадлежит одному лицу, использующему его для индиви­дуализации принадлежащих ему предприятий (ст. 1538 ГК РФ). Однако предприятие как имущественный комплекс может стать общей собственностью нескольких лиц, которые вместе с предприятием получают исключительное право на использо­вание относящегося к нему коммерческого обозначения (п. 4 ст. 1539 ГК РФ).

Когда исключительное право принадлежит одновременно нескольким лицам, важно иметь правила разрешения колли­зий, возникающих при его осуществлении. Если такое право принадлежит нескольким лицам совместно, то каждый из пра­вообладателей может использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению, если ГК РФ или соглашением между правообладателями не предусмотрено иное.

Использование по своему усмотрению, как уже понятно, включает не только возможность самому практически приме­нять «интеллектуальный» продукт любым из возможных спосо­бов, но и возможность запрещать другим лицам его использова­ние. Ясно также, что такое запрещение хотя и не может иметь силы для лиц, обладающих таким же исключительным правом, но чисто теоретически может полностью блокировать использо­вание «интеллектуального продукта» другими лицами.

Закон решает эту проблему, предоставляя правообладателям со­вместного исключительного права возможность совместно исполь­зовать его объект и совместно распоряжаться исключительным правом, запрещая совершать действия, препятствующие использо­ванию этого объекта другими правообладателями (ст. 1258, 1314 ГК РФ). Совместное использование предполагает наличие согла­шения между всеми обладателями общего исключительного права, поскольку свободное усмотрение делает такое использование не­возможным. В других случаях каждому из правообладателей закон разрешает использовать объект самостоятельно, независимо от других правообладателей, но распоряжение правом на получение охранного документа предписывает осуществлять только совместно (патентное право, право на селекционное достижение, на то­пологию интегральной микросхемы — ст. 1348, 1393, 1365, 1411, 1426, 1451, 1458 ГК РФ). Самостоятельное использование без права отчуждения и передачи по лицензии предусматривается за­коном в отношении коллективных товарных знаков — ст. 1510 ГК РФ. Возможны также иные варианты, устанавливаемые согла­шением сторон, регулирующим взаимоотношения правообладате­лей, если только они не противоречат закону.

Доходы от совместного использования результата интеллек­туальной деятельности или средства индивидуализации распре­деляются между всеми правообладателями поровну, если согла­шением между ними не предусмотрено иное. Сказанное нельзя считать признанием равноценности вклада каждого из соавто­ров в совместный творческий результат и уже тем более отри­цанием какого-либо юридического значения за составом и величиной материальных затрат, понесенных каждым из облада­телей исключительного права на его приобретение. Скорее наоборот. Причиной такого подхода является как раз призна­ние неравноценности вклада и невозможности измерить этот вклад каким-либо привычным для хозяйственного оборота пока­зателем — величиной материальных затрат на единицу продук­ции, объемом конечного продукта и т. п. Отсюда раздел полу­ченных доходов поровну как следствие неделимости исключи­тельного права и возможность для каждого из правообладателей самостоятельно использовать объект этого права и даже свой творческий вклад в этот совместный результат, если этот вклад может рассматриваться как самостоятельный «интеллектуаль­ный продукт» и такое «извлечение в целях самостоятельного использования» не нарушает исключительных прав других лиц на совместный творческий результат. Но главное — соглаше­ние, достигнутое между правообладателями. Именно оно при­знается законом решающим для распределения доходов между правообладателями от совместного использования результата интеллектуальной деятельности. Что касается материальных за­трат на создание объекта исключительного права и его введение в оборот, то решение вопроса о распределении их между правообладателями выходит за рамки права интеллектуальной собственности и само по себе не может оказывать влияния на участие правообладателя в осуществлении исключительного права и на его участие в доходах от совместного использования «интеллектуального продукта». Однако заключение подобных инвестиционных договоров вовсе не противоречит ни законо­дательству об интеллектуальной собственности, ни тем более гражданскому праву в целом.

Распоряжение исключительным правом на результат интеллек­туальной деятельности или на средство индивидуализации осуще­ствляется правообладателями совместно, если ГК РФ не преду­смотрено иное. Поскольку в данном случае (п. 3 ст. 1229) речь идет об одном исключительном праве, принадлежащем несколь­ким лицам совместно, но не о самостоятельных исключительных правах, имеющихся в одно и то же время у нескольких лиц на один и тот же объект, то распоряжение таким правом в подавляю­щем большинстве случаев не может осуществляться иначе как только по соглашению всех правообладателей, т. е. совместно.

Когда речь идет о соавторах творческого интеллектуального продукта (п. 4 ст. 1228), ГК РФ допускает четыре случая одно­типного отступления от этого принципа — право публичного заказчика на выдачу простой лицензии в отношении творче­ского интеллектуального продукта, созданного по государст­венному или муниципальному контракту, с уведомлением об этом исполнителя — другого обладателя исключительного пра­ва (п. 4 ст. 1298, п. 5 ст. 1373, ст. 1432, 1464).

В остальном отступления от принципа совместного распоря­жения невозможны для произведений науки, литературы и ис­кусства, поскольку здесь к отношениям соавторов, связанным с распоряжением исключительным правом на произведение, нор­мы, предусмотренные комментируемой статьей, должны приме­няться без каких-либо изъятий (п. 3 ст. 1258). То же самое отно­сится и к смежным правам на совместное исполнение (п. 3 ст. 1314). Нормы ГК РФ об исключительном смежном праве на фонограмму, базу данных и об исключительном смежном праве публикатора (§ 3, 5 и 6 гл. 71) не предусматривают самой воз­можности его принадлежности совместно нескольким лицам, но и не исключают ее совершенно. Однако из-за того, что такая возможность здесь вообще оставлена без внимания, никаких изъятий из принципа совместного распоряжения исключитель­ным правом здесь быть не может. Исключительное смежное право на сообщение в эфир или по кабелю вообще первоначаль­но может возникнуть только у одного лица (ст. 1330), а о возможности последующей его передачи нескольким лицам в со­вместное обладание также не упоминается ни словом.

О порядке осуществления правомочия распоряжения ис­ключительным правом на объекты патентного права в гл. 72 ГК РФ предусматривается правило, аналогичное авторскому праву: к отношениям соавторов, связанных с распоряжением исключительным правом на изобретение, полезную модель или промышленный образец, также должны применяться нормы, предусмотренные п. 3 ст. 1229 ГК РФ (п. 3 ст. 1348). Такое же правило действует при распоряжении исключительным правом соавторами селекционного достижения и топологии интеграль­ной микросхемы (п. 3 ст. 1411 и п. 3 ст. 1451).

Вместе с тем при совместном исключительном праве испол­нителя и публичного образования на изобретение, полезную модель или промышленный образец государственный или му­ниципальный заказчик может предоставлять безвозмездную простую (неисключительную) лицензию на использование ука­занных объектов при условии уведомления об этом исполните­ля (п. 5 ст. 1373).

К исключительному праву на секрет производства правила об авторстве и соавторстве не применяются. Порядок совмест­ного использования секрета производства несколькими право­обладателями в ГК РФ не определен, что позволяет утверждать, что и о совместном распоряжении этим правом вести речь не имеет смысла. Не ясно, может ли вообще исключительное пра­во на этот объект принадлежать совместно нескольким лицам и каким образом следует решать вопрос с исключительным пра­вом на секрет производства в случаях реорганизации правооб­ладателя (ст. 1466 ГК РФ).

Совместное распоряжение исключительным правом означа­ет не только необходимость соглашения всех правообладателей в каждом случае такого распоряжения исключительным правом (отчуждение права, выдача разрешений на использование, за­лог, внесение в уставные капиталы хозяйственных обществ), но и запрет на уступку исключительного права одним из правооб­ладателей, поскольку это означало бы разрешение распоряжаться исключительным правом самостоятельно и по своему усмотрению. Правила, аналогичные преимущественному праву покупки, здесь не применимы1.

Что касается исключительного права на «нетворческие интеллектуальные продукты» — средства индивидуализации юри­дических лиц и результатов их деятельности, то здесь либо пря­мо исключается общее исключительное право на один объект (фирменное наименование), либо невозможно совместное пра­во, а допускается одновременное наличие самостоятельных ис­ключительных прав у различных лиц на один и тот же объект (наименование мест происхождения товаров). Применительно к товарным знакам и коммерческим наименованиям ГК РФ не предусматривает каких-либо особых правил распоряжения ис­ключительным правом на случай, если это право окажется при­надлежащим совместно нескольким лицам.

От принадлежности исключительного права совместно не­скольким лицам ГК РФ отличает случаи одновременной принад­лежности самостоятельного исключительного права на один и тот же объект. Такая возможность допускается для исключительного права на топологию интегральной микросхемы (п.3 ст. 1454), на секрет производства (п. 2 ст. 1466), на коллективный товарный знак (п. 1 ст. 1510) и на наименование места происхождения то­вара (п. 1 ст. 1519). В этом случае каждый из правообладателей распоряжается своим правом самостоятельно, независимо от дру­гих обладателей такого же исключительного права.

 

§1.2. Исключительный характер права интеллектуальной собственности: порядок и способы распоряжения.

Требования к осуществлению правомочия распоряжения специально предусматриваются частью четвертой ГК РФ. В со­ответствии с п. 1 ст. 1233 ГК РФ правообладатель может распо­рядиться принадлежащим ему исключительным правом на ре­зультат интеллектуальной деятельности или на средство инди­видуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу пра­ва использования соответствующих результата интеллектуаль­ной деятельности или средства индивидуализации в установ­ленных договором пределах (лицензионный договор).

Распорядиться правом — значит изменить его обладателя (произвести передачу права), изменить его содержание (ограни­чить право, либо произвести его обременение), изменить преде­лы его осуществления, отказаться от права без передачи его ка­кому-либо другому лицу. Акты распоряжения исключительным правом выражаются в передаче его другому лицу (договор об от­чуждении исключительного права) или в предоставлении друго­му лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор)1.

Наиболее типичными такими способами согласно ГК РФ яв­ляются отчуждение исключительного права по договору — дого­вор об отчуждении исключительного права (ст. 1234) и предо­ставление другому лицу права использования интеллектуального объекта в установленных договором пределах — лицензионный договор (ст. 1235). Наряду с этим правообладатель может обре­менять исключительное право залогом, включать условия о пользовании объектами исключительного права в договоры коммерческой концессии, аренды предприятия (ст. 1539), при­нять решение о досрочном прекращении действия патента (ст. 1399, 1442), завещать исключительное право, внести исклю­чительное право в порядке оплаты доли в уставный капитал хо­зяйственного общества (отчуждение исключительного права хо­зяйственному обществу взамен предоставления права участия), сделать публичное предложение заключить договор об отчужде­нии патента на изобретение (ст. 1366) или на селекционное достижение (ст. 1427), подать заявление об открытой лицензии (ст. 1368, 1429).

Гражданский кодекс РФ предусматривает два рода ограниче­ний свободы правообладателя по распоряжению своим исклю­чительным правом. Эти способы не должны противоречить, во-первых, закону, а во-вторых, существу исключительного права. Наиболее ясно эти ограничения выступают в законодательных нормах, прямо запрещающих либо делающих невозможным ис­пользование того или иного способа распоряжения исключи­тельным правом.

Перечень ограничений права распоряжения исключитель­ным правом, предусмотренных в ГК РФ, довольно значителен. Так, ГК РФ прямо запрещает распоряжаться исключительным правом на фирменное наименование (п. 2 ст. 1474). Право на коллективный товарный знак, которое ГК РФ, в отличие от дру­гих «ослабленных абсолютных прав» (наименование мест проис­хождения товаров, ноу-хау, топологии интегральной микросхемы), даже не называет исключительным, также не может отчуж­даться и быть предметом лицензионного договора (п. 2 ст. 1510). Обладатель исключительного права на произведение при отчуж­дении оригинала не вправе запрещать приобретателю возмож­ность без согласия автора и без выплаты ему вознаграждения де­монстрировать приобретенный в собственность оригинал про­изведения и воспроизводить его в каталогах выставок и в изданиях, посвященных его коллекции, а также передавать оригинал этого произведения для демонстрации на выставках, орга­низуемых другими лицами (п. 1 ст. 1291). Ни один из соавторов произведения, составляющего единое целое, не вправе без дос­таточных оснований запретить использование такого произведе­ния (п. 2 ст. 1258)’. Смежные права на совместное исполнение, в том числе и право распоряжения исключительным правом, осуществляются руководителем коллектива исполнителей, а при его отсутствии — членами коллектива исполнителей совместно, если соглашением между ними не предусмотрено иное (п. 2 ст. 1314). Государственная регистрация программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем влечет за собой ограничение публичного характера для формы и осуществления права распоряжения исключительным правом (ст. 1232).

Наряду с ограничениями, основания применения и содер­жание которых прямо установлено соответствующими право­выми нормами, ГК РФ предусматривает возможность отдель­ных договорных ограничений права распоряжения исключи­тельным правом.

Право распоряжения соавтора частью произведения, имею­щей самостоятельное значение, может быть ограничено договором, заключенным между соавторами (п. 2 ст. 1258). Аналогич­ное ограничение предусмотрено для смежных прав на совмест­ное исполнение (п. 2 ст. 1314).

Договор о залоге исключительного права может предусмат­ривать ограничение права распоряжения им его обладателем (залогодателем). Заключение договоров об отчуждении исклю­чительного права и о предоставлении права использования его объекта в таких случаях допускается только с согласия залого­держателя (п. 5 ст. 1233).

Ограничение правомочия распоряжения исключительным правом может явиться следствием принятия судом обеспечи­тельных мер по иску, предъявленному к обладателю исключи­тельного права (ст. 1241).

Право пользования коллективным товарным знаком не мо­жет быть предметом договора коммерческой концессии и дого­вора аренды предприятия, поскольку обратное противоречило бы существу этого права, признаваемому за лицами, входящи­ми в объединение (п. 1 ст. 1510).

Не могут заключаться договоры об отчуждении гражданам исключительных прав, если их обладателями признаются толь­ко юридические лица (исключительное право на сообщение ра­дио- или телепередач).

Не могут обременяться залогом исключительные права, от­чуждение которых не допускается (фирменное наименование, коллективный товарный знак, наименование места происхож­дения товара).

До 1 января 2008 г. распоряжение исключительными права­ми и их ограничения регулировались ранее упомянутыми спе­циальными законами об отдельных видах интеллектуальной собственности.

Нормы части четвертой ГК РФ о порядке заключения и форме договоров, а также об их государственной регистрации применяются к договорам, заключенным после введения в дей­ствие этой части ГК РФ, в том числе к договорам, предложения заключить которые направлены до 1 января 2008 г. и которые заключены после 1 января 2008 г. (ст. 7 Федерального закона от 18 декабря 2006 г. № 231-ФЗ «О введении в действие части чет­вертой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Отсюда к порядку заключения договоров, заключенных ранее указанно­го срока, должны применяться нормы федерального законодательства об отдельных видах интеллектуальной собственности, и лишь субсидиарно — нормы раздела III ГК РФ.

Гражданский кодекс РФ в абз. 2 п. 1 ст. 1233 специально предусматривает, что заключение лицензионного договора (о предоставлении другому лицу права использования соот­ветствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных этим договором пределах) не влечет за собой переход исключительного права к лицензиату (стороне, которой предоставляется право исполь­зования). По мнению Э. П. Гаврилова, из приведенной нормы вытекает, что исключительное право понимается как единое и неделимое, что не соответствует практике. Конструкция, в соот­ветствии с которой лицензионный договор не влечет перехода исключительного права к лицензиату, причем не только полно­го, но и частичного перехода, применяется в Германии, но только в отношении авторских прав. Как считает Э. П. Гаврилов, нет никаких оснований распространять эту конструкцию на все объекты исключительных прав. Вместо этого следовало бы указать на возможность передачи по лицензионному догово­ру части исключительных прав, если иное не предусмотрено в законе1.

Лицензиар (сторона, предоставляющая право на использова­ние) сохраняет за собой исключительное право на использова­ние объекта лицензии. Другими словами, он по-прежнему вправе использовать такой результат или такое средство по сво­ему усмотрению любым не противоречащим закону способом (ст. 1229). Однако право распоряжения исключительным пра­вом он при этом может утратить, передав его лицензиату по до­говору о предоставлении полной исключительной лицензии (ст. 1236).

Закрепление за исключительным правом свойства имущест­венного права означает также возможность применения к дого­ворам о распоряжении таким правом общих норм ГК РФ об обязательствах и договоре. К отношениям сторон, заключившим договоры об отчуждении исключительного права и лицензион­ные (сублицензионные) договоры, применяются все нормы об­щей части обязательственного (ст. 307—419) и договорного (ст. 420—453) права, поскольку иное не установлено правилами части четвертой (раздел VII) ГК РФ и не вытекает из содержа­ния или характера исключительного права.

К числу прямых исключений могут быть отнесены: п. 5 ст. 1234 (о последствиях существенного нарушения договора об отчуждении исключительного права); ст. 1239 (о предоставле­нии принудительной лицензии); п. 1 ст. 1284 (о недопустимо­сти обращения взыскания на исключительное право автора произведения); п. 2 ст. 1284 (преимущественное право автора произведения на приобретение принадлежащего лицензиату права на использование произведения в случае его продажи с публичных торгов в целях обращения взыскания); п. 3 ст. 1286 (о способе и порядке заключения лицензионных договоров на программы для ЭВМ и базы данных); п. 1 и 2 ст. 1287 (су­щественное нарушение лицензионного издательского догово­ра лицензиатом и его последствия); п. 2 и 3 ст. 1289 (про­срочка должника при исполнении договора авторского заказа); ст. 1290 (ограничение размера ответственности по договорам, заключаемым автором произведения); п. 2 ст. 1295 (право авто­ра на получение вознаграждения за использование служебного произведения и передачу исключительного права на него рабо­тодателем); ст. 1301 (о компенсации за нарушение исключи­тельного права на произведение); ст. 1311 (о компенсации за нарушение исключительного права на объект смежных прав); ст. 1319 (недопустимость обращения взыскания на принадлежа­щее исполнителю исключительное право на исполнение и о праве исполнителя на преимущественное приобретение при­надлежащего лицензиату права использования исполнения с публичных торгов в целях обращения взыскания на это право); ст. 1362 (принудительная лицензия на изобретение, полезную модель или промышленный образец); ст. 1366 (публичное пред­ложение заключить договор об отчуждении патента на изобре­тение); ст. 1368 (открытая лицензия на изобретение, полезную модель или промышленный образец); п. 6 ст. 1405 (недопусти­мость обращения взыскания на исключительное право на сек­ретное изобретение); ст. 1424 (принудительная лицензия на се­лекционное достижение); ст. 1427 (публичное предложение о заключении договора об отчуждении патента на селекционное достижение); ст. 1429 (открытая лицензия на селекционное достижение); п. 2 и 3 ст. 1488 (ограничения на отчуждение ис­ключительного права на товарный знак); п. 3 ст. 1489 (ограни­чение на выдачу лицензии на товарный знак) и др.

Примерами ограничений применения общих норм обяза­тельственного права, обусловленных характером исключитель­ных прав, могут служить следующие: уступка требования в той части, в какой обязательства, связанные с распоряжением ис­ключительными правами, оказываются тесно связанными с личностью кредитора (договор авторского заказа на стороне заказчика); невозможность исполнить обязательство за счет должника (ст. 397) в случае невыполнения лицензиаром обя­занности передать материалы, необходимые для использования объекта исключительного права, и др. Неприменимость ст. 398 ГК РФ, например, прямо следует из ее названия («Последствия неисполнения обязательства передать индивидуально опреде­ленную вещь»).

Отчуждение исключительного права предполагает передачу его в полном объеме, о чем должно быть прямо указано в со­держании договора, заключаемого в письменной форме (ст. 1234). Всякий договор, который не содержит прямого ука­зания на то, что исключительное право передается в полном объеме приобретателю, считается в силу закона лицензионным договором, т. е. договором о предоставлении права использова­ния интеллектуального объекта в пределах, устанавливаемых договором (ст. 1235). Эта закрепленная в п. 3 ст. 1233 ГК РФ неопровержимая презумпция не распространяется на случаи заключения договора о предоставлении права использования результата интеллектуальной деятельности, специально создан­ного или создаваемого для включения в сложный объект. В ча­стности, сценарий, написанный для фильма, музыка и тексты к ней, переданные кинокомпании либо иному лицу, организо­вавшему создание фильма, для использования их в составе фильма, считаются переданными организатору вместе с исклю­чительными правами на них, если только иное не предусмотре­но соглашением сторон. В этом случае, а равно в иных случаях создания сложного творческого результата (другого аудиовизу­ального произведения, театрально-зрелищного представления, мультимедийного продукта, единой технологии) действует противоположная презумпция: предоставление интеллектуаль­ного объекта для использования в составе сложного объекта считается предоставлением исключительного права на него, если соглашением сторон не предусмотрено иное (п. 1 ст. 1240 ГК РФ).

Свобода литературного, художественного, научного, техни­ческого и других видов творчества гарантируется Конституцией России (ст. 44). Возможность иметь права авторов произведе­ний науки, литературы и искусства, изобретений и иных охра­няемых законом результатов интеллектуальной деятельности; иметь иные имущественные и личные неимущественные права входит в содержание гражданской правоспособности граждан (ст. 18 ГК РФ), ограничение которой не допустимо иначе как в случаях и в порядке, установленных в законе. Полный или час­тичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособ­ности и другие сделки, направленные на ограничение право­способности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом (п. 1 и 3 ст. 22 ГК РФ).

Исходя из этого, договоры об отчуждении исключительного права или о предоставлении права использования этих объек­тов в определенных пределах не могут ограничивать право гра­жданина создавать результаты деятельности определенного ро­да. Тем более нетерпимы всякие условия, ограничивающие сво­боду творчества в определенной области интеллектуальной деятельности1. Запрещается также включать в содержание вы­шеназванных договоров условия, ограничивающие право авто­ра отчуждать исключительное право на новые творческие ре­зультаты другим лицам.

Желание обеспечить себе монопольное положение и тем са­мым избежать конкуренции может исходить от приобретателя исключительного права либо исключительной лицензии. В этих целях он может требовать включения в договор с автором раз­личного рода условий, ограничивающих возможности других лиц приобретать права на аналогичные интеллектуальные объ­екты этого же автора. Прямые запреты при этом представляют скорее глубокий анахронизм, возрождающий в памяти средневековые обычаи, доходившие порой до ликвидации самой возможности творчества и даже личности творца. Но изощренные способы косвенных ограничений продолжают встречаться и по сию пору. Автору, находящемуся в служебной зависимости, приходится в этом отношении тяжелее всего, поскольку любые созданные им творческие результаты формально могут быть объявлены работодателем (в том числе по соглашению, навя­занному автору) служебными и сохраняемыми в тайне. Дейст­вующее законодательство, в том числе ГК РФ, на этот счет устанавливает специальные дополнительные гарантии свободы творчества авторов и их прав на создаваемые результаты интел­лектуальной деятельности в порядке выполнения служебного задания или в связи с выполнением трудовых обязанностей (ст. 1295, 1320, 1370, 1430, 1461 ГК РФ).

Таких возможностей нет у тех лиц, кто приобретает права на эти объекты по прямому договору с автором. Поэтому законо­дательство в области авторского права, действовавшее до 1 ян­варя 2008 г., запрещало заключать авторские договоры, предме­том которых выступают права на произведения, которые автор может создать в будущем (п. 5 ст. 31 Закона об авторском пра­ве), а также включать в авторский договор условия, ограничивающие автора в создании в будущем произведений на данную тему или в данной области (п. 6 ст. 31 этого же Закона). На­званные договоры и условия считались недействительными не­зависимо от того, являются ли они выгодными для автора или нет. Этой норме ГК РФ с 1 января 2008 г. придан статус общего правила, применяемого к любому творческому результату, а не только к произведениям литературы, науки, искусства, про­граммам для ЭВМ и базам данных. Подобные действия прирав­ниваются к злоупотреблению правом со стороны экономически более сильного контрагента и расцениваются как нарушение принципа равенства1.

От недопустимых ограничений свободы творчества и конку­ренции необходимо отличать разумные меры защиты правооб­ладателями своих интересов. Так, включение в договор о пре­доставлении неисключительной лицензии условия, ограничи­вающего право обладателя исключительного права в течение определенного срока, не превышающего срока действия лицен­зии, предоставлять аналогичное право другому лицу само по себе не нарушает творческой свободы автора.

Условие договора авторского заказа, ограничивающее право автора на использование созданного произведения, не проти­воречит закону, если оно основано на требовании правовой охраны изображения гражданина, предусмотренного в ст. 1521 ГК РФ: обнародование и дальнейшее использование изобра­жения гражданина (в том числе его фотографии, а также ви­деозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина.

В соответствии с п. 5 ст. 1233 ГК РФ договор о залоге ис­ключительного права на интеллектуальный объект (результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализа­ции) по умолчанию не препятствует залогодателю использовать этот объект и распоряжаться исключительным правом на такой объект без согласия залогодержателя, если договором не преду­смотрено иное. Другими словами, правообладатель в течение всего срока действия договора о залоге исключительного права не ограничивается в праве осуществлять это исключительное право и распоряжаться им за исключением случаев, когда дого­вором о залоге для этого требуется согласие залогодержателя.

 


§1.3. Система источников права интеллектуальной собственности: основные институты права.

с нормативной точки зрения регулирование отношений интеллектуальной собственности происходит в рамках конкретного государства, т.е. на мировом уровне существует принцип территориальной защиты прав на интеллектуальный труд. На основании этого, защита предоставляется только на территории того государства, где она требуется и предоставляется по закону, установленному именно в этом государстве. Защита прав в других государствах предоставляется в соответствии с законодательством этих государств, либо в соответствии с международным соглашением.

Развитие международно-правового порядка регулирования отношений, связанных с интеллектуальной собственностью, происходит на основе международных соглашений, которые в свою очередь, формируют международное право в данной сфере, что обусловлено рядом причин:

• увеличение торговли товарами, основную стоимость которых составляет доля элементов интеллектуальной собственности (высокотехнологические товары, фармацевтические и др. товары)

• стремление производителей данной группы товаров обезопасить себя от потерь, связанных с реализацией конкурентами на рынке более дешевых контрафактных товаров, производство которых они осуществляют в основном за счет бесплатного использования научно-технических достижений и более дешевой рабочей силы.

На международном уровне правовое регулирование отношений, связанных с интеллектуальной собственностью, традиционно разделяется на два основных направления: патентное (право промышленной собственности) и авторское право, с помощью которых определяется порядок применения национального законодательства в отношении пользователей прав из других стран, а также условия международной торговли объектами интеллектуальной собственности.

К основным международным соглашениям, регулирующим права в отношении объектов промышленной собственности, относятся:

  • Парижская конвенция по охране промышленной собственности, принятая 20 марта 1883г. и претерпевшая на сегодняшний момент ряд редакций (1890, 1911, 1925, 1934, 1958, 1967гг.). Именно в данной конвенции в 1925г. было впервые введено понятие «промышленная собственность». Основным принципом данной конвенции является единство национального режима, т.е. защита объектов промышленной собственности, охраняемых в рамках Парижского Союза, предоставляется на всей территории стран его участниц. Но, не смотря на это, в конвенции не предусмотрено наличие единого международного патента или товарного знака;
  • Мадридское соглашение, принятое 14 апреля 1891г. с дополнительным Мадридским протоколом от 28 июня 1989г. о международной регистрации знаков (торговых и сервисных). На основе данного соглашения возможна регистрация марки в Международном бюро с последующей ее защитой во всех странах — участницах союза. При этом необходимым условием ее регистрации является предварительная регистрация марки в стране происхождения;
  • Гаагское соглашение о международной регистрации промышленных образцов, принятое 6 ноября 1925г. и претерпевшее на сегодняшний момент ряд изменений и дополнений (1934, 1960, 1961, 1967, 1979, 1999гг.). Основная цель данного соглашения — это предоставление возможности получения международного депозита промышленного образца в Международном бюро ВОИС, непосредственно, либо через национальные ведомства стран — участниц;
  • Ниццкое соглашение (Союз) о международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков, принятое 15 июня 1957г. и пересмотренное в Стокгольме 14 июля 1967г., в Женеве 13 мая 1977г. Основное содержание — это регистрация торговых и сервисных марок в соответствии с принятыми символами и классами, используемыми в официальной документации;
  • Лиссабонское соглашение (Союз) о защите указания места происхождения изделий и их международной регистрации, принятое 31 октября 1958г. и пересмотренное в Стокгольме 14 июля 1967г. Данное соглашение позволяет через органы заинтересованных стран — участниц регистрировать наименование мест происхождения в Международном бюро ВОИС в Женеве. Одновременно с этим бюро информирует о регистрации другие страны-участницы, которые, в свою очередь, должны обеспечивать защиту международно зарегистрированных наименований в течение установленных в стране происхождения сроков;
  • Вашингтонский договор о патентной кооперации (Patent Cooperation Treaty — РСТ), принятый 19 июня 1970г. Этим договором в практику патентования введена международная патентная заявка, использование которой позволяет, как облегчить патентование одного объекта промышленной собственности параллельно в нескольких странах, так и снизить затраты;
  • Страсбургское соглашение (Союз) о международной патентной классификации от 24 марта 1971г. (IPC), основная цель которого заключается в создании единых классификаторов объектов промышленной собственности;
  • Конвенция по охране новых сортов растений (Union for the Protection of New Varieties of Plants — UPOV), основная цель которой заключается в обеспечение прав селекционеров на новые разновидности растений;
  • Будапештский договор о международном признании депонирования микроорганизмов для целей патентной процедуры от 28 апреля 1977г.

Кроме вышеназванных многосторонних международных соглашений и союзов для нашей страны огромное значение имеет Евразийская патентная конвенция, принятая 9 февраля 1994г., под которой подписались 9 стран СНГ. На ее основе создана Евразийская патентная организация с Административным советом и Евразийским патентным ведомством, расположенными в Москве. Основная задача ведомства заключается в выдаче в соответствии с материально-правовыми нормами, содержащимися в конвенции, евразийского патента на изобретение, который действует на территории всех стран — участниц.

Основными международными соглашениями, регулирующими права в отношении объектов авторского права и смежных прав (права артистов-исполнителей, производителей фонограмм, организаторов кабельного вещания), являются:

• Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений, принятая 9 сентября 1886г. Данная конвенция за период своего существования претерпевала многократные изменения (1896, 1908, 1914, 1928, 1948, 1967, 1971гг.) и для разных стран-участниц действует в различных редакциях. Для нашей страны действующей с 13 марта 1995г. является редакция 1971г. В рамках союза, созданного на основе Бернской конвенции, существует общее правовое поле защиты авторских прав на литературные и художественные произведения. При этом среди стран — участниц Союза применяется территориальный принцип в сочетании с национальным правовым режимом;

• Всемирная (Женевская) конвенция об авторском праве от 6 сентября 1952г., которая также к сегодняшнему дню претерпела ряд изменений. По своему содержанию Женевская конвенция напоминает Бернскую, только в меньших объемах, тем самым, позволяя участвовать в ней ряду стран, которые не готовы к существенным переменам в своем национальном законодательстве;

• Римская конвенция об охране интересов исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций от 26 октября 1961г.;

• Брюссельская конвенция о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники, принятая 21 мая 1974г.

Анализируя указанные нормативные акты, можно выделить следующие международные принципы нормативного регулирования, которые оказывают непосредственное влияние на развитие как международного, так и национального рынка интеллектуальной собственности:

1) принцип независимости: определение объектов и механизмов защиты интеллектуальной собственности осуществляется при безусловном правомочии законодателя;

2) принцип территориальной защиты: защита прав на объекты интеллектуальной собственности осуществляется только на территории той страны, где объект был зарегистрирован (исключение составляют права, подтвержденные международными патентами);

3) принцип поддержки производителя: основная задача государства — это обеспечение оптимальных условий для создания и реализации объектов интеллектуальной собственности, из которой и вытекает данный принцип; его основной задачей является проведение мер по пресечению недобросовестной конкуренции;

4) принцип проверки: перед получением охранного документа на объект интеллектуальной собственности он проходит обязательную экспертизу.

Исходя из перечисленных принципов можно сделать вывод, что реализация объектов интеллектуальной собственности на международном уровне является затратной для малых и средних предприятий, поэтому можно предположить, что большинство из них реализуются на национальных рынках.

Перейдем к рассмотрению Российского законодательства, регулирующего отношения на рынке интеллектуальной собственности.

Во-первых, необходимо отметить, что основной правовой нормой рынка интеллектуальной собственности в России является Конституция РФ, на основании которой «каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллектуальная собственность охраняется законом»[8].

Во-вторых, все законодательство нашей страны до 01.01.2008г. охватывающую данную отрасль права можно разделить на три основные группы, а именно:

Первая группа представлена экономически необходимым комплексным законодательством по интеллектуальной собственности, позволяющая идентифицировать и использовать в коммерческой деятельности объекты интеллектуальной собственности в качестве объектов права. В частности, были приняты законы патентный[9], по товарным знакам[10], по авторскому праву[11], по селекционным достижениям[12], программам ЭВМ[13], базам данных[14]и топологиям интегральных микросхем[15], по антимонопольной политике[16] ,по коммерческой тайне и ноу-хау[17].

Во вторую группу вошло законодательство в сфере бухгалтерского учета и налогообложения, позволяющее идентифицировать объекты интеллектуальной собственности в качестве нематериальных активов и осуществлять с ними операции. В частности, приняты ПБУ 14/2000[18], ПБУ 17/2002[19], Налоговый кодекс[20] и другие нормативные акты.

Третья группа объединяет законодательство по пресечению правонарушений в экономической сфере использования интеллектуальной собственности, позволяющее возмещать ущерб, налагать административные взыскания, применять более жесткие меры вплоть до лишения свободы к лицам, злостно нарушающим права в этой сфере экономической деятельности. В частности, введены соответствующие статьи в составеГражданского кодекса[21], Административного кодекса[22] и Уголовного кодекса[23].

Четвертая группа сводит вместе нормативные правовые акты органов государственной власти осуществляющих управление, контроль, надзор и иные властные полномочия в сфере интеллектуальной собственности. В частности источником обобщающей статистической информации о процессах, происходящих на рынке интеллектуальной собственности, является Федеральная служба государственной статистики России или Росстат.[24]

С принятием IV части Гражданского кодекса РФ[25], можно утверждать о становлении в России права интеллектуальной собственности, главным законом которого является выше упомянутый документ, а также «института интеллектуальной собственности» – как совокупности результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к этим результатам средств индивидуализации (ст.1225 ГК РФ).

В результате анализа вышеперечисленных правовых норм, нами были выделены следующие принципы построения рынка интеллектуальной собственности в РФ:

1) принцип исключительной компетенции;

2) принцип смешенного управления;

3) принцип свободы распоряжения.

Принцип исключительной компетенции — основной составляющей данного принципа является пункт «О» ст. 71 Конституции РФ, в котором определено, что правовое регулирование интеллектуальной собственности находится в исключительной компетенции Российской Федерации. Отсюда следует, что отдельные субъекты Российской Федерации не имеют права регулировать вопросы охраны интеллектуальной собственности, то есть принимать какие-либо нормативные (или даже ненормативные) акты. Существующая норма пункта «О» ст. 71 Конституции позволяет отнести решение всех таких «смежных» вопросов к ведению Российской Федерации, то есть не допустить разнообразное их решение субъектами Российской Федерации[26].

Можно констатировать, что на законодательном уровне в нашей стране создаются необходимые условия для существования единого внутреннего рынка интеллектуальной собственности. Так согласно ч.1 ст. 74 Конституции РФ на территории Российской Федерации не допускается установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Эти ограничения могут вводиться в соответствии с федеральным законом и лишь в том случае если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

Принцип смешанного управления вытекает из самой сущности интеллектуальной собственности как товара. Продукты творческой деятельности человека без правовой поддержки государства не могут приносить соответствующую прибыль их владельцу. Ввиду того, что в процессе обмена интеллектуальной собственностью не происходит ее отчуждение от автора, а происходит увеличение числа владельцев информационной составляющей интеллектуальной собственности, при отсутствии надлежащего правового регулирования любой член общества сможет ее использовать в корыстных целях. Для противодействия этой ситуации урегулирование процессов, происходящих на рынке интеллектуальной собственности, осуществляется на основе сочетания методов рыночной экономики и государственного управления. На государственном уровне урегулирование процессов происходит за счет прямых и косвенных методов. К прямым методам относятся:

1) установление     обязательного     регистрационного     контроля, осуществляемого специальным ведомством;

2) приобретение     и     продажа     объектов     интеллектуальной собственности для государственных нужд;

3) долевое участие в распределении прибыли от оборота объектов интеллектуальной собственности, созданных за счет казенных средств.

Косвенное участие государства в рыночных отношениях в сфере интеллектуальной собственности проявляется в осуществлении норм активного контроля посредством различных органов государственной власти. К такому контролю следует отнести налоговый, прокурорский, судебный и др.

Принцип свободы распоряжения позволяет любому собственнику распоряжаться и защищать свои имущественные и неимущественные права по своему усмотрению. В законодательстве нашей страны свобода распоряжения объектами интеллектуальной собственности основывается на исключительном праве, выполняющем те же функции, что и право собственности в отношении материальных объектов. Согласно ст. 209 ГК собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом. Одновременно с этим согласно ст. 1229 использование результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которые являются объектом исключительных прав, может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя. Таким образом, можно заметить, что исключительное право на объекты интеллектуальной собственности дает ее владельцу определенные субъективные права и одновременно предотвращает ее использование третьими лицами.

В заключение данного параграфа хочется отметить, что в нашей стране институт интеллектуальной собственности на сегодняшний день является одним из быстро развивающихся и наиболее значимых правовых институтов. Увеличение незаконного использования объектов интеллектуальной собственности, а также нарушение исключительных прав в современном обществе создает предпосылки для формирования более эффективной системы правовых норм, наличие которой является важным условием для динамичного развития экономики любой страны. Именно обоснованная государственная политика в области охраны исключительных прав является стимулирующим фактором подъема творческой деятельности.

 

Вопросы для самоконтроля:

  1. С законодательством какой страны, и какого периода обычно связывают введение в научный оборот и правовую практику термина «интеллектуальная собственность»?[27]
  2. В 1917 году происходит революция, оставившая свой отпечаток на развитии институциональной системы государства, укажите последствия, отразившиеся на развитии института интеллектуальной собственности.
  3. Кому принадлежит право авторства на служебное изобретение?

 

РАЗДЕЛ II ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ОБЪЕКТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

 

ТЕМА 2 Институт авторского права

 

1. Понятие, содержание авторских прав.

2. Объекты авторского права: понятие, признаки и классификация

3. Субъекты авторских прав: физические и юридические лица

§2.1. Понятие, содержание авторских прав.

 

Авторские права — это совокупность предоставленных авто­ру прав (правомочий), необходимых для охраны интересов, возникающих в связи с созданием произведения и использова­нием его обществом.

Данные права в авторском законодательстве и доктрине тра­диционно именуются исключительными.

Теория исключительности авторских прав была разработана еще в русской дореволюционной литературе и воплотилась в Положении об авторском праве Российской империи 1911г. По мнению большинства дореволюционных цивилистов (на­пример, Г. Ф. Шершеневича), конструкция исключительных прав обозначала, прежде всего, монополию обладателя автор­ского права на использование произведения. В советский пери­од отечественной истории произошла переоценка исключи­тельности авторских прав. Большинством ученых исключитель­ность стала трактоваться как неотчуждаемость авторских прав от личности автора, недопустимость передачи авторских прав другому лицу. При этом произошло исключение самого терми­на из отечественного законодательства. Возвращение термина исключительных прав в отечественное законодательство связа­но с экономическими и политическими преобразованиями в нашей стране. В Законе РФ «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» и Законе об авторском праве указывалось, что авторские права, в том числе авторские права на программы и базы данных, носят ис­ключительный характер. При этом исключительные права по­нимались в том же смысле, в котором они понимались в доре­волюционной правовой науке и вышеуказанном Положении об авторском праве России 1911 г., т. е. как признание того, что только сам обладатель авторского права может решать вопрос об осуществлении авторских правомочий, особенно правомо­чий, связанных с использованием произведения.

Исключительный характер носят не только субъективные авторские права, принадлежащие создателям произведений, но и права, перешедшие по указанным в законе основаниям к дру­гим лицам, в частности к работодателям или наследникам. Нужно, однако, учитывать, что некоторые авторские правомо­чия, например, право на авторство и право на имя, неотделимы от личности автора. Авторские права, приобретаемые на осно­вании авторского договора, могут быть как исключительными, так и неисключительными, в зависимости от вида договора.

Авторское право имеет двойственный характер: с одной стороны, существует тесная связь с личностью автора, с дру­гой — произведение является имущественной ценностью. Та­кое положение дел обусловило разделение авторских прав в большинстве стран мира на две группы: имущественные и лич­ные неимущественные права, последние в англоязычных странах называют «моральными». Эта классификация, как отмечают многие авторы, носит условный характер, часто до­вольно трудно выделить среди авторских прав права чисто имущественного или неимущественного характера. Тем не ме­нее в большинстве научных работ такая классификация осуще­ствляется. Такое же разделение проводится и в российском ав­торском законодательстве. Гражданский кодекс РФ прямо не указывает, какие из авторских прав носят личный неимущест­венный характер, а какие имеют имущественное содержание. Однако соответствующую классификацию легко построить, проанализировав положения части четвертой ГК РФ.

Значение деления авторских прав на личные неимуществен­ные и имущественные состоит в том, что личные неимущест­венные права могут принадлежать лишь автору и не могут пе­редаваться другим лицам (кроме права на обнародование про­изведения). Кроме того, в соответствии со ст. 208 ГК РФ на требования о защите этих прав исковая давность не распро­страняется.[28]

К личным неимущественным правам авторов относятся: пра­во авторства; право автора на имя; право на обнародование; пра­во на неприкосновенность произведения (ст. 1255 ГК РФ). Личны­ми неимущественными правами следует также считать право на отзыв произведения, тесно связанное с правом на обнародова­ние, и право доступа к произведениям изобразительного искус­ства.

Право авторства — это право признаваться автором произ­ведения. Сущность этого права заключается в определении сво­ей личности в качестве создателя конкретного произведения. Право авторства является неотчуждаемым и непередаваемым. Данное право является важнейшим, так как остальные автор­ские права производим от него. В статье 6 bis Бернской конвен­ции подчеркивается, что «независимо от имущественных прав автора и даже после уступки этих прав он имеет право требо­вать признания своего авторства на это произведение…» В на­учной литературе высказывалось мнение, что права авторства как самостоятельного права не существует[29]. Однако следует от­метить, что в отличие от права собственности в авторском пра­ве существует неразрывная связь между автором и произведе­нием, основанная на факте создания произведения, право ав­торства является отражением фактической работы автора по созданию произведения.

С правом авторства очень тесно связано право автора на имя, т. е. право использовать или разрешать использование произведения под своим именем, под вымышленным именем (псевдонимом) или без указания имени, т. е. анонимно. Вместе с тем право на имя является самостоятельным правом. Так, право на имя может быть нарушено без нарушения права ав­торства, например, при искажении имени автора. Данное пра­во, в отличие от права авторства, может быть реализовано лишь при обнародовании произведения путем указания имени автора на титульном листе книги, в титрах кинофильма и т. п. Автор также может требовать указания своего имени при каждом но­вом издании, публичном исполнении, цитировании или любом другом использовании своего произведения. При опубликовании произведений иностранных авторов их имена, как прави­ло, приводятся в русской транскрипции, согласованной с авто­ром. Правом на имя как личным неимущественным авторским правом может распоряжаться лишь автор произведения незави­симо от того, кому принадлежат имущественные авторские права, что подтверждается следующим примером из практики Верховного Суда РФ.

 

Практика

Г. обратился в суд с иском к ЗАО «Общественное российское телевидение» («ОРТ») о взыскании денежной компенсации за нарушение авторских прав. Он сослался на то, что 12 января 1997 г. в программе «ОРТ» «Королева красоты», посвященной песенному творчеству А. Бабаджаняна, прозвучали песни «Коро­лева красоты» и «Солнцем опьяненный» без указания его имени (в дикторском тексте, в титрах передачи, «бегущей строкой») как автора текстов переданных в эфир песен. Программа в том же виде была повторно передана в эфир «ОРТ» 14 января 1997 г. Отсутствие в программе ссылки на имя автора, по мнению ист­ца, привело к нарушению его личного неимущественного права, предусмотренного авторским законодательством.

Останкинский районный суд г. Москвы 24 ноября 1997 г. в ис­ке Г. отказал.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского го­родского суда решение оставила без изменения.

Президиум Московского городского суда 14 октября 1999 г. протест заместителя Генерального прокурора РФ оставил без удовлетворения.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поста­вил вопрос об отмене судебных постановлений с направлением дела на новое рассмотрение.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Су­да РФ 15 декабря 2000 г. протест удовлетворила по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, 11 августа 1995 г. между Рос­сийским авторским обществом (в дальнейшем — РАО) и ЗАО «ОРТ» заключено лицензионное соглашение, в соответствии с которым РАО передает ЗАО «ОРТ» разрешение на сообщение обнародованных произведений, относящихся к репертуару РАО, для всеобщего сведения путем их телевизионной передачи в эфир — на зону приема первого частотного канала. ЗАО «ОРТ» обязалось использовать в своих передачах лишь те произведения, которые идентифицированы по названиям, фамилиям и инициалам авторов.

Произведения Г. входят в репертуар РАО, песни «Королева красоты» и «Солнцем опьяненный» зарегистрированы в общест­ве под подлинным именем автора.

12 января 1997 г. в программе «ОРТ» прозвучали упомянутые песни. Имя Г. как автора текстов песен указано не было.

В соответствии со ст. 15 Закона об авторском праве автору в отношении его произведения принадлежат следующие личные неимущественные права:

признаваться автором произведения (право авторства);

использовать или разрешать использовать произведение под подлинным именем автора, псевдонимом либо без обозна­чения имени, т. е. анонимно (право на имя);

обнародовать или разрешить обнародовать произведение в любой форме (право на обнародование), включая право на отзыв;

защищать произведение, включая его название, от всякого искажения или иного посягательства, способного нанести ущерб чести и достоинству автора (право на защиту репутации автора).

Личные неимущественные права принадлежат автору незави­симо от его имущественных прав и сохраняются за ним в случае уступки исключительных прав на использование произведения.

Отказывая в иске и отклоняя надзорный протест, судебные инстанции опирались на содержание лицензионного соглаше­ния между РАО и ЗАО «ОРТ», в котором нет указания о конкрет­ном способе реализации права на имя автора. Более того, по мнению суда, все имущественные претензии авторов к пользо­вателям должны быть предъявлены к РАО.

С таким выводом судебных инстанций согласиться нельзя.

По смыслу названного Закона только автор может разрешить использовать произведение анонимно, т. е. распорядиться сво­им неимущественным правом, РАО же заключает с авторами до­говоры с полномочиями на коллективное управление именно имущественными правами. Отсутствие в лицензионном согла­шении РАО с ЗАО «ОРТ» указаний о конкретном способе реали­зации права на имя в силу закона не означает, что РАО может распоряжаться личными неимущественными правами авторов.

Г. зарегистрировал в РАО упомянутые песни для сбора гоно­рара за их использование под подлинным именем автора. Для получения разрешения на анонимное использование произведений телекомпания должна была обратиться к автору, но не сделала этого, что привело к нарушению авторских прав (право на имя) последнего[30].

Одной из проблем авторского права является применимость права на авторство и права на имя при написании мемуаров, автобиографий и подобных работ политических деятелей так называемыми гетеронимами — лицами, пишущими книги по заказу богатых и власть имущих. Видимо правовым выходом из такой ситуации является заключение соглашение между соавто­рами, каковыми являются заказчик произведения, рассказываю­щий или надиктовывающий, и литературный работник, записы­вающий и перерабатывающий. При этом последний за разовое (паушальное) вознаграждение отказывается от указания своего имени в качестве автора произведения (публикуется анонимно) и притязаний на авторское вознаграждение при опубликовании произведения[31].

При опубликовании произведения анонимно или под псев­донимом (за исключением случая, когда псевдоним автора не оставляет сомнения в его личности) издатель, имя или наиме­нование которого указано на произведении, при отсутствии до­казательств иного считается представителем автора и в этом ка­честве имеет право защищать права автора и обеспечивать их осуществление. Это положение действует до тех пор, пока ав­тор такого произведения не раскроет свою личность и не зая­вит о своем авторстве (ст. 1265 ГК РФ).

Право на обнародование — право осуществить действие или дать согласие на осуществление действия, которое впервые де­лает произведение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования, публичного показа, публичного исполне­ния, сообщения в эфир или по кабелю либо любым другим способом.

При этом опубликованием (выпуском в свет) является вы­пуск в обращение экземпляров произведения, представляющих собой копию произведения в любой материальной форме, в ко­личестве, достаточном для удовлетворения разумных потребно­стей публики исходя из характера произведения.

Сущность данного права состоит в возможности автора оп­ределить время и способ ознакомления общества со своим про­изведением.

В отличие от других личных неимущественных прав право на обнародование может переходить к другим лицам (в частно­сти, к наследникам автора в случае, если это не противоречит воле автора, выраженной им в письменной форме), что еще раз подтверждает условный характер разделения прав авторов на имущественные и личные неимущественные. Кроме того, ав­тор, передавший другому лицу по договору произведение для использования, считается согласившимся на обнародование этого произведения.

С правом на обнародование тесно связано право на отзыв, ранее признававшееся составной частью права на обнародова­ние (ст. 15 Закона об авторском праве). В соответствии со ст. 1269 ГК РФ автор имеет право отказаться от ранее принято­го решения об обнародовании произведения (право на отзыв) при условии возмещения лицу, которому отчуждено исключи­тельное право на произведение или предоставлено право ис­пользования произведения, причиненных таким решением убытков. Если произведение уже обнародовано, автор также обязан публично оповестить о его отзыве. При этом автор вправе изъять из обращения, ранее выпущенные экземпляры произведения, возместив причиненные этим убытки. Правом отзыва не пользуются авторы служебных произведений, про­грамм для ЭВМ и произведений, вошедших в сложный объект.

Право на неприкосновенность произведения — право на защи­ту произведения, включая его название, от всякого искажения или иного посягательства, способного нанести ущерб чести и достоинству автора. Содержанием этого права составляет за­прещение без согласия автора вносить какие-либо изменения как в само произведение, так и в его название, в том числе вно­сить в произведение изменения, сокращения и дополнения, снабжать произведения при его использовании иллюстрация­ми, предисловием, послесловием, комментариями или какими бы то ни было пояснениями. Также нарушением данного права будут являться иные посягательства на произведения, напри­мер, искажение цвета при изготовлении репродукции и т, п. Право на неприкосновенность произведения имеет пределы. Не является нарушением права на неприкосновенность произведения создание пародий и стилизаций, а также критика про­изведения.

При использовании произведения после смерти автора ли­цо, обладающее исключительным правом на произведение, вправе разрешить внесение в произведение изменений, сокра­щений или дополнений при условии, что этим не искажается замысел автора и не нарушается целостность восприятия про­изведения и это не противоречит воле автора, определенно вы­раженной им в завещании, письмах, дневниках или в иной письменной форме.

Право доступа также следует отнести к личным неимущест­венным правам авторов. Сущность данного права заключается в том, что автор произведения изобразительного искусства вправе требовать от собственника произведения предоставле­ния возможности осуществлять право на воспроизведение сво­его произведения. При этом закон устанавливает, что от собст­венника произведения нельзя требовать доставки произведения автору. Сходным с указанным правом является право автора архитектурного объекта требовать от собственника (владельца) этого объекта предоставления возможности осуществлять его фото- или видеосъемку, если иное не установлено договором, в соответствии с которым создан архитектурный проект, преду­смотренное п. 2 ст. 1292 ПС РФ.

К имущественным правам авторов следует отнести, прежде всего, исключительное право на произведения. Под ним в соот­ветствии со ст. 1270 ГК РФ понимается право использовать произведение в любой форме и любым не противоречащим за­кону способом. Кроме того, имущественный характер носит право на вознаграждение за использование служебного произведе­ния и право следования.

Исключительное право на произведение в свою очередь со­стоит из следующих правомочий:

— воспроизведение произведения;

— распространение произведения;

— публичный показ произведения;

— импорт оригинала или экземпляров произведения в целях рас­пространения;

— прокат оригинала или экземпляра произведения;

— публичное исполнение произведения;

— сообщение в эфир;

— сообщение по кабелю;

— перевод или другая переработка произведения;

— практическая реализация архитектурного, дизайнерского, градостроительного или садово-паркового проекта;

— доведение произведения до всеобщего сведения.

— право на иное использование произведения.

Право на воспроизведение произведения — одно из важней­ших правомочий авторов. Под ним понимается изготовление одного и более экземпляров произведения или его части в лю­бой материальной форме, в том числе в форме звуко- или ви­деозаписи, изготовление в трех измерениях одного и более эк­земпляров двухмерного произведения и в двух измерениях од­ного и более экземпляров трехмерного произведения. При этом запись произведения на электронном носителе, в том числе за­пись в память ЭВМ, также считается воспроизведением, кроме случая, когда такая запись является временной и составляет не­отъемлемую и существенную часть технологического процесса, имеющего единственной целью правомерное использование за­писи или правомерное доведение произведения до всеобщего сведения.

Законодательством предусмотрены случаи свободного воспро­изведения произведений. Статья 1273 ГК РФ предусматривает, что допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения воспроизведение гражданином ис­ключительно в личных целях правомерно обнародованного произведения, за исключением:

— воспроизведения произведений архитектуры в форме зда­ний и аналогичных сооружений;

— воспроизведения баз данных или их существенных частей;

— воспроизведения программ для ЭВМ, кроме случаев адап­тации программы для ЭВМ, изготовления ее резервной копии и модификации программы, предусмотренных ст. 1280 ГК РФ;

— репродуцирования (факсимильного воспроизведения про­изведения с помощью любых технических средств, осуществ­ляемого не в целях издания) книг (полностью) и нотных тек­стов;

— видеозаписи аудиовизуального произведения при его пуб­личном исполнении в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи;

— воспроизведения аудиовизуального произведения с помо­щью профессионального оборудования, не предназначенного для использования в домашних условиях.

Также допускается без согласия автора или иного правооб­ладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования:

— цитирование в оригинале и в переводе в научных, поле­мических, критических или информационных целях правомер­но обнародованных произведений в объеме, оправданном це­лью цитирования, включая воспроизведение отрывков из газет­ных и журнальных статей в форме обзоров печати;

— использование правомерно обнародованных произведе­ний и отрывков из них в качестве иллюстраций в изданиях, ра­дио- и телепередачах, звуко- и видеозаписях учебного характе­ра в объеме, оправданном поставленной целью;

— воспроизведение в прессе, сообщение в эфир или по ка­белю правомерно опубликованных в газетах или журналах ста­тей по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам или переданных в эфир произведений такого же характера, в случаях, когда такое воспроизведение или сообщение не было специально запрещено автором или иным правообладателем;

— воспроизведение в прессе, сообщение в эфир или по ка­белю публично произнесенных политических речей, обраще­ний, докладов и других аналогичных произведений в объеме, оправданном информационной целью. При этом за авторами таких произведений сохраняется право на их опубликование в сборниках;

— воспроизведение или сообщение для всеобщего сведения в обзорах текущих событий средствами фотографии, кинемато­графии, путем сообщения в эфир или по кабелю произведений, которые становятся увиденными или услышанными в ходе та­ких событий, в объеме, оправданном информационной целью;

— воспроизведение без извлечения прибыли рельефно-то­чечным шрифтом или другими специальными способами для слепых правомерно опубликованных произведений, кроме про­изведений, специально созданных для воспроизведения такими способами.

В отношении правомерности использования произведений при цитировании показателен следующий пример из практики Верховного Суда РФ.

Практика

Андреев С. Ю. обратился в суд с заявлением об отмене реги­страции Рыбакова Ю. А. в качестве кандидата в депутаты Госу­дарственной Думы в связи с допущенными нарушениями п. 1 ст. 64 Федерального закона «О выборах депутатов Государст­венной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», а именно нарушением законодательства Российской Федера­ции об интеллектуальной собственности.

В обоснование заявления указал на то, что 28 октября 2003 г. в типографии ООО «Фирма курьер» тиражом 70 тыс. экземпля­ров по заказу Рыбакова Ю. А. был изготовлен агитационный пе­чатный материал «Право и милосердие», на второй странице ко­торого помещена статья «Лишнее звено. Домкомы Сергея Анд­реева». В качестве иллюстрации к этой статье помещено изображение первой страницы его, Андреева С. Ю., агитацион­ного печатного материала. Оригинал-макет листовки является произведением, авторские права на которое принадлежат ему, и является его интеллектуальной собственностью.

Решением Санкт-Петербургского городского суда от 27 но­ября 2003 г. в удовлетворении заявленного Андреевым С. Ю. требования было отказано.

Указанное решение было обжаловано в кассационном порядке. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Су­да РФ нашла постановленное по данному делу решение подле­жащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с подп. 8 п. 2 ст. 95 Федерального закона от 18 мая 2005 г. № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» регист­рация кандидата может быть отменена судом в случае наруше­ния кандидатом п. 1 ст. 64 настоящего Закона.

Пунктом 1 ст. 64 названного Закона запрещена агитация, на­рушающая законодательство Российской Федерации об интел­лектуальной собственности.

Проверяя обоснованность заявленного Андреевым С. Ю. требования, суд правильно руководствовался нормами законо­дательства, регулирующего вопросы интеллектуальной собст­венности.

В соответствии с п. 1 ст. 19 Закона об авторском праве до­пускалось без согласия автора и без выплаты авторского воз­награждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимство­вания цитирование в оригинале и в переводе в научных, иссле­довательских, полемических, критических и информационных целях из правомерно обнародованных произведений в объеме, оправданном целью цитирования, включая воспроизведение отрывков из газетных и журнальных статей в форме обзоров пе­чати.

В целях свободного распространения информации закон до­пускает свободное использование произведения путем цитиро­вания.

Цитирование производится для иллюстрации, подтвержде­ния или опровержения высказываний автора, допустимо в ука­занных в Законе целях (научных, критических, информационных целях и в обзорах печати), только из обнародованных произве­дений и в объеме, оправданном целью цитирования.

Как установлено судом, статья Рыбакова Ю. А. помещена в рубрике в порядке дискуссии, является продолжением цикла статей, публикуемых в газете «Право и милосердие» в течение нескольких месяцев, носит полемический и учебно-просвети­тельский характер, посвящена текущим экономическим, поли­тическим, социальным вопросам и проиллюстрирована фраг­ментом листовки, а именно изображением титульного листа, со­держащим фотографию Андреева С. Ю. и название «Краткая инструкция по созданию домкомов».

По мнению суда, применительно к настоящему делу изобра­жение титульного листа агитационной листовки Андреева С. Ю., помещенное в статье «Лишнее звено. Домкомы Сергея Андре­ева» может рассматриваться как цитата.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Су­да РФ согласилась с данным суждением, так как оно соответст­вует установленным обстоятельствам.

Под цитированием понимается включение одного или не­скольких отрывков из произведения одного автора в произведе­ние другого автора. В частности, как цитату следует рассматри­вать графическое воспроизведение части произведения изо­бразительного искусства. К последним относятся произведения живописи, графики, дизайна.

Судом правильно обращено внимание на то, что спорная ста­тья Рыбакова Ю. А. носит полемический, критический характер, помещена в рубрике «В порядке дискуссии».

Агитационная листовка Андреева С. Ю. была обнародована. Объем помещенного изображения незначителен и с учетом ха­рактера и жанра статьи определяется ее целью. Имя автора лис­товки и источник заимствования в статье приведен.

Согласно ст. 21 Закона об авторском праве допускалось сво­бодное использование произведений фотографии, изобрази­тельного искусства, которые постоянно расположены в месте, открытом для свободного посещения.

Агитационная листовка с фотографией Андреева С. Ю. в со­ответствии с ее назначением распространялась среди избира­телей в ходе проведения предвыборной агитации, в течение агитационного периода размещалась на стендах информации в уличных пикетах, что не оспаривалось представителями заяви­теля в судебном заседании, т. е. находилась в местах, которые могли быть посещены любыми людьми в течение всего срока, когда разрешена агитация.

На основании п. 1 ст. 19 и ст. 21 Закона об авторском праве судом сделан вывод о правомерности свободного использова­ния Рыбаковым Ю. А. части агитационной листовки Андре­ева С. Ю. и отсутствии в его действиях нарушения законодатель­ства об интеллектуальной собственности.

С ним можно согласиться, так как он основан на правильном понимании и применении положений Закона об авторском праве[32].

К случаям свободного воспроизведения также относятся: воспроизведение произведения для целей правосудия; публич­ное исполнение музыкальных произведений во время офици­альных и религиозных церемоний, а также похорон в объеме, оправданном характером таких церемоний; воспроизведение произведений архитектуры, фотографии, изобразительного ис­кусства, которые постоянно расположены в месте, открытом для свободного посещения, за исключением случаев, когда изо­бражение произведения является основным объектом таких воспроизведений или когда изображение произведения исполь­зуется для коммерческих целей; свободная запись краткосрочного пользования, производимая организациями эфирного ве­щания; репродуцирование произведений в единичном экземп­ляре без извлечения прибыли в случаях, предусмотренных ст. 1275 ГК РФ.

К числу имущественных правомочий авторов законодатель­ство относит и право на распространение. Распространение, как составная часть исключительного права, — это продажа или иное отчуждение его оригинала или экземпляров (ст. 1270 ГК РФ).

Закон устанавливает, что если оригинал или экземпляры правомерно опубликованного произведения введены в граж­данский оборот на территории Российской Федерации путем их продажи или иного отчуждения, дальнейшее распростране­ние оригинала или экземпляров произведения допускается без согласия правообладателя и без выплаты ему вознаграждения, за исключением действия права следования (ст. 1272 ГК РФ). Такое правило известно как «принцип исчерпания прав».

Наряду с правом на распространение ГК РФ выделяет право на импорт, под которым понимается право импортировать эк­земпляры произведения в целях распространения.

Под импор­том произведения понимается ввоз экземпляров произведения на территорию действия авторских прав на это произведение в целях их распространения. Основанием выделения права на импортв отдельное право является территориальная ограни­ченность сферы действия авторских прав. Произведение, кото­рое не охраняется на территории той или иной страны, может там свободно использоваться. Однако если экземпляры этого произведения будут доставлены в целях распространения в страну, на территории которой оно охраняется, это будет нару­шением авторских прав.

Близкими по своему содержанию к имущественным правам автора являются право на публичный показ, право на публичное исполнение и право на сообщение в эфир.

Показ произведения — это любая демонстрация оригинала или экземпляра произведения непосредственно либо на экране с помощью пленки, диапозитива, телевизионного кадра или иных технических средств, а также демонстрация отдельных кадров аудиовизуального произведения без соблюдения их по­следовательности непосредственно либо с помощью техниче­ских средств в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, восприни­мается произведение в месте его демонстрации или в другом месте одновременно с демонстрацией произведения.

Публичное исполнение — это представление произведения в живом исполнении или с помощью технических средств (ра­дио, телевидения и иных технических средств), а также показ аудиовизуального произведения (с сопровождением или без со­провождения звуком) в месте, открытом для свободного посе­щения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от то­го, воспринимается произведение в месте его представления или показа либо в другом месте одновременно с представлени­ем или показом произведения.

Еще одной сходной парой имущественных прав авторов яв­ляются право на сообщение в эфир и право на сообщение по кабелю.

Сообщение в эфир — это сообщение произведения для всеоб­щего сведения (включая показ или исполнение) по радио или телевидению (в том числе путем ретрансляции), за исключени­ем сообщения по кабелю. При этом под сообщением понимает­ся любое действие, посредством которого произведение стано­вится доступным для слухового и (или) зрительного восприятия независимо от его фактического восприятия публикой. При со­общении произведений в эфир через спутник под сообщением в эфир понимается прием сигналов с наземной станции на спут­ник и передача сигналов со спутника, посредством которых произведение может быть доведено до всеобщего сведения неза­висимо от его фактического приема публикой. Сообщение ко­дированных сигналов признается сообщением в эфир, если средства декодирования предоставляются неограниченному кругу лиц организацией эфирного вещания или с ее согласия.

Сообщение по кабелю — это сообщение произведения для всеобщего сведения по радио или телевидению с помощью ка­беля, провода, оптического волокна или аналогичных средств (в том числе путем ретрансляции). Сообщение кодированных сигналов признается сообщением по кабелю, если средства де­кодирования предоставляются неограниченному кругу лиц ор­ганизацией кабельного вещания или с ее согласия.

Сообщение в эфир или по кабелю обычно выступает в каче­стве дополнительного и наиболее широкомасштабного способа расширения аудитории. При передаче в эфир произведение становится доступно максимально широкой аудитории (особенно при передаче произведения в эфир через спутник). Пере­дача произведения по кабелю, проводам или с помощью иных аналогичных средств ограничивает пределы восприятия числом пользователей сети. При этом в обоих случаях факт восприятия произведения конкретным зрителем значения не имеет, доста­точно факта открытия доступа к произведению.

Самостоятельным правом является право на доведение произ­ведения до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо мо­жет получить доступ к произведению из любого места и в любое время по собственному выбору (доведение до всеобщего сведе­ния). В отличие от сообщения произведения в эфир или по ка­белю, которые доступны лишь в ограниченный период времени, при доведении произведения до всеобщего сведения произведе­ние доступно в любой момент времени. Выделение права на до­ведение произведения до всеобщего сведения в отдельное право­мочие связано, прежде всего, с развитием сети Интернет.

Право на перевод представляет собой возможность автора са­мому переводить и использовать перевод своего произведения, а также его право давать разрешение на перевод и использова­ние перевода другими лицами. Если при воспроизведении осу­ществляется повторение фиксации произведения, то сущно­стью перевода является преобразование внешней формы про­изведения, изменение его языковой оболочки. На практике авторы довольно редко самостоятельно переводят свое произве­дение, основным содержанием права на перевод является да­вать согласие на использование перевода своего произведения. Любое лицо, которое намерено перевести произведение на дру­гой язык, должно получить разрешение от автора или иного правообладателя. Для автора контроль за переводом произведе­ния имеет существенное значение, так как он может желать или не желать издания своего произведения на том или ином языке, перевод может составить конкуренцию оригиналу, от неудачного перевода может пострадать репутация автора и т. д.

К праву на перевод близко примыкает право на переработку, под которой понимается создание производного произведения (обработки, экранизации, аранжировки, инсценировки и т. п.). Оно также подразумевает право автора давать разрешение на переработку своего произведения другим лицам. При реализа­ции права на переработку возникает множество проблем, свя­занных, прежде всего, с пределами данного права. Так, очевид­но, что написание сценария или пьесы на основе литературного произведения будет являться переработкой. Более сложна ситуация, когда создается новое произведение с использовани­ем образов уже существующего. В этом случае наличие у авто­ра вновь созданного произведения обязанности получить раз­решение автора первоначального зависит от степени ориги­нальности его творения. В мировой литературе существуют расхожие образы, например Дон Жуан, которые использова­лись различными писателями для создания своих совершенно самостоятельных произведений. В таких случаях говорить о на­рушении права на переработку нельзя.

Под переработкой (модификацией) программы для ЭВМ или базы данных понимаются любые их изменения, в том чис­ле перевод такой программы или такой базы данных с одного языка на другой язык, за исключением адаптации, т. е. внесе­ния изменений, осуществляемых исключительно в целях функ­ционирования программы для ЭВМ или базы данных на кон­кретных технических средствах пользователя или под управле­нием конкретных программ пользователя.

Применительно к произведениям архитектуры, градострои­тельства, садово-паркового искусства и дизайна ГК РФ отдель­но выделяет право на практическую реализацию указанных про­ектов. Целью существования в законодательстве данного права является гарантирование автору дополнительных возможностей предупреждения искажений произведения при его практиче­ской реализации.

Использование архитектурного, градостроительного или са­дово-паркового проекта для реализации допускается только од­нократно, если иное не установлено договором, в соответствии с которым создан проект. Проект и выполненная на его основе документация для строительства могут быть использованы по­вторно только с согласия автора проекта.

Автор произведения архитектуры, градостроительства или садово-паркового искусства имеет право на осуществление ав­торского контроля за разработкой документации для строитель­ства и право авторского надзора за строительством здания или сооружения либо иной реализацией соответствующего проекта. Порядок осуществления авторского контроля и авторского над­зора устанавливается федеральным органом исполнительной власти по архитектуре и градостроительству.

Автор произведения архитектуры, градостроительства или садово-паркового искусства вправе требовать от заказчика архитектурного, градостроительного или садово-паркового проек­та предоставления права на участие в реализации своего проек­та, если договором не предусмотрено иное.

Исходя из природы данного права, оно, в отличие от выше­перечисленных имущественных авторских прав, не может быть передано другому лицу.

В отношении названного права суды (в том числе в период до принятия части четвертой ГК РФ) признавали нарушением исключительных прав автора на использование архитектурного проекта действия заказчика, поручившего без согласия право­обладателя разработку документации для строительства иной организации.

Практика

Акционерное общество «Институт экспериментального про­ектирования» обратилось в арбитражный суд с иском к строи­тельной компании о признании за ним исключительных прав на архитектурный проект, а также права на осуществление автор­ского надзора за строительством архитектурного объекта и за­прещение ответчику использовать техническую документацию, разработанную другой организацией, для реализации проекта.

При разрешении спора судом установлено, что институт в со­ответствии с договором, заключенным со строительной компани­ей (заказчиком), создал архитектурный проект шумозащитного жилого дома. Авторами проекта являются работающие в институ­те архитекторы, трудовые договоры которых не предусматрива­ли закрепления за ними исключительных прав на создаваемые произведения архитектуры.

Согласно условиям договора институтом была разработана документация для строительства первой очереди объекта. Дан­ные материалы были переданы строительной компании, приня­ты и оплачены ею.

Документацию, подготовленную по договоренности для других этапов строительства, строительная компания не приняла со ссылкой на отсутствие надлежащего финансирования. Однако за­тем, не расторгая договора с институтом, без его согласия и ведо­ма заказала изготовление документации другой проектной орга­низации за меньшую цену и приступила к строительству объекта.

Суд первой инстанции отказал в иске, сославшись на то, что ис­тец, являясь обладателем исключительных прав на архитектурный проект, не доказал их оспаривания или нарушения ответчиком.

Суд апелляционной инстанции отменил названное решение и удовлетворил исковые требования по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 6 Федерального закона «Об архитек­турной деятельности в Российской Федерации» объектами ав­торского права на произведения архитектуры являются архитек­турный проект, разработанная на его основе документация для строительства, а также архитектурный объект.

Согласно ст. 16 Закона об авторском праве исключительные права автора на использование архитектурного проекта включа­ют также его практическую реализацию. Автор принятого архи­тектурного проекта вправе требовать от заказчика предоставле­ния права на участие в реализации своего проекта при разработ­ке документации для строительства и при строительстве здания или сооружения, если иное не предусмотрено в договоре.

Договор между сторонами не предусматривал условия о воз­можности разработки документации иной организацией.

Статьей 17 Федерального закона «Об архитектурной дея­тельности в Российской Федерации», регламентирующей иму­щественные права автора произведения архитектуры, прямо предусмотрено, что автор архитектурного проекта имеет исклю­чительное право использовать проект или разрешать использо­вать его для реализации путем разработки документации для строительства и строительства архитектурного объекта. Пере­дача этих исключительных прав осуществляется на основании договора. Из материалов дела усматривается, что институт та­кого договора с разработчиком документации не заключал, раз­решение заказчику на его заключение также не давал.

При указанных обстоятельствах изготовление документации для строительства другими лицами без разрешения обладателя исключительных прав на архитектурный проект и использование этой документации является нарушением этих прав, которое должно быть прекращено по требованию правообладателя.

Исковые требования института, обладающего как работода­тель авторов архитектурного проекта исключительными права­ми на использование служебного произведения, в силу ст. 14 Закона об авторском праве удовлетворены правомерно[33].

Правообладатель может использовать произведение и ины­ми способами.

Еще одним имущественным авторским правом с сильно вы­раженными элементами личного неимущественного права ав­тора является право следования. Право следования позволяет ав­тору произведения изобразительного искусства получать долю доходов от перепродажи его произведений.

Гражданский кодекс РФ в ст. 1293 устанавливает, что в слу­чае отчуждения автором оригинала произведения изобразитель­ного искусства, авторской рукописи (автографа) литературного или музыкального произведения при каждой публичной пере­продаже соответствующего оригинала, в которой в качестве продавца, покупателя или посредника участвует галерея изо­бразительного искусства, художественный салон, магазин или иная подобная организация, автор имеет право на получение от продавца вознаграждения в виде процентных отчислений от це­ны перепродажи (право следования). Размер процентных от­числений, а также условия и порядок их выплаты определяются Правительством РФ.

Данное право обладает следующими особенностями:

— им обладают только авторы произведений изобразитель­ного искусства, а также рукописей литературных и музыкаль­ных произведений;

— оно касается только публичной перепродажи произведе­ний. Признак публичности означает реализацию произведений через аукцион, галерею изобразительного искусства, художест­венный салон, магазин и т. д., т. е. с наличием возможности приобретения произведения у широкого круга лиц. Под пере­продажей понимается всякая продажа, которая следует за пер­вой продажей произведения изобразительного искусства. Пер­вая продажа произведения изобразительного искусства означа­ет переход права собственности на указанное произведение (возмездно или безвозмездно) от автора к другому лицу;

— в отличие от большинства имущественных авторских прав это право является неотчуждаемым и может передаваться лишь наследникам автора.

В настоящее время механизм контроля за соблюдением дан­ного правомочия авторов практически отсутствует, что делает его во многом декларативным.

Право на вознаграждение за использование служебного произве­дения возникает в случае, если работодатель в течение трех лет со дня, когда служебное произведение было предоставлено в его распоряжение, начнет использование служебного произве­дения или передаст исключительное право другому лицу. Автор приобретает указанное право на вознаграждение и в случае, когда работодатель принял решение о сохранении служебного произведения в тайне и по этой причине не начал использова­ние этого произведения в указанный срок. Размер вознагражде­ния, условия и порядок его выплаты работодателем определя­ются договором между ним и работником, а в случае спора — судом.

Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение. Так, он вправе, например, внести принадлежащие ему авторские права в качестве вклада при соз­дании товарищества.

Практика

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, рассматривая конкретное дело, указал на следующее.

Статья 1042 ГК РФ не исключает возможности внесения в ка­честве вклада товарища имущественных прав либо иных прав, имеющих денежную оценку.

Согласно ст. 16 Закона об авторском праве исключительное право на использование произведения является имуществен­ным правом.

Внесенное товарищами имущество, в том числе имущест­венные права на аудиовизуальные произведения, которыми они обладали по основаниям отличным от права собственности, в соответствии со ст. 1043 ГК РФ используется в интересах всех товарищей и составляет общее имущество товарищей[34].

Срок действия авторских прав является важным элементом авторского законодательства. Для защиты интересов авторов, с одной стороны, и учета интересов общества в целом — с дру­гой, государство обеспечивает охрану одних прав вечно, дру­гих — на определенный срок.

По общему правилу, установленному ст. 1281 ГК РФ, ис­ключительное право на произведение действует в течение всей жизни автора и 70 лет, считая с 1 января года, следующего за годом смерти автора.

Из данного правила имеются следующие исключения:

1) авторское право на произведение, обнародованное ано­нимно или под псевдонимом, действует в течение 70 лет, считая с 1 января года, следующего за годом его правомерного обнаро­дования. Если в течение указанного срока автор такого произве­дения раскроет свою личность или его личность не будет далее оставлять сомнений, то срок действия авторского права на это произведения будет исчисляться по общим правилам;

2) авторское право на произведение, созданное в соавторст­ве, действует в течение всей жизни и 70 лет, считая с 1 января года, следующего за годом после смерти последнего автора, пе­режившего других соавторов;

3) авторское право на произведение, обнародованное после смерти автора, действует в течение 70 лет после его выпуска. В случае, если автор был репрессирован и реабилитирован по­смертно, то срок охраны авторских прав начинает действовать с 1 января года, следующего за годом реабилитации;

4) срок охраны авторских прав на произведение, автор кото­рого работал во время Великой Отечественной войны или уча­ствовал в ней, увеличивается на четыре года.

Изложенное относится к имущественным авторским пра­вам. Ряд личных неимущественных прав автора, а именно пра­во авторства, право на имя автора и право на неприкосновен­ность произведения, охраняются бессрочно. Некоторыми авто­рами отмечается, что в данном случае точнее говорить не о бессрочной охране указанных прав, так как указанные права в силу своей неразрывной связи с личностью автора не могут су­ществовать после его смерти. Данные юридические феномены признаются и охраняются после смерти автора уже не как субъ­ективные права, а как общественные интересы, нуждающиеся в признании и защите.

По истечении срока действия авторского права произведе­ние считается перешедшим в общественное достояние. Произве­дения, перешедшие в общественное достояние, могут свободно использоваться любым лицом без выплаты авторского возна­граждения. При этом, как было указано выше, должно соблю­даться право авторства, право на имя автора и право на непри­косновенность произведения.

§2.2. Объекты авторского права: понятие, признаки и классификация

Понятие и признаки объектов авторского права. Статья 1259 ГК РФ содержит перечень произведений, яв­ляющихся объектами авторского права.

Под объектом авторского права обычно понимают произве­дение науки, литературы и искусства, являющееся результатом творческой деятельности независимо от способа выражения и назначения произведения.

Охрана авторского права связана с охраной произведения, которое как источник творческого труда представляет собой ре­зультат личного неимущественного права автора.

Для того чтобы быть автором произведения и осуществлять авторские права, не требуется выполнять какие-либо формаль­ности, а именно регистрировать произведение. Однако любой правообладатель может добровольно зарегистрировать объекты авторского права.

В ст. 2 Бернской конвенции об охране литературных и худо­жественных произведений термин «литературные и художест­венные произведения» охватывает все произведения в области литературы, науки и искусства, каким бы способом и в какой бы форме они ни были выражены.

В связи с этим создание литературного, художественного и научного произведения неотделимо от последующего его рас­пространения (как результата имущественных прав автора и других правообладателей).

Произведение как продукт духовного творчества должно быть выражено в какой-либо объективной форме. Авторским правом охраняются любые произведения независимо от формы их восприятия. Форма объекта авторского права может сущест­вовать, например, как: план фасада дома, скульптура, руко­пись, публично произнесенная речь, не зафиксированная на пленке, при этом пусть даже один раз произнесенная в устной форме и воспринятая слушателями. Таким образом, если про­изведение не изложено для восприятия, ему не нужна правовая охрана.

Произведение как источник экономического содержания представляет собой определенную ценность. В связи с чем ав­тор, распространяя свой труд, получает авторский гонорар. Поэтому предназначенные для общественного пользования офи­циальные документы не являются объектами авторского права. Согласно п. 4 ст. 1259 ГК РФ для возникновения, осуществ­ления и защиты авторских прав не требуется регистрации про­изведения или соблюдения каких-либо формальностей. Отсюда следует, что авторским правом охраняются любые произведе­ния независимо от уровня духовного творчества, имени автора. Каждое произведение имеет свои индивидуальные особенно­сти — оно оригинально, неповторимо и т. д.

Оригинальное произведение по своим характерным чертам и по своей форме определяет индивидуальность автора.

Вместе с тем этот признак объекта авторского права отсутст­вует в нашем законодательстве, но содержится в законодатель­стве Англии и США как одно из необходимых условий призна­ния авторского права на произведение. В Германии понятие оригинальности произведения сложилось в судебной практике. Важным свойством объекта авторского права признана так­же его неповторимость.

Способы выражения произведения могут быть любыми: ис­полнение музыкального произведения, демонстрация кино­фильма, чтение лекции и т. д.

В п. 6 ст. 1259 ГК РФ перечислены произведения, не являю­щиеся объектами авторского права: официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нор­мативные правовые акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного, судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы, государственные символы и знаки, произведения народного творчества (фольклор), не имеющие конкретных авторов, сообщения о событиях и фактах, имею­щих информационный характер.

Охрана авторских прав не распространяется на идеи, кон­цепции, принципы, методы, процессы, системы, способы, предлагаемые решения технических, организационных или иных задач, открытия, факты, языки программирования.

Произведения, срок охраны которых истек, переходят в об­щественное достояние (ст. 1282 ГК РФ). Соответственно такие произведения свободно используются без выплаты авторского вознаграждения, с указанием имени автора. На их основе может создаваться ряд других произведений, охраняемых автор­ским правом.

Однако за пределами любого срока остаются права авторст­ва, авторского имени и защиты репутации автора, охраняется неприкосновенность произведения.

Согласно ст. 1264 ГК РФ такие объекты авторского права, как проекты законов, иные тексты административного и судеб­ного характера, имеющие признаки объекта авторского права, которые еще не приняты официально, с 1 января 2008 г. охра­няются авторско-правовыми нормами. При этом разработчик проекта, например закона, обладающий авторским правом на проект, вправе обнародовать проект, если это не запрещено за­казчиком проекта (государственным органом, органом местно­го самоуправления муниципального образования или междуна­родной организацией).

Также не считаются произведениями и не являются объек­том охраны сообщения о новостях дня и другие сообщения ин­формационного характера. Однако если такие произведения излагаются в оригинальной форме, например, в виде фельето­на, они становятся объектами авторского права.

Программы теле- и радиопередач, телефонные справочники относятся как к неохраняемым, так и к охраняемым объектам, все зависит от творческого результата авторов-составителей.

Особое значение придается вопросу распространения автор­ского права на дипломную работу: обладает ли студент правами автора?

Дипломная работа студента может рассматриваться как: произведение искусства (дипломная работа, например, студен­тов художественных учебных заведений), произведение науки (дипломная работа, например, студентов технических вузов), произведение литературы (дипломная работа, например, сту­дентов литературных учебных заведений, филологических и журналистских факультетов высших учебных заведений). Она создается в силу творческого труда студента и обладает такими же признаками, как и объекты авторского права.

Немаловажная роль придается защите произведений авто­ров, которые были репрессированы и посмертно реабилитиро­ваны. Если автор был репрессирован и реабилитирован по­смертно, то срок охраны прав, предусмотренный п. 4 ст. 1281 ГК РФ, начинает действовать с 1 января года, следующего за годом реабилитации.

На основе этой нормы будут охраняться многие произведе­ния, которые долгое время не охранялись. Однако пользовате­лям зачастую бывает сложно найти наследников репрессиро­ванных авторов, не всегда бывает известно о факте реабилита­ции автора. Сложность поиска наследников репрессированных авторов бывает вызвана еще тем, что детей репрессированных родителей, чтобы скрыть от репрессий, увозили подальше от таких мест к дальним родственникам, меняли им фамилии. По­этому издатели либо другие пользователи должны быть готовы к такой ситуации.

Виды объектов авторского права. Произведения можно классифицировать по различным ос­нованиям. Исходя из вида интеллектуальной творческой деятельности, произведения делятся на произведения науки, литературы и ис­кусства.

Научное произведение — произведение интеллектуальной дея­тельности, в котором рассматриваются оригинальные научные мысли, ранее неизвестные процессы современной жизни.

Прав при этом В. И. Серебровский, полагая, что нормами авторского права охраняется не научное открытие как таковое, а произведение науки, в котором открытие нашло свое выраже­ние[35].

Научными произведениями являются научно-техническая документация, описание научно-исследовательской работы, конструкторская, технологическая, строительная документа­ция, различные научные брошюры, журналы и т. д.

Литературное произведение — продукт художественно-лите­ратурного творчества, выраженный в определенной форме, например, рассказы, повести, романы, сказки, дневники, част­ные письма, лекции, доклады и др.

Актуальное значение имеет охрана авторского посвящения, которое может быть выражено, например, в стихотворной фор­ме и представлять собой отдельное произведение. Посвящение произведения кому-либо, имеющее творческий характер, будет являться объектом авторского права.

Герои произведений могут быть вымышленными, а могут иметь реальных прототипов.

Как при посвящении, так и при использовании в произведе­нии чужого образа необходимо получить согласие того, кому посвящается произведение, и того, чей образ используется ав­тором.

Заслуживает внимания вопрос охраны названия произведения на телевидении, в рекламе и т. д. Согласно п. 7 ст. 1259 ГК РФ часть произведения (включая его название), персонаж произве­дения, являясь продуктом духовного творчества, может исполь­зоваться самостоятельно и быть объектом авторского права.

Крылатые фразы, рекламные слоганы, носящие интеллекту­альный, творческий характер, также могут быть отнесены к объектам охраны. В спорных случаях вопрос о признании таких объектов охраняемыми решает суд.

Среди объектов авторского права выделены произведения искусства, к которым относят драматические и музыкально-драматические, сценарные, хореографические, музыкальные, аудиовизуальные, фотографические произведения, произведе­ния живописи, архитектуры, скульптуры, декоративно-при­кладного и сценографического искусства и др.

Хореографические произведения имеют авторско-правовую ох­рану с момента обнародования (так же, как и речь, изложенная устно для слушателей) независимо от того, будут ли они зафик­сированы на материальном носителе.

В части четвертой ГК РФ не перечислены виды музыкаль­ных произведений. Музыкальные произведения часто непосредст­венно связаны с литературными произведениями.

Многие композиторы пишут музыку на слова поэтов, про­изведения которых охраняются авторским правом, либо произ­ведения которых перешли в общественное достояние. Мелодия и стихотворение могут звучать самостоятельно, при этом каж­дый автор будет обладать авторским правом либо на свое про­изведение, либо в целом на все музыкальное произведение (песня, мюзикл и др.).

Согласно п. 1 ст. 1263 ГК РФ к аудиовизуальным произведени­ям относятся произведения, состоящие из зафиксированной се­рии связанных между собой изображений (с сопровождением или без сопровождения звуком), предназначенное для зритель­ного и слухового (в случае сопровождения звуком) восприятия с помощью соответствующих технических устройств. Аудиовизуальные произведения включают кинематографические произ­ведения и все произведения, выраженные средствами, анало­гичными кинематографическим (теле- и видеофильмы и другие подобные произведения), независимо от способа их первона­чальной или последующей фиксации.

Аудиовизуальное произведение состоит из нескольких час­тей. Так, кинофильм не может существовать без работы сцена­риста, декоратора, оператора, художника по костюмам и др. Ка­ждая часть имеет авторско-правовую охрану и может быть само­стоятельно использована, так как согласно п. 5 ст. 1263 ГК РФ авторы произведений, вошедших составной частью в аудиовизу­альное произведение, пользуются авторским правом каждый на свое произведение. Эти авторы вправе требовать выплаты ком­пенсации и запрещения использовать их произведения в филь­ме. Но реально запретить использовать произведение могут только авторы, чьи работы вошли составной частью в кинолен­ту. Вычленить же, например, из киноленты работу оператора-постановщика, художника-постановщика невозможно, так как их произведения не могут использоваться самостоятельно.

В отличие от других аудиовизуальные произведения должны пройти обязательную государственную регистрацию в реестре.

Такие произведения, как живопись, скульптура тесно связа­ны с теми материальными носителями, на которых они изобра­жены. Поэтому такие произведения характерны именно тем, что они неповторимы. После продажи такого произведения ху­дожник может оказаться в незащищенном положении. Право следования (ст. 1293 ГК РФ), предусмотренное законодательст­вом многих стран, гарантирует получение автором вознаграж­дения при продаже произведений изобразительного искусства через аукционы, художественные салоны, галереи и др. Автору должно быть выплачено вознаграждение в процентном отноше­нии к продажной цене. Однако при продаже таких произведе­ний из одной частной коллекции в другую художник может не только не получить вознаграждение, но и не узнать о перепро­даже своего шедевра.

В настоящее время возрастает интерес к фотографическим произведениям. Фотографии бывают художественными и научно-техническими. Художественные фотографии относятся к про­изведениям искусства. Фотографии, сделанные для целей гео­логии, географии, рентгеновские снимки по своим особенно­стям близки к научным произведениям.

Архитектурные произведения принято в науке авторского права относить к «нетипичным» объектам авторского права (ст. 1294 ГК РФ). Архитектурные произведения существуют в виде архитектурного проекта, архитектурного решения, архи­тектурного объекта.

Согласно Федеральному закону «Об архитектурной деятель­ности в Российской Федерации» архитектурный проект — это архитектурная часть документации для строительства и градо­строительной документации. К архитектурным объектам отно­сится внешний и внутренний облик зданий, сооружений и т. д. Архитектурное решение — это авторский замысел архитектур­ного объекта.

Гражданский кодекс РФ (п. 1 ст. 1259) относит программу для ЭВМ к произведениям литературы. Программа для ЭВМ отли­чается от других произведений литературы специфичной фор­мой своего содержания. В связи с этим в отдельных случаях программа для ЭВМ признается научным произведением.

По желанию правообладателя она может быть зарегистриро­вана в Роспатенте.

Научные произведения отличаются от произведений художе­ственной литературы и искусства. Это различие отметил Э. П. Гаврилов: «…работу автора над формой произведения науки можно оторвать от работы над содержанием, в то время как при создании произведений литературы и искусства этого сделать нельзя. Иными словами, у произведения науки содер­жание (научный результат) имеет свое собственное существова­ние, независимое от формы произведения, в котором оно во­площено»[36].

Перечень объектов авторского права не является исчерпы­вающим.

С развитием новых технологий развиваются такие объекты авторского права, как мультимедийные произведения, которые имеют признаки литературного, научного, аудиовизуального произведения.

Деление произведений возможно и по степени самостоя­тельности. Самостоятельные произведения принято именовать «оригинальными». Это такие произведения, которые автор или обладатель авторских прав может использовать по своему жела­нию. К ним относятся все вышеперечисленные произведения.

К производным (неоригинальным) произведениям относят­ся, например, переводы (п. 1 ст. 1260 ГК РФ). Производные произведения представляют собой переработку другого произ­ведения (ч. 1 п. 2 ст. 1259 ГК РФ). Причем охрана неориги­нальных произведений не должна нарушать прав на оригиналь­ное произведение. Такие произведения являются основой ори­гинальных произведений.

Согласно Бернской конвенции переводы пользуются охра­ной наравне с оригинальными произведениями без ущерба для прав автора оригинального произведения.

Различают следующие виды переводов: авторские, подстроч­ные и промежуточные.

Считается, что подстрочный перевод — это не литературный перевод, а перевод, сделанный слово в слово, который в даль­нейшем может быть использован для авторского перевода, т. е. для придания переводу творческого характера. С точки зрения многих авторов нашим законодательством в равной ме­ре охраняются как авторский, так и подстрочный переводы.

Промежуточным переводом, например, будет перевод, сде­ланный с оригинального произведения, а затем послуживший вариантом для перевода на третий язык. Так, в случае перевода произведения с русского языка на английский и с английского языка на французский, английский перевод будет промежуточ­ным.

Не решен в нашем законодательстве вопрос охраны прав ав­торов промежуточного перевода, хотя в советском законода­тельстве этот вопрос был решен на уровне многих республик бывшего СССР (Казахстана, Литвы).

Адаптации, обработки, экранизации, музыкальные аранжи­ровки, инсценировки либо иные переработки произведений, имеющие творческий характер, также являются производными произведениями.

Составные произведения строятся на основе оригинальных и производных произведений (п. 2 ст. 1260 ГК РФ). Составное произведение представляет собой по подбору или расположе­нию материалов результат творческого труда (подп. 2 п. 2 ст. 1259 ГК РФ). Составное произведение включает в себя дру­гие произведения, части произведений, официальные докумен­ты, не являющиеся объектами авторского права, произведения, перешедшие в общественное достояние. Такими произведениями являются сборники, антологии, энциклопедии, хрестома­тии, справочники, базы данных и др.

В зависимости от числа авторов, участвующих в творческом процессе, объекты авторского права делятся на произведения, созданные одним автором, и совместные (коллективные — два и более авторов) ст. 1258 ГК РФ.

По основаниям доступности для общества произведения де­лятся на обнародованные и необнародованные, имеющие различ­ный режим охраны (п. 3 ст. 1259 ГК РФ).

Обнародованные произведения доступны для всех.

Необнародованное произведение — это произведение опре­деленной объективной формы, которое с согласия автора не опубликовано, не исполнено публично, не показано и т. д., т. е. не является доступным для публики. Обнародовать или не обнародовать произведение — решает сам автор.

Обнародованные и необнародованные произведения рос­сийских и иностранных авторов и правообладателей, находя­щиеся на территории России, охраняются с момента создания произведений.

Авторское право распространяется также на обнародован­ные либо необнародованные произведения российских граж­дан, находящиеся в какой-либо объективной форме за предела­ми России.

Произведение будет считаться впервые обнародованным пу­тем опубликования в Российской Федерации согласно п. 2 ст. 1256 ГК РФ, если в течение 30 дней после даты первого опубликования за пределами Российской Федерации оно было опубликовано на ее территории. Из этого следует, что в России будут охраняться произведения тех авторов-иностранцев, которые впервые опубликовали свои работы в стране, не участвующей в Бернской конвенции и не имеющей двустороннего договора Российской Федерацией, но в течение 30 дней после даты пер­вого опубликования в другой стране опубликовали произведения в России.

Таким образом, необнародованные иностранные произведе­ния, находящиеся на территории Российской Федерации в оп-эеделенной материальной форме, охраняются от противоправ­ных действий по авторскому праву России. Однако охрана не­опубликованного произведения может зависеть от территории последующего обнародования.

Если произведение в последующем будет опубликовано в России, то оно будет охраняться российским авторским пра­вом. Но при опубликовании произведения за рубежом или в стране, которая не связана с Россией международным соглаше­нием, произведение не охраняется.

Предоставление на территории Российской Федерации ох­раны произведению в соответствии с международными догово­рами Российской Федерации осуществляется в отношении про­изведений, не перешедших в общественное достояние в стране происхождения произведения вследствие истечения установ­ленного в такой стране срока действия исключительного права на эти произведения и не перешедших в общественное достоя­ние в Российской Федерации вследствие истечения предусмот­ренного ГК РФ срока действия исключительного права на них.

При предоставлении охраны произведениям в соответствии с международными договорами Российской Федерации срок действия исключительного права на эти произведения на тер­ритории Российской Федерации не может превышать срок дей­ствия исключительного права, установленного в стране проис­хождения произведения (п. 4 ст. 1256 ГК РФ).

Наличие или отсутствие связи с трудовой деятельностью ав­тора — основание, по которому объекты авторского права под­разделяются на служебные и неслужебные произведения.

Служебное произведение — произведение, созданное в по­рядке выполнения служебных обязанностей или служебного за­дания работодателя. В соответствии с этим служебным задани­ем работодателя должно быть по сути именно это произведе­ние. На практике бывает трудно разграничить произведения, созданные автором в рамках выполнения трудовых обязанно­стей и вне таковых. В связи с этим важно очертить круг обязан­ностей работника и раскрыть специфику данного ему служеб­ного задания.

В соответствии с нормами трудового права служебные обя­занности — это круг действий, возложенных на работника по трудовому договору, по определенной специальности, квали­фикации и должности и безусловных для выполнения.

Служебное задание — это заказ, поручение выполнить трудо­вую функцию (обязанность), данное работнику.

Следовательно, можно сделать вывод, что произведения, ко­торые созданы в порядке выполнения служебного задания, яв-

ляются результатом деятельности не только юридического ли­ца, но и его сотрудника-автора, чья творческая деятельность связана трудовым взаимоотношением с этой организацией.

Трудовые отношения не могут регулировать использование служебных произведений, они лишь влияют на объем прав по их использованию. Автору служебного произведения принадлежит авторское право, т. е. личные неимущественные права (право на имя, право на защиту репутации, право на обнародование), а имущественные права принадлежат работодателю, хотя догово­ром между ним и автором может быть предусмотрено иное.

Согласно п. 2 ст. 1295 ГК РФ исключительное право на слу­жебное произведение принадлежит работодателю, если трудо­вым или иным договором между работодателем и автором не предусмотрено иное.

Если работодатель в течение трех лет со дня, когда служеб­ное произведение было предоставлено в его распоряжение, не начнет использование этого произведения, не передаст исклю­чительное право на него другому лицу или не сообщит автору о сохранении произведения в тайне, исключительное право на служебное произведение принадлежит автору. В случае если ра­ботодатель начнет использование произведения либо по зави­сящим от него причинам не начал использовать произведение в указанный срок, автор приобретает и сохраняет право на возна­граждение.

Работодатель не может без согласия автора сделать произве­дение доступным, внести в него изменения и т. д., но автор должен решить вопрос об обнародовании произведения, по­скольку иначе его отказ будет воспринят как нарушение трудо­вой дисциплины.

§2.3. Субъекты авторских прав: физические и юридические лица

 

Физические лица — субъекты авторского права. Изначально субъектами авторского права признаются лица, трудом которых созданы произведения науки, литературы, ис­кусства.

Поэтому только право самого автора является первоначаль­ным. У других правообладателей авторское право является про-

изводным, либо оно переходит по наследству, либо это зависит от желания и воли самого автора.

Непосредственно у автора право действует в течение всей его жизни. Другие правообладатели авторских прав ограничены определенным временем (например, 70-летним сроком охраны после смерти автора).

Субъектами авторского права могут быть российские и ино­странные граждане, их правопреемники, наследники, юридические лица, российское государство, субъекты РФ и др.

Авторское право у лица возникает с момента создания про­изведения.

Не существует каких-либо ограничений или возрастного цен­за для признания лица автором. Авторы произведений независи­мо от возраста, дееспособности обладают авторскими правами.

Судьба произведений недееспособных, ограниченно дееспо­собных, малолетних и несовершеннолетних субъектов во мно­гом зависит от законных представителей, так как сделки долж­ны заключаться с такими авторами при участии их опекунов и попечителей.

Однако зарубежная судебная практика признавала договоры, заключенные несовершеннолетними, действительными, если они были экономически выгодны для подростка.

Практика

Так, в деле 1966 г. один из сыновей Ч. Чаплина договорился с издателями о публикации некоторых подробностей семейных отношений в форме личных мемуаров. При решении о действи­тельности авторского договора необходимо было определить, выгоден ли такой договор несовершеннолетнему, и мнения су­дей разделились. Было высказано суждение, что публикация са­мим несовершеннолетним подробностей семейных отношений не идет ему во благо. Большинство же судей, считая, что самому факту публикации такого рода не может быть дано высокой мо­рально-этической оценки, все же решили, что заключенный до­говор принесет несовершеннолетнему пользу, поскольку даст ему возможность совершенствования как писателя и приобре­тения литературных навыков. Поэтому договор был признан действительным и гонорар за произведение был взыскан в пользу несовершеннолетнего[37].

Способность автора иметь, приобретать, осуществлять граж­данские права и исполнять гражданские обязанности в полном объеме возникает по достижении лицом совершеннолетия.

Иностранные граждане — авторы и лица без гражданства являются субъектами авторского права наравне с российскими гражданами. Согласно ст. 1197 ГК РФ гражданская дееспособ­ность физического лица определяется его личным законом. Иностранец, не обладающий дееспособностью по личному за­кону, не может ссылаться на ее отсутствие, если по праву места совершения сделки является дееспособным лицом.

Так, гражданин Швейцарии 18 лет, несмотря на то, что со­вершеннолетие в Швейцарии наступает по достижении 20 лет, совершив сделку в России, не вправе ссылаться на отсутствие дееспособности у себя на родине.

Субъектами авторского права являются соавторы, совмест­ным трудом которых создается произведение (п. 1 ст. 1258 ГК РФ).

Соавторство — совместное творческое участие двух или не­скольких лиц в создании единого произведения, охраняемого авторским правом.

Соавторство на коллективное произведение принадлежит соавторам совместно.

Существуют два вида соавторства: нераздельное, возникаю­щее в отношении произведения, составляющего одно нераз­рывное целое, и раздельное, которое возникает в отношении произведения, состоящего из частей, каждая из которых имеет самостоятельное значение.

Авторы могут договориться соединить свои написанные час­ти произведения. Иногда наши современники дополняют ранее написанные произведения другого автора. Например, «Кармен-сюита», соавторами которой являются французский компози­тор XIX в. Ж. Визе и российский композитор XX в. Р. Щедрин.

Между соавторами еще не созданного произведения могут заключаться договоры, в которых будет определяться вклад ка­ждого автора и порядок использования произведения, но так как произведение еще не существует, то эти соглашения будут иметь правовой характер.

В таких договорах соавторы устанавливают последователь­ность обозначения имен авторов, закрепляют разделы для на­писания, могут определять распределение вознаграждения.

По мнению Э. П. Гаврилова, при соавторстве, в том числе и раздельном, действует так называемое право приращения: ав­торское вознаграждение, причитающееся тому соавтору, права которого прекратились в связи с истечением срока охраны, «прирастает» к долям вознаграждения других соавторов[38].

Следующими субъектами авторских правоотношений явля­ются правопреемники, которыми могут быть наследники по за­кону и по завещанию. К правопреемникам не переходят такие личные неимущественные права, как право на авторство, право на имя.

К правопреемникам переходят имущественные права либо по закону, либо на основе договора, заключенного с авторами.

Особенность реализации права на служебные произведения проявляется в том, что работник как субъект авторского права и работодатель могут заключить договор, в котором будет опре­делен порядок использования служебного произведения.

К числу творческих работников, заключающих трудовой до­говор с работодателем, обычно относятся художники, режиссе­ры, артисты, операторы, журналисты и т. д. Хотя, например, с художниками, журналистами, сценаристами могут заключаться авторские договоры.

По мнению С. А. Чернышевой, с точки зрения самого про­цесса труда эти творческие работники признаются субъектами трудового права, а с точки зрения создаваемого ими произведе­ния — субъектами авторского права[39].

Личные неимущественные права на служебные произведе­ния принадлежат автору служебного произведения, здесь ис­ключено правопреемство работодателя, однако, если работода­тель поручил автору создать произведение, значит, оно должно быть использовано для каких-либо целей.

Авторские права таких субъектов авторского права, как пе­реводчик, составитель и иной автор производного или составного произведения охраняются как права на самостоятельные объек­ты авторских прав независимо от охраны прав авторов произве­дений, на которых основано производное или составное произ­ведение (ст. 1260 ГК РФ).

Кинематографическое произведение является совместным произведением многих лиц: режиссеров, сценаристов, худож­ников, композиторов и др.

Круг авторов аудиовизуального произведения строго огра­ничен. К ним, в соответствии с п. 2 ст. 1263 ГК РФ, относятся режиссер-постановщик, автор сценария и композитор, являю­щийся автором музыкального произведения (с текстом или без текста), специально созданного для этого аудиовизуального произведения.

Продюсер, который не является автором, но предоставляет необходимые денежные средства для создания фильма, облада­ет исключительными правами на воспроизведение, распростра­нение, публичное исполнение фильма.

Продюсером-автором может выступать любое физическое лицо, внесшее определенный творческий вклад в создание фильма.

В российском законодательстве продюсер — это изготови­тель аудиовизуального произведения, физическое или юриди­ческое лицо, взявшее на себя инициативу и ответственность за изготовление такого произведения.

Вознаграждение за аудиовизуальное произведение, как пра­вило, выплачивается авторам заранее на основе индивидуаль­ных договоров, условия при этом устанавливает продюсер.

Когда в контракте предусматривается заранее обусловленное вознаграждение, продюсер платит независимо от дохода, кото­рый он может получить впоследствии, так как автор, да и сам продюсер до выхода произведения в прокат не могут оценить популярность и доход будущего произведения.

Субъектами авторского права являются разработчики проек­тов официальных документов. После официального принятия к рассмотрению проекта государственным органом, органом местного самоуправления муниципального образования или международной организацией проект может использоваться от имени этих органа или организации без указания имени разра­ботчика (ч. 3 п. 2 ст. 1264 ГК РФ).

Согласно ст. 1298 ГК РФ субъектами авторского права явля­ются авторы либо организации, выполняющие государствен­ный или муниципальный контракт для государственных или муниципальных нужд.

Юридические лица — субъекты авторского права. Юридическое лицоосуществляет деятельность, предусмот­ренную учредительными документами, и несет связанные с этой деятельностью обязанности (ст. 49 ГК РФ).

Так, например, обязательство ликвидированного юридиче­ского лица при реорганизации должно исполнить вновь соз­данное юридическое лицо.

Несостоятельность юридического лица также влияет на пре­кращение авторских правоотношений. Под несостоятельностью (банкротством) юридического лица понимается его неспособ­ность удовлетворить требования кредиторов.

Издательские или другие юридические лица — субъекты автор­ского права, признанные несостоятельными, удовлетворяют требования кредиторов, которыми обычно выступают авторы или их правопреемники, либо ликвидируются, либо их долги перед автором погашает третье лицо, которое заинтересовано в оздоровлении должника-издателя.

Юридическое лицо в Российской Федерации может стать первоначальным обладателем авторских прав в отношении слу­жебных произведений, т. е. работодателю в этом случае при­надлежат все имущественные права, если в договоре между ним и автором не предусмотрено иное. В отличие от российского законодательства, в США работодатель считается не только первоначальным обладателем авторских прав, но и автором служебного произведения.

Юридические лица являются правообладателями также по следующим параметрам: вследствие договора с автором либо с его наследниками и на основании завещания автора.

Юридическими лицами, вступающими в авторские правоот­ношения, обычно являются издательства, радио-, телекомпа­нии, театры и т. д. Издательства бывают специализированными и универсальными. Юридическое лицо — издательство, осуще­ствляя издательскую деятельность, прежде всего, реализует свои уставные правомочия и функции.

Юридические лица согласно действующему законодательст­ву могут быть продавцами (правообладателями) и покупателя­ми (пользователями) авторских прав.

Как физическим, так и юридическим лицам предоставлена свобода в выборе контрагента по договору. Стороны являются юридически равноправными.

Важную роль в реализации имущественных прав авторов и иных правообладателей играют организации, управляющие имущественными правами на коллективной основе. Такие ор­ганизации действуют на основе устава и в пределах полномо­чий, данных обладателями авторских прав. В соответствии с за­конодательством коллективное управление имущественными правами авторов должно осуществляться самими правооблада­телями, а не органами государства.

Подобные организации являются некоммерческими, не мо­гут самостоятельно использовать произведения, полученные для управления на коммерческой основе, не могут заниматься предпринимательской деятельностью. Они являются предста­вителями авторов и действуют от их имени и в их интересах.

Организации по управлению правами на коллективной ос­нове должны пройти государственную аккредитацию (ст. 1244 ГК РФ) и осуществлять свою деятельность под контролем уполномоченного федерального органа исполнительной власти (п. 6 ст. 1244 ГК РФ). Типовой устав аккредитованной органи­зации утверждается в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации (п. 7 ст. 1244 ГК РФ).

На территории России действует в настоящее время Россий­ское авторское общество (РАО), которое защищает интересы автора любыми юридическими средствами.

Законом разрешено создание других подобных организаций.

Российское государство, субъекты РФ, муниципальные об­разования, выступая самостоятельными субъектами авторского права, могут участвовать в авторских правоотношениях. Так, например, использование произведения, выигравшего публичный конкурс, возможно только на основании договора между автором произведения и организатором конкурса (ст. 1060 ГК РФ). Российская Федерация, ее субъекты, муници­пальные образования могут быть устроителями публичного конкурса на лучшую работу: герб, символику и т.д.

Вопросы для самоконтроля:

  1. Охарактеризуйте личные неимущественные права авторов?
  2. Укажите, какие имеются исключения по установлению срока действия авторских прав?
  3. Укажите, на что не распространяется охрана авторских прав?
  4. Существуют ли ограничения или возрастной ценз для признания лица автора?
  5. Как осуществляется коллективное управление имущественными правами авторов?
  6. Дайте определение авторскому договору исходя из ст. 1287 и 1288 ГК РФ.
ТЕМА 3 Институт смежных прав.
  1. Смежные права и их взаимосвязь с авторским правом.
  2. Объекты прав, смежных с авторскими
  3. Субъекты смежных прав их характеристика и классификация

 

§3.1. Смежные права и их взаимосвязь с авторским правом.

Объекты прав, смежных с авторскими. Термин «смежные права» в основном употребляется в романо-германских правовых системах. В России понятие «смежные пра­ва» впервые появилось в Основах гражданского законодательства в 1991 г. В четвертой части ГК РФ правам, смежным с авторски­ми, посвящена гл. 71. В соответствии со ст. 1303 ГК РФ права­ми, смежными с авторскими (смежными правами), являются ин­теллектуальные права на результаты исполнительской деятель­ности (исполнения), на фонограммы, на сообщение в эфир или по кабелю радио- и телепередач (вещание организаций эфир­ного и кабельного вещания), на содержание баз данных, а так­же на произведения науки, литературы и искусства, впервые обнародованные после их перехода в общественное достояние.

К правам, смежным с авторскими, относится исключитель­ное право, а в случаях, предусмотренных ГК РФ, относятся также личные неимущественные права (п. 2 ст. 1303 ГК РФ).

По своей правовой природе права, смежные с авторскими, схожи с авторскими, однако имеют самостоятельные объекты.

В соответствии с частью четвертой ГК РФ объектами прав, смежных с авторскими, являются:

1)исполнения артистов-исполнителей и дирижеров, поста­новки режиссеров — постановщиков спектаклей (исполнения), если эти исполнения выражаются в форме, допускающей их воспроизведение и распространение с помощью технических средств.

В соответствии со ст. 4 Закона об авторском праве под ис­полнением понималось представление произведений, фоно­грамм, исполнений, постановок посредством игры, декламации, пения, танцев в живом исполнении или с помощью технических средств (телерадиовещания, кабельного телевидения и др.); по­каз кадров аудиовизуального произведения в их последователь­ности (с сопровождением или без сопровождения звуком).

Исполнение как объект права, смежного с авторским, возни­кает с момента окончания такого представления, во время представления происходит возникновение этого объекта. Если одно произведение представляется посредством живого исполнения несколько раз, то имеет место использование одного произведе­ния и возникновение при каждом исполнении новых объектов смежного права. Каждое последующее исполнение одного и того же произведения исполнителем будет являться новым и само­стоятельным объектом права, смежного с авторским, что означа­ет, что каждому исполнению предоставляется самостоятельная охрана. Отсюда вытекает, что последующие исполнения охраня­ются и используются независимо от охраны и состояния прав на предыдущие исполнения. Кроме того, законодатель приравнива­ет к исполнению как объекту прав, смежных с авторскими, по­становку спектакля, результат работы дирижера.

Постановкой признается одна из форм исполнения. При этом следует подчеркнуть, что смежные права исполнителей начинают действовать, только если «живое» исполнение запи­сывается либо передается по каналам эфирного или кабельного вещания. Примечательно, что постановки в международных со­глашениях не включаются в число объектов прав, смежных с авторскими.

В литературе высказывались точки зрения, что исполнение по сути также является объектом авторского права, только не оригинальным, а производным. С такой точкой зрения нельзя согласиться. Посредством исполнения происходит интерпрета­ция произведения. Интерпретировать же исполнение невоз­можно, что и предопределяет различие между исполнением и произведением. Пародия же исполнения не является его интер­претацией, пародисты копируют лишь манеру исполнения, на которую не может быть установлено исключительных прав. При этом для того, чтобы исполнение стало объектом права, смежного с авторским, не обязательно, чтобы исполнение было результатом творческого труда. Кроме того, как указывалось выше, постановка спектакля является объектом права, смежно­го с авторским. Нередко специалисты в данной сфере отмеча­ют, что характер труда по созданию театральной постановки схож с характером труда при создании постановки аудиовизу­ального произведения, и несмотря на такую схожесть закон предусматривает разный правовой режим этих объектов. Также в литературе отмечается, что постановка спектакля есть теат­ральное произведение и представляет собой объект авторского права.

Исходя из законодательства, можно прийти к выводу, что постановка должна представлять собой интерпретацию произ­ведения для сцены, а ее саму уже невозможно интерпретиро­вать. В том случае, если продукт, созданный режиссером-по­становщиком, можно будет интерпретировать, то перед нами будет не постановка, а производное произведение, т. е. произ­водный объект авторского права[40];

2) фонограммы, т. е. любые исключительно звуковые записи исполнений или иных звуков либо их отображений, за исклю­чением звуковой записи, включенной в аудиовизуальное про­изведение.

В соответствии со ст. 4 Закона об авторском праве под фо­нограммой понималась любая исключительно звуковая запись исполнения или иных звуков.

Экземпляром фонограммы признается любая ее копия на любом материальном носителе, изготовленная непосредственно или косвенно с фонограммы и включающая все зафиксирован­ные звуки или часть звуков.

Определение, данное законодателем в четвертой части ГК РФ, соответствует п. 1 ст. 2 Договора ВОИС по исполнени­ям и фонограммам (принят Дипломатической конференцией в Женеве 20 декабря 1996 г.), согласно которому фонограмма оз­начает запись звуков исполнения или других звуков либо ото­бражения звуков, кроме звуков в форме записи, включенной в кинематографическое или иное аудиовизуальное произведение. Как видно из приведенного определения, оно отвечает совре­менному развитию технологий, поскольку звуки могут созда­ваться компьютером, они могут изменяться синтезатором или иным оборудованием[41]. Вместе с тем звуковые дорожки к филь­мам не входят в понятие фонограмма. Однако в ст. 2 Договора отмечается, что звуковые дорожки, сделанные к фильму, будут охраняться как фонограмма, если они будут изъяты из фильма и отдельно записаны на звуковых носителях;

3) сообщения передач организаций эфирного или кабельно­го вещания, в том числе передач, созданных самой организацией эфирного или кабельного вещания либо по ее заказу за счет ее средств другой организацией.

В соответствии со ст. 4 Закона об авторском праве под пере­дачей организации эфирного или кабельного вещания понима­лась передача, созданная самой организацией эфирного или кабельного вещания, а также по ее заказу за счет ее средств другой организацией.

Новеллой законодательства в области прав, смежных с автор­скими, является замена термина «передачи эфирного и кабель­ного вещания» термином «сообщения в эфир или по кабелю ра­дио- и телепередач (вещание организаций эфирного и кабельно­го вещания)», что соответствует правовому режиму данного объекта и международным договорам, в частности Договору ВОИС по исполнениям и фонограммам (1996 г.), Международ­ной конвенции об охране прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций (1961г.), Брюссель­ской конвенции по распространению несущих программы сиг­налов, передаваемых через спутники (1974 г.).

В числе новых объектов прав, смежных с авторскими, ранее не предусмотренных Законом об авторском праве, законодатель называет также:

4) базы данных в части их охраны от несанкционированного извлечения и повторного использования составляющих их со­держание материалов.

Согласно п. 3 ст. 1260 ГК РФ база данных — это представ­ленная в объективной форме совокупность самостоятельных материалов (статей, расчетов, нормативных актов, судебных ре­шений и иных подобных материалов), систематизированных та­ким образом, чтобы эти материалы могли быть найдены и обра­ботаны с помощью электронной вычислительной машины (ЭВМ).

При создании данных объектов не требуется творческий вклад, достаточно существенных финансовых, материальных, организационных и иных затрат. Под информационными эле­ментами (материалами), составляющими содержание базы дан­ных, понимаются номера, адреса (для телефонных, адресных баз), нормативные правовые акты, любые иные документы (для информационных правовых систем) и др.

В ст. 1303 ГК РФ новым объектом названо содержание баз данных, которое состоит в защите от несанкционированного

извлечения и повторного использования составляющих содер­жание материалов.

Изготовитель базы данных приобретает исключительное право, которым может пользоваться сам или распорядиться пу­тем его отчуждения (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления (лицензионный договор) в течение 15 лет. Этот срок соответствует сроку, установленному в боль­шинстве стран. Исключительное право изготовителя базы дан­ных распространяется на те базы, которые созданы после 1 ян­варя 2008 г., поскольку исключительное право возникает в мо­мент завершения ее создания.

Следует отметить, что смежные права изготовителя базы данных действуют независимо от авторских и иных прав;

5) произведения науки, литературы и искусства, обнародо­ванные после их перехода в общественное достояние, в части охраны прав публикаторов таких произведений.

В российском законодательстве впервые закреплены права публикатора на произведение науки, литературы или искусства в качестве прав, смежных с авторскими.

Определение данных прав как прав, смежных с авторскими, объясняется тем, что правообладатель, как правило, не вносит творческого вклада для возникновения у него исключительного права, за исключением действий исполнителя произведения, у которого в свою очередь возникает исключительное право на исполнение.

 

§3.1. Субъекты прав, смежных с авторскими

 

Субъектами прав, смежных с авторскими, являются:

— исполнители (музыканты, певцы, пародисты, актеры, тан­цоры и др.);

— производители фонограмм (изготовители фонограмм);

— организации эфирного или кабельного вещания, изгото­вители базы данных и публикаторы.

В ст. 4 Закона об авторском праве давалось следующее опре­деление исполнителя: это актер, певец, музыкант, танцор или иное лицо, которое играет роль, читает, декламирует, поет, иг­рает на музыкальном инструменте либо иным образом испол­няет произведения литературы либо искусства (в том числе эст­радный, цирковой или кукольный номер), а также режиссер -постановщик спектакля и дирижер.

Согласно ст. 1313 ГК РФ исполнителем (автором исполне­ния) признается гражданин, творческим трудом которого созда­но исполнение, — артист-исполнитель (актер, певец, музыкант, танцор или другое лицо, которое играет роль, читает, деклами­рует, поет, играет на музыкальном инструменте или иным об­разом участвует в исполнении произведения литературы, ис­кусства или народного творчества, в том числе эстрадного, циркового или кукольного номера), а также режиссер — поста­новщик спектакля (лицо, осуществившее постановку театраль­ного, циркового, кукольного, эстрадного или иного театрально-зрелищного представления) и дирижер.

Исполнителем может быть только физическое лицо незави­симо от наличия полной дееспособности.

В Договоре ВОИС по исполнениям и фонограммам 1996 г., к которому Россия намерена присоединиться, под исполнителя­ми понимаются актеры, певцы, музыканты, танцоры и другие лица, которые играют роль, поют, читают, декламируют, игра­ют на музыкальном инструменте или иным образом исполняют литературные или художественные произведения либо выраже­ния фольклора.

Новеллой по сравнению с положением, закрепленным в ст. 4 Закона об авторском праве, является охрана исполнителей про­изведений народного творчества, предусмотренная ст. 1313 ГК РФ. Кроме того, законодатель определяет такие категории исполнителей, как артист-исполнитель и режиссер — постанов­щик спектакля. Однако в этот перечень законодатель не вклю­чил дирижера. (В Толковом словаре С. И. Ожегова и Н. Ю. Шве­довой дирижер — это музыкант, управляющей оркестром или хором при исполнении музыкального произведения)[42].

В части четвертой ГК РФ законодатель ввел новый институт авторского права и смежного права — смежные права на совме­стное исполнение (ст. 1314). Они принадлежат совместно при­нимавшим участие в его создании членам коллектива исполни­телей (актерам, занятым в спектакле, оркестрантам и другим членам коллектива исполнителей) независимо от того, образует такое исполнение неразрывное целое или состоит из элемен­тов, каждый из которых имеет самостоятельное значение.

Смежные права на совместное исполнение осуществляются руководителем коллектива исполнителей, а при его отсутствии -членами коллектива исполнителей совместно, если соглашением между ними не предусмотрено иное. Если совместное исполне­ние образует неразрывное целое, ни один из членов коллектива исполнителей не вправе без достаточных оснований запретить его использование. Элемент совместного исполнения, использование которого возможно независимо от других элементов, т. е. эле­мент, имеющий самостоятельное значение, может быть использо­ван создавшим его исполнителем по своему усмотрению, если со­глашением между членами коллектива исполнителей не преду­смотрено иное. Каждый из членов коллектива исполнителей вправе самостоятельно принимать меры по защите своих смеж­ных прав на совместное исполнение, в том числе в случае, когда такое исполнение образует неразрывное целое.

Согласно ст. 1322 ГК РФ изготовителем фонограммы при­знается лицо, взявшее на себя инициативу и ответственность за первую запись звуков исполнения или других звуков либо ото­бражений этих звуков. При отсутствии доказательств иного из­готовителем фонограммы признается лицо, имя или наимено­вание которого указано обычным образом на экземпляре фоно­граммы и (или) его упаковке.

Подчеркнем еще раз, производитель фонограммы — лицо, которое ответственно за первую звуковую запись. На практике производитель фонограммы заказывает тиражирование записей сторонней организации, под которыми понимается фиксация звуков и (или) изображений с помощью технических средств в какой-либо материальной форме, позволяющей осуществлять их неоднократное восприятие, воспроизведение или сообщение.

Изготовителем фонограммы может быть как юридическое, так и физическое лицо. При этом изготовление фонограммы не представляет собой интеллектуального труда, в связи с чем у правообладателя не возникает личных неимущественных прав.

Изготовитель фонограммы осуществляет свои права лишь в пределах прав, полученных по договору с исполнителями и ав­торами записанных на фонограммах произведений.

Для оповещения о себе изготовитель фонограммы может указать знак охраны смежных прав либо указать свое имя (на­именование) иным образом. Проставление знака охраны смеж­ных прав является правом, а не обязанностью владельцев смежных прав. Отсутствие этого знака не лишает владельцев каких-либо принадлежащих им смежных прав.

Исполнитель осуществляет свои права при условии соблюде­ния прав автора исполняемого произведения. Производитель фонограммы, организация эфирного или кабельного вещания осуществляют свои права в пределах прав, полученных по дого­вору с исполнителем и автором записанного на фонограмме или передаваемого в эфир или по кабелю произведения. Следует за­метить, что организациям вещания могут принадлежать права на собственные (охраняемые и (или) неохраняемые) авторским правом произведения (выпуски новостей, спортивные передачи).

Организацией эфирного или кабельного вещания согласно ст. 1329 ГК РФ признается юридическое лицо, осуществляющее сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач (сово­купности звуков и (или) изображений или их отображений).

Другими словами, организации вещания — это радио-, теле­студии и тому подобные организации, которые занимаются распространением звука, изображений, их отображений по­средством беспроволочной связи (организации эфирного веща­ния) либо посредством кабеля, провода, оптического волокна, аналогичных средств (организации кабельного вещания).

Изготовителем базы данных в соответствии со ст. 1333 ГК РФ признается лицо, организовавшее создание базы данных и работу по сбору, обработке и расположению составляющих ее материалов. При отсутствии доказательств иного изготовителем базы данных признается гражданин или юридическое лицо, имя или наименование которых указано обычным образом на экземпляре базы данных и (или) его упаковке.

Таким образом, в качестве изготовителя базы данных может выступать как юридическое, так и физическое лицо, которые организовали осуществление следующих действий:

— создание базы данных;

— сбор;

— обработку;

— расположение составляющих ее материалов.

Представляется, что таковых организаторов может быть не­сколько, в связи с чем к их отношениям по аналогии следует применять нормы о соавторстве, хотя изготовитель баз данных в отличие от автора не является лицом, творческим трудом ко­торого создается объект.

Изготовителю базы данных принадлежат исключительное право изготовителя базы данных, а также право на указание на экземплярах базы данных и (или) их упаковках своего имени или наименования.

Следующим субъектом прав, смежных с авторскими, являет­ся публикатор. Согласно ст. 1337 ГК РФ им признается гражда­нин, который правомерно обнародовал или организовал обнаро­дование произведения науки, литературы или искусства, ранее не обнародованного и перешедшего в общественное достояние либо находящегося в общественном достоянии в силу того, что оно не охранялось авторским правом.

Публикатором может выступать лишь физическое лицо, причем не только родственник, наследник автора, но и любые другие лица, например, лица, обнаружившие оригинал произ­ведения. Следует обратить внимание на то, что в рассматривае­мом случае не подлежит применению п. 3 ст. 1268 ГК РФ, со­гласно которому произведение, не обнародованное при жизни автора, может быть обнародовано после его смерти лицом, об­ладающим исключительным правом на произведение, посколь­ку на произведение, перешедшее в общественное достояние, исключительные права не распространяются.

Таким образом, субъектами смежных прав могут быть не только физические, но и юридические лица. Из этого следует: у исполнителей, изготовителя базы данных и публикаторов мо­гут быть как имущественные права, так и личные неимущест­венные права, а у производителей фонограмм и у организаций эфирного или кабельного вещания могут быть только имущест­венные права.

§ 3.3. Содержание прав, смежных с авторскими

 

Гражданский кодекс устанавливает правила признания прав за лицами, претендующими ими обладать. Так, права исполнителя признаются за последним в случаях, если он является гра­жданином Российской Федерации; исполнение, постановка впервые имели место на территории Российской Федерации; исполнение, постановка записаны на охраняемую в Российской Федерации фонограмму; исполнение, постановка не записаны на фонограмму, но включены в охраняемую на территории Рос­сийской Федерации передачу в эфир или по кабелю.

Права производителя фонограммы признаются за ним в слу­чаях, если производитель фонограммы является гражданином

Российской Федерации или юридическим лицом, имеющим официальное местонахождение на территории Российской Фе­дерации; фонограмма впервые опубликована на территории Российской Федерации.

Права организации эфирного или кабельного вещания признаются за ней в случае, если организация имеет официальное ме­стонахождение на территории Российской Федерации и осуще­ствляет передачи с помощью передатчиков, расположенных на территории Российской Федерации.

Права изготовителя базы данных признаются и действуют не­зависимо от наличия и действия авторских и иных исключитель­ных прав изготовителя базы данных и других лиц на составляю­щие базу данных материалы, а также на базу данных в целом как составное произведение, в случаях, если: изготовитель базы дан­ных является гражданином Российской Федерации или россий­ским юридическим лицом; изготовитель базы данных является иностранным гражданином, иностранным юридическим лицом или лицом без гражданства при условии, что законодательством соответствующего иностранного государства предоставляется на его территории охрана исключительному праву изготовителя ба­зы данных, изготовителем которой является гражданин Россий­ской Федерации или российское юридическое лицо; база дан­ных не представляет результат творческой деятельности по рас­положению материала, но имеет ценность в силу того, что для ее создания необходимы существенные затраты материального, технического, организационного характера.

Права публикатора признаются за последним в случаях, если произведения, независимо от времени их создания:

1) признаны объектами авторского права в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 1259 ГК РФ;

2) были уже обнародованы:

— публикатором в переводе или в виде иной переработки; произведение обнародовано на территории Российской Феде­рации независимо от гражданства публикатора;

— за пределами территории Российской Федерации гражда­нином Российской Федерации;

— за пределами территории Российской Федерации ино­странным гражданином или лицом без гражданства, при усло­вии, что законодательством иностранного государства, в котором обнародовано произведение, предоставляется на его территории охрана исключительному праву публикатора, являющегося гра­жданином Российской Федерации.

Исключительное право публикатора на произведение при­знается и действует независимо от наличия и действия автор­ского права публикатора или других лиц на перевод или иную переработку произведения. В то же время права публикатора не распространяются на произведения, находящиеся в государст­венных и муниципальных архивах.

Исключительное право публикатора на произведение может быть прекращено досрочно в судебном порядке по иску заинте­ресованного лица, если при использовании произведения право­обладатель нарушает требования ГК РФ в отношении охраны авторства, имени автора или неприкосновенности произведения.

Права, смежные с авторскими, отличаются друг от друга не только по субъектам и содержанию, а также по срокам охраны.

Исполнительские права обычно возникают с момента ис­полнения (постановки), но в некоторых случаях — с момента записи или опубликования (передачи) этой записи. Однако эти права могут быть и независимы от осуществления записи.

В соответствии со ст. 1318 ГК РФ исключительное право на исполнение действует в течение всей жизни исполнителя, но не менее 50 лет, считая с 1 января года, следующего за годом, в котором осуществлены исполнение, либо запись исполнения, либо сообщение исполнений в эфир или по кабелю. Если ис­полнитель был репрессирован и посмертно реабилитирован, срок действия исключительного права считается продленным, и пятьдесят лет исчисляются с 1 января года, следующего за го­дом реабилитации исполнителя. Если исполнитель работал во время Великой Отечественной войны или участвовал в ней, срок действия исключительного права продлевается на четыре года. По истечении срока действия исключительного права на исполнение это право переходит в общественное достояние. К исполнению, перешедшему в общественное достояние, соот­ветственно применяются правила ст. 1282 ГК РФ.

Запись исполнения (постановки) может представлять собой фонограмму (если исполнение (постановка) воспринимается посредством слуха) или аудиозапись (в остальных случаях).

Фонограммные права действуют в отношении звукозаписей и являются результатом деятельности производителей (изгото­вителей) фонограмм. Эти права возникают, как правило, с момента звукозаписи, но иногда с момента опубликования этой звукозаписи.

В соответствии со ст. 1327 ГК РФ исключительное право на фонограмму действует в течение 50 лет, считая с 1 января года, следующего за годом, в котором была осуществлена запись. В случае обнародования фонограммы исключительное право действует в течение 50 лет, считая с 1 января года, следующего за годом, в котором она была обнародована, при условии, что фонограмма была обнародована в течение 50 лет после осуще­ствления записи. К наследникам и другим правопреемникам изготовителя фонограммы исключительное право на фонограм­му переходит в пределах оставшейся части сроков. По истече­нии срока действия исключительного права на фонограмму она переходит в общественное достояние.

Права изготовителя фонограммы признаются и действуют независимо от наличия и действия авторских прав и прав ис­полнителей. Право на указание на экземплярах фонограммы и (или) их упаковке своего имени или наименования и право на защиту фонограммы от искажения действуют и охраняются в течение всей жизни гражданина либо до прекращения юриди­ческого лица, являющегося изготовителем фонограммы.

Права организаций эфирного и кабельного вещания на их передачи действуют с момента осуществления передачи произ­ведений, фонограмм, исполнений, постановок, передач этих организаций до всеобщего сведения независимо от фактиче­ского приема их публикой. Иными словами, предварительная запись передачи не является условием возникновения права. Если такая запись произведена до фактического сообщения пе­редачи в эфир или по кабелю, то поскольку результаты этой за­писи не доведены до всеобщего сведения, то и передачи нет, и потому права на нее не возникают.

В соответствии со ст. 1331 ГК РФ исключительное право на сообщение радио- или телепередачи действует в течение 50 лет, считая с 1 января года, следующего за годом, в котором имело место сообщение радио- или телепередачи в эфир или по кабе­лю. К правопреемникам организации эфирного или кабельно­го вещания исключительное право на сообщение радио- или телепередачи переходит в пределах оставшейся части срока. По истечении срока действия исключительного права на сообще­ние радио- или телепередачи оно переходит в общественное достояние.

Исключительное право изготовителя базы данных возникает в момент завершения ее создания и действует в течение 15 лет, считая с 1 января года, следующего за годом ее создания. Ис­ключительное право изготовителя базы данных, обнародован­ной в указанный период, действует в течение 15 лет, считая с 1 января года, следующего за годом ее обнародования. Указан­ные сроки возобновляются при каждом обновлении базы дан­ных (ст. 1335 ГК РФ).

Исключительное право изготовителя базы данных признается и действует независимо от наличия и действия авторских и иных исключительных прав изготовителя базы данных и других лиц на составляющие базу данных материалы, а также на базу данных в целом как составное произведение. Лицо, правомерно пользую­щееся базой данных, вправе без разрешения правообладателя из­влекать из такой базы данных материалы и осуществлять их по­следующее использование в личных, научных, образовательных и иных некоммерческих целях в объеме, оправданном указанными целями, и в той мере, в которой такие действия не нарушают ав­торские права изготовителя базы данных и других лиц.

Использование материалов, извлеченных из базы данных, способом, предполагающим получение к ним доступа неогра­ниченного круга лиц, должно сопровождаться указанием на ба­зу данных, из которой эти материалы извлечены.

Исключительное право публикатора на произведение возни­кает в момент обнародования этого произведения и действует в течение 25 лет, считая с 1 января года, следующего за годом его обнародования.

При обнародовании произведения публикатор обязан соблю­дать условия, предусмотренные п. 3 ст. 1268 ГК РФ. Публикато­ру произведения принадлежит исключительное право использо­вать произведение в соответствии со ст. 1229 ГК РФ (исклю­чительное право публикатора на произведение). Публикатор произведения может распоряжаться указанным исключитель­ным правом.

Исключительное право публикатора на произведение при­знается и в том случае, когда произведение было обнародовано публикатором в переводе или в виде иной переработки. Исклю­чительное право публикатора на произведение признается и действует независимо от наличия и действия авторского права публикатора или других лиц на перевод или иную переработку произведения.

Для возникновения, осуществления и защиты смежных прав не требуется регистрация их объекта или соблюдение каких-либо иных формальностей. Предоставление на территории Рос­сийской Федерации охраны объектам смежных прав в соответ­ствии с международными договорами Российской Федерации осуществляется в отношении исполнений, фонограмм, сообще­ний передач организаций эфирного или кабельного вещания, не перешедших в общественное достояние в стране их происхо­ждения вследствие истечения установленного в такой стране срока действия исключительного права на эти объекты и не пе­решедших в общественное достояние в Российской Федерации вследствие истечения предусмотренного законом срока дейст­вия исключительного права.

Знаку правовой охраны смежных прав в ГК РФ посвящена от­дельная статья (ст. 1305), что само по себе является новым для российского законодательства. Изготовитель фонограммы и ис­полнитель, а также иной обладатель исключительного права на фонограмму или исполнение вправе для оповещения о принадле­жащем ему исключительном праве использовать знак охраны смежных прав, который помещается на каждом оригинале или эк­земпляре фонограммы и (или) на каждом содержащем ее футляре и состоит из трех элементов: латинской буквы «К» в окружности, имени или наименования обладателя исключительного права, года первого опубликования фонограммы. При этом под экземпляром фонограммы понимается ее копия на любом материальном носи­теле, изготовленная непосредственно или косвенно с фонограм­мы и включающая все звуки или часть звуков либо их отображе­ния, зафиксированные в этой фонограмме. Под отображением звуков понимается их представление в цифровой форме, для пре­образования которой в форму, воспринимаемую слухом, требует­ся использование соответствующих технических средств.

Кроме того, законодатель в новой части ГК РФ большое внимание уделяет вопросам информации о смежном праве (ст. 1310). В отношении любой информации, которая иденти­фицирует объект смежных прав или правообладателя, либо ин­формации об условиях использования этого объекта, которая содержится на соответствующем материальном носителе, при­ложена к нему или появляется в связи с сообщением в эфир или по кабелю либо доведением этого объекта до всеобщего сведения, а также любых цифр и кодов, в которых содержится такая информация (информация о смежном праве).

Вопросы для самоконтроля:

 

  1. Укажите, кто является «исполнителем (автором исполнения)» согласно ст. 1313 ГК РФ?
  2. Охарактеризуйте, что необходимо для признания права и уточните сроки его действия права исполнителя?
  3. Дайте характеристику знаку правовой охраны смежных прав, согласно ст. 1305 ГК РФ.

ТЕМА 4
Договорные отношения в области создания, использования и передачи прав на объекты авторского права.

 

  1. Общая характеристика авторского договора и его виды
  2. Содержание авторского договора
  3. Реализация авторского договора

 

§ 4.1. Общая характеристика авторского договора и его виды

Общая характеристика авторского договора и его виды. Юридическим фактом, влекущим за собой возникновение авторских прав, служит создание произведения в результате творческой деятельности. Для издательств, театров, студий,

других предприятий, для физических, юридических лиц осно­ванием приобретения ими прав на произведение является дого­вор с автором.

Авторский договор — это соглашение двух или более лиц, на­правленное на установление, изменение и прекращение взаим­ных прав и обязанностей. Взаимные права и обязанности сто­рон касаются имущественных и связанных с ними личных не­имущественных прав.

Авторский договор представляет собой реализацию автор­ских правомочий, так как использование произведения автора другими лицами допускается не иначе как на основании дого­вора с автором или его правопреемниками.

Исходя из норм, предусмотренных ст. 1287 и 1288 ГК РФ, можно дать следующее определение авторского договора: «Ав­торский договор — это договор, по которому автор произведе­ния литературы, науки и искусства или его правопреемники, с одной стороны, передают другой стороне, пользователю, иму­щественные права в установленных пределах, на срок, террито­рию, согласованные сторонами, и за определенное вознаграж­дение либо безвозмездно».

Авторский договор относится к гражданско-правовым дого­ворам. В соответствии с этим к нему применимы правила о дву- и многосторонних сделках, о формах и условиях действи­тельности сделок, свободе договоров, нормах обязательствен­ного права, которые касаются заключения и исполнения дого­воров, ответственности сторон.

Исходя из общепринятой классификации договоров в граж­данском праве, авторский договор является двусторонним (по числу сторон), в данном случае обязательства автора или иного обладателя авторского права, с одной стороны, и пользовате­ля—с другой, взаимны.

Авторские договоры могут быть и многосторонними, если в правоотношении участвуют несколько авторов или несколько пользователей, каждый из которых обладает определенными правами и обязанностями. Многосторонним договором являет­ся авторский договор, в котором каждый из соавторов выступа­ет как сторона.

Авторский договор является консенсуальным, так как для его заключения и вступления в действие достаточно согласия авто­ра и пользователя.

Следующая характеристика авторского договора — это его возмездный характер (п. 3 ст. 1234, п. 4 ст. 1286, абз. 3 п. 1 ст. 1288 ГК РФ), который проявляется в получении сторонами вознаграждения либо иного встречного удовлетворения за ис­полнение обязательств по договору согласно положению ст. 423 ГК РФ.

На практике встречное удовлетворение может быть выраже­но в передаче издательством автору экземпляров готового про­изведения, хотя такая передача в судебном порядке будет рас­ценена как предоставление «авторских экземпляров».

Авторский доход, вознаграждение, получаемые автором от реализации своих произведений, являются не только обязатель­ным условием договорных отношений, но и материальным сти­мулом для дальнейшей творческой деятельности в целях разви­тия культуры, образования в обществе. Таким образом, между автором и обществом возникают духовно-нравственные отно­шения, а авторско-правовые нормы только укрепляют их.

Возмездные договоры делятся на меновые и рисковые (алеаторные). Авторский договор признается меновым, если в мо­мент его заключения стороны могут оценить ту выгоду, кото­рую они смогут получить при исполнении договора. В данном случае при заключении договора будут играть роль определен­ные условия, например, популярность автора, актуальность те­мы, излагаемой автором, и др.

Алеаторный договор содержит в себе условие, по которому невозможно точно определить выгоду и возможные убытки, ко­торые ждут издателя или автора. Творческая неудача, постиг­шая автора, может послужить основанием для расторжения ав­торского договора, но в силу его возмездности за автором при этом сохраняется часть выплаченного вознаграждения.

Субъектами авторско-договорных отношений являются фи­зические, юридические лица, государство, т. е. субъекты в ши­роком смысле. Первоначальными же субъектами авторского права, творцами являются все-таки физические лица (гражда­не, иностранцы и лица без гражданства), так как именно их творческим трудом создается произведение.

Во всяком случае, только в лице автора право является пер­воначальным, в лице других субъектов оно носит характер про­изводный, зависит от воли автора.

В отличие от советского действующее законодательство об авторском праве не содержит классификации авторских договоров. Однако в настоящее время на практике используются типовые формы ранее существовавших договоров.

Договоры могут быть сгруппированы по различным основа­ниям, например, способ использования произведения (изда­ние — издательский договор, постановка — постановочный до­говор и др.).

Размножение и распространение литературных, научных, музыкальных произведений производится, как правило, на ос­нове издательских договоров, заключающихся между автором и издательством.

Издательские договоры по своей специфике отличаются от договоров по передаче авторских прав.

Целью издательского договора, по словам Г. Ф. Шершеневича, являются размножение и распространение произведения, которые совершаются за счет издателя, принимающего на себя риск издания. В силу договора издатель приобретает право рас­пространения лишь на время, определяемое известным сроком или распродажей одного или нескольких изданий. Этим вре­менным характером издательский договор отличается от пере­дачи по договору авторского права[43].

Издательский договор в России иногда составляют под на­званием «Авторский договор», суть которого состоит в обеспе­чении издания, прав и обязанностей сторон.

В соответствии со ст. 1287 ГК РФ о предоставлении права использования произведения по договору, заключенному авто­ром или иным правообладателем с издателем, необходимо ис­пользовать произведение не позднее определенного срока, ус­тановленного в договоре; в случае отсутствия конкретного сро­ка использование произведения должно быть начато в срок, обычный для данного вида произведений и способа их исполь­зования. Такой договор согласно части четвертой ГК РФ име­нуется издательским лицензионным договором.

Постановочный договор оформляется, когда произведение используется в области публичного исполнения.

Предметом такого договора являются музыкальные, драма­тические произведения, которые используют зрелищные орга­низации.

Сценарные договоры регулируют отношения в области кино и телевидения. Каждый сценарный договор имеет свою специфику, все зависит от сценария той или иной передачи на теле­видении либо от формы киноленты (художественной или доку­ментальной и т. д.).

Специфичен по своему значению договор на создание рек­ламы. Предметом такого договора является реклама, которая учитывает требования, предъявляемые к ней Федеральным за­коном «О рекламе». При этом реклама как произведение либо часть произведения (включая его название) должна обладать признаками объекта авторского права, т. е. быть результатом творческой деятельности независимо от назначения и достоин­ства произведения.

Современная жизнь тесно связана с такими объектами ав­торского права, без которых не обходятся сегодня редакции га­зет и журналов, издательства, да и сами авторы, — это програм­мы для ЭВМ.

Независимо от формы выражения программы для ЭВМ рас­сматриваются как произведения литературы или науки. Важно при этом, чтобы они являлись результатом творческой работы автора.

Каждый обладатель компьютера сталкивается с заключением особого вида договора о передаче авторских прав на программу для ЭВМ. Такие договоры именуют «оберточными» лицензия­ми, так как заключаются они путем конклюдентных действий, т. е. сторона, изъявившая желание участвовать в сделке, выра­жает согласие не письменно и не устно, а своим поведением, вскрытием упаковки программы для ЭВМ. Лицензия на про­грамму для ЭВМ располагается на запечатанной прозрачной упаковке. Заключение лицензионных договоров о предоставле­нии права использования программы для ЭВМ или базы дан­ных допускается путем заключения каждым пользователем с со­ответствующим правообладателем договора присоединения, ус­ловия которого изложены на приобретаемом экземпляре либо на упаковке этого экземпляра (п. 3 ст. 1286 ГК РФ).

Следующим основанием классификации авторских договоров является передача авторских прав: исключительных и неисключи­тельных.

По авторскому договору о передаче исключительных прав покупатель становится фактическим владельцем произведения (ст. 1285 ГК РФ). Автор или иной правообладатель по договору об отчуждении исключительного права на произведение обязу­ется передать принадлежащее ему исключительное право на произведение. Однако автор или иной правообладатель может оставить часть этих прав за собой, разделить их поровну с по­купателем. При этом всегда за автором сохраняются личные неимущественные права, которые могут принадлежать только автору произведения.

Договор о передаче неисключительных прав разрешает по­купателю использовать произведение наравне с лицом, обла­дающим исключительными правами.

Авторский договор о передаче неисключительных прав все­гда выгоден для автора.

Другое основание классификации договоров — разрешение ис­пользовать произведение. Лицензионные договоры о предостав­лении права использования произведения могут предусматри­вать следующее деление: простая, неисключительная и исклю­чительная лицензии. При простой, неисключительной лицензии за лицензиаром сохраняется право выдачи лицензий другим ли­цам, при исключительной такое право не сохраняется (ст. 1236, 1286 ГК РФ).

Авторский договор заключается на уже существующее про­изведение. Но нередко заключаются договоры на произведе­ния, не имеющие определенной формы.

Гражданский кодекс предусматривает и такой вид договора, как договор заказа (ст. 1288). По договору авторского заказа автор обязуется создать произведение науки, литературы или искусства на материальном носителе или в иной форме в соот­ветствии с условиями договора по заказу другой стороны (за­казчика). Материальный носитель произведения передается за­казчику в собственность, если соглашением сторон не преду­смотрена его передача заказчику во временное пользование.

Если по авторскому договору заказа предусмотрено отчуж­дение заказчику исключительного права на произведение, то к нему применимы нормы ст. 1285 ГК РФ об отчуждении исклю­чительного права.

Важным условием договора авторского заказа считается срок исполнения, если срок его исполнения не предусмотрен, договор не считается заключенным (п. 1 ст. 1289 ГК РФ).

Очень часто в авторском праве подвергаются сравнению до­говор с автором на создание произведения и договор подряда. Чтобы раскрыть особенности авторского договора заказа, срав­ним его с договором подряда.

По договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определен­ную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат и оплатить его (ст. 702 ГК РФ).

По договору подряда должник обязуется выполнить опре­деленную работу, достичь определенного результата, напри­мер, создать какую-либо вещь, сделать ремонт. Цена по до­говору подряда включает издержки подрядчика и причитаю­щееся ему вознаграждение.

Автор по договору заказа обязуется создать произведение, передать его заказчику, который должен выплатить автору аванс в счет обусловленного вознаграждения. В случае творче­ской неудачи в результате работы аванс остается у автора.

По сравнению с договором подряда, в котором подрядчик может привлекать к исполнению других лиц, если он не обязался по договору лично исполнить обязательство, авторский договор заказа должен быть выполнен непосредственно авто­ром. Автор вправе привлечь к исполнению договора других лиц лишь при условии письменного согласия со стороны заказчика. В противном случае заказчик по договору заказа вправе отка­зать в выплате вознаграждения соавторам, кроме этого он мо­жет потребовать возврата аванса и отказаться от принятия соз­данного произведения.

В отличие от подряда в авторском договоре заказа личность автора, творческим трудом которого будет создано произведе­ние, имеет существенное значение.

Предметом договора подряда является результат работы, не обладающей творческим характером, например пошив платья по эскизам заказчика. Но также работа по подряду может но­сить интеллектуальный характер: перевод, постановка фильма или театральной пьесы и др.

Поэтому на практике часто путают договор авторского зака­за и договор подряда. Нормы, регулирующие подряд, не приме­нимы к авторскому договору заказа.

По авторскому договору заказа предметом договора должен быть результат интеллектуального, творческого труда, который еще к тому же должен удовлетворять заказчика.

Наряду с авторскими договорами заказа, которые связаны с последующим изданием рукописи, на практике существуют до­говоры, по которым произведение используется один раз: изго­товление памятника, написание сценария для телепередачи, еcли автор не связан трудовым соглашением с телестудией, эскизы декораций для театра, выполненные внештатными художника­ми. Такие договоры с авторами могут заключаться на основании публичного конкурса, при этом преимущественное право на за­ключение договора с автором приобретает лицо, объявившее этот конкурс (ст. 1060 ГК РФ).

Ранее после выплаты вознаграждения победителю организа­тор конкурса мог свободно использовать произведение без по­следующих выплат. Договор с автором заключался только при закрытом конкурсе.

Конкурсные произведения, обладающие творческим харак­тером, являются объектами авторского права. Отсюда следует, что отношения между автором и организатором являются авторско-правовыми, а не служебными, и автор будет обладать всеми правами по отношению к созданному произведению.

Таким образом, если скульптура, картина и другие произве­дения используются затем лицом, объявившим конкурс, то по­следний, получая за использование данных работ вознагражде­ние, должен определенную долю отчислять автору. Однако эти правила не действуют.

Для того чтобы защитить автора, следовало бы внести в за­кон изменения относительно последующего коммерческо­го или некоммерческого использования конкурсного произве­дения.

 

§ 4.2. Содержание авторского договора

Содержание авторского договора составляют условия, кото­рые устанавливаются соглашением сторон. Содержанием обя­зательственного правоотношения, основанного на авторском договоре, являются права и обязанности сторон. Совокупность условий определяет состав подлежащих совершению сторонами действий.

Для любого договора одним из важных существенных усло­вий является условие о предмете, который охватывает все то, по поводу чего заключается договор. Содержание предмета за­висит от вида договора.

Вопрос о предмете авторского договора неоднозначно реша­ется в научной литературе.

Предметом авторского договора может выступать произве­дение науки, литературы и искусства, по поводу которого стороны заключили соглашение, либо имущественные права, ко­торые автор или иной правообладатель уступает пользователю. В первом случае речь идет о предмете авторского договора за­каза, во втором предметом авторского договора является не само произведение, а права, которые по нему передаются, т. е. авторские права действуют в отношении определенного произведения.

В ГК РФ предмет авторского договора определен в ст. 1285 как «конкретные права» (исключительное право на произведе­ние), передаваемые по договору. Таким образом, если стороны в авторском договоре не укажут объем передаваемых прав, до­говор может быть признан не состоявшимся.

Предметом договора, по утверждению С. А. Чернышевой, стали конкретные права, которые передает автор. Произведе­ние как предмет договора автора и издателя отошло на второй план. Смещение акцента с результата творческого труда автора на его права вряд ли оправданно[44].

В авторском договоре должны быть предусмотрены:

— способы использования произведения (конкретные права, передаваемые по данному договору);

— срок, на который передается право;

— территория, на которой может осуществляться использо­вание;

— размер вознаграждения и (или) порядок определения раз­мера вознаграждения за каждый способ использования произ­ведения, порядок и сроки его выплаты;

— другие условия, которые стороны сочтут существенными для данного договора.

Условия об объеме передаваемых прав по авторскому дого­вору и размер вознаграждения являются существенными усло­виями договора.

К другим важным условиям авторского договора относятся условия о сроке и территории, на которые передается право. Но данные условия не являются обязательными, поскольку их отсутствие не влечет недействительности авторского договора.

Если, например, в лицензионном договоре не указана тер­ритория действия авторских прав, передаваемое право ограни­чивается территорией Российской Федерации.

Немаловажное значение имеет соглашение о размере возна­граждения.

Ныне действующий закон не запрещает уступку автором

имущественных прав безвозмездно.

Не каждый автор, заключив договор с издателем, может оп­ределить в твердой сумме вознаграждение или оценить успех своего произведения. В договоре должна быть сделана «оговор­ка об успехе».

В авторский договор с участием иностранных лиц должна быть включена валютная оговорка. Валютная оговорка — это условие договора, которое указывает на то, валюта какой стра­ны выступает в качестве валюты долга, в какой валюте должен быть произведен платеж и каким должно быть курсовое соот­ношение между указанными валютами на момент платежа.

Валюта долга — это денежные единицы, в которых зафикси­рована экономическая ценность, в то время как валюта плате­жа — это денежные единицы, платежом которых денежное обя­зательство погашается. При исполнении обязательств по автор­скому договору на территории других государств стороны придерживаются валюты той страны, где производится платеж. Важными элементами, например, в договоре заказа с уча­стием иностранных лиц, будут условия, определяющие:

— аванс, размер которого определяется соглашением;

— язык, на котором будет написано произведение;

— порядок представления рукописи (полностью или частями);

— примерный объем произведения, который может быть оп­ределен в границах «от — до»;

— жанр;

— композицию;

— название и др.

Срок создания и представления произведения автором по договору заказа имеет важное значение; так, согласно ч. 2 п. 1 ст. 1289 ГК РФ договор, который не предусматривает и не по­зволяет определить срок его исполнения, не считается заклю­ченным. Помимо этого стороны предусматривают сроки для устранения замечаний, сроки рассмотрения представленного произведения.

Также авторским договором заказа должно быть установле­но соглашение о творческой неудаче.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод, что существен­ным условием авторского договора прежде всего является предмет договора. В отличие от таких условий, как срок и территория передачи авторского права, цена устанавливается соглашением сторон, несогласование этого условия приведет к признанию до­говора незаключенным.

Авторский договор как любой гражданско-правовой договор совершается в результате взаимного согласия сторон, когда совпадают их встречные волеизъявления.

Авторский договор (договор об отчуждении исключительно­го права — п. 2 ст. 1234 ГК РФ и лицензионный договор — п. 2 ст. 1235 ГК РФ) должен быть заключен в письменной форме. Договоры в отношении произведений периодической печати могут заключаться в устной форме. Это вызвано короткими сроками опубликования материала в газетах и журналах.

Предполагается, что устная форма авторского договора зна­чительно затрудняет возможности защиты права автора, осо­бенно если произведение не опубликовано или в него внесены изменения без согласия правообладателя.

В качестве доказательства наличия договора авторы предъ­являют различные письменные документы (письма, факсы, пе­реписка сторон и т. д.).

Стороны в авторско-договорных отношениях должны при­держиваться основного принципа гражданского права — свобо­ды договора, который закреплен ст. 1 и 421 ГК РФ. Свобода за­ключения гражданско-правового договора вообще и авторского в частности проявляется в следующем.

Стороны авторского договора свободны в установлении сво­их прав и обязанностей. Понуждение к заключению договора не допускается за исключением случаев, когда обязанность за­ключить договор предусмотрена законом или добровольно при­нятым обязательством. Так, согласно добровольно принятому обязательству по авторскому договору заказа автор обязуется в соответствии с заявкой, исходящей от организации, создать произведение, которое требует заказчик.

Стороны в ходе заключения договора самостоятельно опре­деляют вид договора, как предусмотренный, так и не преду­смотренный законом или иными правовыми актами, которому хотят подчинить свои отношения. Закон предоставляет субъек­там в необходимых случаях право создавать любые модели до­говоров, не противоречащие действующему законодательству. Также стороны могут заключить смешанный договор, имею­щий элементы различных договоров.

Права и обязанности по авторскому договору взаимны.

Основной обязанностью, например, по авторскому договору заказа является создание и передача организации-заказчику го­тового произведения.

Если произведение не будет соответствовать требованиям, установленным в специальной заявке, то автор по требованию заказчика в пределах условий договора обязан осуществить до­работку произведения. Сколько раз заказчик может возвращать произведение автору на доработку, лучше сразу оговорить в до­говоре. Выполнение автором всех обязанностей по авторскому договору должно вписываться в рамки оговоренных договор­ных условий.

Немаловажное значение при исполнении договора играет личность самого автора. Привлечение других лиц к работе над произведением должно быть оговорено заранее с согласия за­казчика.

Нарушение автором обязанности не заключать с другими пользователями (издательствами) новых договоров дает право покупателю-заказчику не только расторгнуть договор, но также и взыскать с автора понесенные убытки.

На пользователе лежат такие основные обязанности — рас­смотрение представленного произведения, его дальнейшее ис­пользование и распространение, выплата автору вознагражде­ния. Существенным условием авторского договора заказа для исполнителя является срок передачи произведения заказчику.

Стороны должны сами в договоре предусмотреть не только сроки рассмотрения произведения, но и сроки рассмотрения доработок и поправок, сделанных автором. В противном случае произведение должно быть рассмотрено заказчиком в разумные сроки, которые может в случае спора установить суд.

Пользователь не может без согласия автора вносить в про­изведение никаких изменений, в частности сокращать его объ­ем, снабжать произведение предисловиями и комментариями и т. д. Организация-пользователь обязана соблюдать все лич­ные неимущественные права автора.

При заключении договора автор может дать согласие на из­менение своего произведения, например, с включением био­графии самого автора, предисловия, работ фотохудожника и др. Но эти изменения необходимо осуществлять в пределах заклю­ченного договора, не злоупотребляя ими.

Одной из самых важных для обеих сторон обязанностей пользователя является выплата авторского вознаграждения, ко­торая связана с использованием и распространением произве­дения.

Аванс — это предоплата не за использование произведения, а за его создание. Поэтому, если произведение создается по за­явке заказчика, должен быть выплачен аванс, а если автор сам обратился к издательству с готовым произведением, то возна­граждение, по сути, должно быть выплачено после распростра­нения произведения, хотя стороны могут предусмотреть любые другие условия взаимоотношений.

 

§ 4.3. Реализация авторского договора

Реализация условий авторского договора связана с его ис­полнением. Среди мер в авторско-договорных отношениях, предназначенных для обеспечения реального исполнения, со­гласно ст. 310 ГК РФ предусмотрены такие меры, как недопус­тимость одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннего изменения его условий. Правообладатель и пользователь по авторскому договору не могут в односторон­нем порядке изменить условия договора без взаимного согласо­вания.

Исполнение обязательства надлежащему лицу имеет особое значение в авторском договоре. Так, надлежащим лицом при исполнении авторского договора заказа может быть не сам из­датель, а литературный агент, представляющий интересы изда­тельства. Или, наоборот, интересы автора может представлять литературный агент, который в правоотношениях между авто­ром и издательством будет связующим звеном. Автор будет в таких договорных отношениях должником, издательство -кредитором. Кредитор вправе потребовать от должника, чтобы тот исполнил обязательство третьему лицу — литературному агенту. Привлечение к исполнению договора третьих лиц мо­жет быть удобно как для самого автора, так и для издательства.

В качестве управомоченного лица от издательства договор может заключать главный редактор, директор или другие долж­ностные лица. В учредительных документах любой организации указывается, кто имеет право подписывать договор или кому это поручается по доверенности либо внутренним приказом ор­ганизации. Соответственно, автор при исполнении договора должен передать рукопись для ее принятия именно тому долж­ностному лицу, которое наделено такими полномочиями свое организации.

Исполнение обязательства надлежащим лицом не менее важно три авторско-договорных правоотношениях. Недопустимость возложения исполнения обязательства на иное лицо мо­жет вытекать из условий авторского договора заказа.

Передача автором исполнения обязательства третьему лицу может затронуть интересы издательства-заказчика. По этой причине ст. 313 ГК РФ требует, чтобы должник, т. е. автор, ис­полнили подобное обязательство непременно сам.

Личность автора как при договоре литературного, художественного заказа, так и при других авторских договорах заказа играет самую существенную роль. Автор не вправе без согласия заказчика передать обязанность создать произведение другому лицу либо пригласить соавтора, поскольку фактически в этом случае изменяется другая сторона договора. Кроме того, заказ­чик прей этом вправе отказаться от принятия произведения на том основании, что оно выполнено не лично автором, и у заказчика не возникает обязанности выплаты вознаграждения за созданное произведение перед соавтором.

Если соавтор при жизни не успел закончить произведение, эта обязанность не переходит к наследникам автора.

Соавторы, совместным трудом которых создается произве­дение, которое образует одно неразрывное целое, должны гра­мотно и каждый в отдельности заключать соглашение с заказ­чиком, определив долю участия каждого автора в отдельности, так как, например, в случае смерти одного из соавторов бремя исполнения договора может полностью лечь на плечи пережив­шего автора, что будет для него не совсем удобно.

Исполнение надлежащим предметом означает, что предмет исполнения авторского договора должен соответствовать требованиям закона и заключенного договора. Предметом исполне­ния по авторскому договору об использовании произведения будет произведение, которое должно быть пригодным для ис­пользования в тех целях, для которых оно предназначено.

По рядок совершения должником действий по исполнению договора именуется способом его исполнения.

По авторскому договору заказа автор и заказчик вправе из­брать способ исполнения обязательства. Например, автор представляет произведение по частям для его одобрения заказчи­ком.

Для автора, работающего на заказ, очень часто играет важ­ную роль место исполнения. Например, художника будет посе­щать наибольшее вдохновение на лоне природы. Место испол­нения может быть прямо указано в договоре между контраген­тами. По издательскому договору место исполнения договора и место подсудности сторон определяется местом нахождения из­дательства.

Стороны по авторскому договору могут предусмотреть ис­полнение обязательства в надлежащий срок. Как правило, право вознаграждения реализуется не в один срок, а в несколько, так как это связано с реализацией произведений на рынке. При от­сутствии указания на срок в договоре или законе обязательство должно исполняться в «разумный срок».

Стороны также могут предусмотреть возможности досрочно­го исполнения договора. Все будет зависеть от усмотрения сто­рон.

Изменение условий авторского договора может быть связа­но с продлением срока авторского договора, с продлением представления произведения заказчику по договору заказа, с изменением жанра произведения, с увеличением или, наобо­рот, уменьшением ставки вознаграждения и т. д.

Автор (правообладатель), заключая договор об использова­нии произведений, должен предупредить пользователя (покупа­теля) о том, что существуют другие пользователи, например, неисключительных прав, которым правообладатель (продавец) передал ранее эти права. Не уведомив своих покупателей при заключении договора об использовании произведений о такой ситуации, автор, тем самым, нарушит существенные условия.

При этом другая сторона, которая надеется самой первой получить права по использованию произведения, но не получа­ет этого, будет требовать в качестве основного изменения усло­вий договора понижения его цены. Вследствие такого наруше­ния договора пользователь может потребовать изменение пред­мета авторского договора.

При заключении договора с математической точностью можно просчитать сумму рассчитываемой прибыли и, соответ­ственно, ущерба. А можно ли с такой же точностью просчитать Успех произведения, его научную ценность и актуальность? Все будет зависеть от заключенного договора автора с издательст­вом.

Изменение условий вносит в договор новые элементы, но это не имеет отношения к прекращению договора.

Авторские договоры согласно нормам ГК РФ прекращаются по следующим основаниям, исполнение обязательства, отступное, зачет, прекращение обязательства совпадением должника и кре­дитора в одном лице, новация, прощение долга, невозможность исполнения, издание акта государственного органа, смерть гра­жданина, ликвидация юридического лица.

При этом в силу специфики авторского договора этот пере­чень может быть дополнен не только специальными нормами авторского права, но и взаимным соглашением сторон, не про­тиворечащим действующему законодательству.

Исполнение авторских обязательств по договору имеет свои особенности. Например, издательство-заказчик, как ни стара­лось бы подстраховаться от творческой неудачи автора, обязано выплатить автору причитающееся вознаграждение. Получается, что для одной стороны — заказчика — все-таки могут насту­пить неблагоприятные последствия, которые связаны с резуль­татом творческого процесса.

Отдельным соглашением устанавливаются размер, сроки и порядок предоставления отступного.

При зачете происходит взаимное погашение встречных тре­бований. Зачет может возникнуть в авторских правоотношени­ях между солидарными соавторами-должниками (п. 3 ст. 325 ГК РФ).

В качестве примеров прекращения обязательства совпадени­ем должника и кредитора в одном лице (ст. 413 ГК РФ) можно указать случаи, когда, например, юридическое лицо — изда­тельство одного журнала (заказчик) заключает авторский дого­вор с творческим коллективом авторов, работающих в изда­тельстве другого журнала. В силу того, что на сегодняшний мо­мент могут закрыться по каким-либо причинам редакции газет и журналов, более преуспевающая редакция и разорившаяся могут образовать одно юридическое лицо. Поэтому заказчик вполне может стать правопреемником должника и оказаться в долгу у самого себя.

Новация предполагает прекращение обязательства соглаше­нием сторон о замене существующего обязательства другим обязательством (ст. 414 ГК РФ). Вместо авторского договора об использовании произведения стороны могут заключить автор­ский договор заказа, из которого будут вытекать иные обяза­тельственные отношения для сторон.

Невозможность исполнения договора может быть вызвана обстоятельством, за которое должник не отвечает. Обстоятельст­вами, влияющими на прекращение договора, могут быть сти­хийные бедствия природы. Утрата рукописи произведения авто­ром или утрата произведения изобразительного искусства ху­дожником также может быть отнесена к случаям невозможности исполнения договора.

Но утрата может произойти по халатности самого автора. Если заказчик это докажет, то автор понесет ответственность. Однако, когда автор сможет создать новое произведение, близ­кое по содержанию утерянному, то договор по усмотрению сто­рон может быть изменен с продлением срока представления ру­кописи.

При утрате произведения издательством на нем лежит обя­занность выдать автору условленное вознаграждение.

Смерть автора может повлечь автоматическое прекращение авторского договора (ст. 418 ГК РФ). Авторский договор зака­за в связи со смертью автора не может быть заключен с его правопреемниками (наследниками), поскольку личность само­го автора в таком договоре имеет первостепенное значение. Правопреемники в данной ситуации не выполняют обяза­тельств за автора и не возвращают аванс, полученный автором при жизни.

К автоматическому прекращению авторского договора отно­сится окончание действия авторских (имущественных) прав.

Остается открытым вопрос о сроке действия имущественных прав: в том случае, когда у автора нет наследника и он не поза­ботился о завещании, то с кем тогда перезаключать авторский договор, или он все-таки прекращает свое существование, и произведение может свободно использоваться?

Автор на любой стадии исполнения договора может отка­заться передать издателю по авторскому договору заказа свою рукопись. Такое одностороннее отступление от договора может быть связано с другим наиболее крупным издателем, который может возместить расходы и упущенную выгоду первому изда­телю и предложить автору более высокое вознаграждение.

Заказчик-издатель, так же как и автор, может отказаться от Договорных отношений, если автор предоставляет неразборчиво написанную рукопись и отказывается ее корректировать, ес­ли объем произведения не соответствует условиям договора и др.

В случае, когда издатель будет печатать произведение не так, как хотелось бы автору, а книги будут распространяться по не­оправданно высокой цене, издатель при этом не будет прини­мать меры, чтобы произведение пользовалось успехом, то по инициативе автора договор может быть расторгнут.

При неисполнении или ненадлежащем исполнении своих обязанностей по авторскому договору сторона несет граждан­ско-правовую ответственность.

Общие нормы гражданского законодательства распростра­няются и на ответственность сторон за нарушение авторских обязательств по договору.

Под ответственностью по авторскому праву понимается ме­ра имущественного воздействия на должника, нарушившего обязательство, установленная законом или договором.

Гражданское право исходит из наличия трех форм вины: умысла, неосторожности и грубой неосторожности. Умышлен­ная вина автора или пользователя заключается в действии либо бездействии с целью неисполнения или ненадлежащего испол­нения обязательства по договору, либо создания невозможно­сти его исполнения.

Вина должника в форме неосторожности проявляется в тех случаях, когда, например, автор не проявлял ту степень забот­ливости, осмотрительности, какая требовалась от него.

Ответственность по авторскому договору (автора и пользо­вателя), как вид гражданско-правовой ответственности, харак­теризуется следующими чертами:

— является имущественной, так как связана с возмещением убытков, взысканием причиненного ущерба, уплатой неустой­ки (штрафа, пени);

— представляет собой ответственность одного участника до­говора перед другим;

— размером причиненного вреда или убытков и равных по объему мер, применяемых к сторонам авторского договора, не­зависимо от того, кто участвует в договоре, юридическое или физическое лицо, иностранные авторы или пользователи.

Ответственность по авторскому договору с множественно­стью лиц разделяют на долевую и солидарную.

Солидарная ответственность наступает, если она преду­смотрена законом или договором.

При неопределении в договоре объема выполненной работы каждым автором соавторы, скорее всего, понесут солидарную ответственность. Так как в таком договоре присутствует обяза­тельство с множественностью лиц, то неисполнение обязатель­ства одним из соавторов может привести к расторжению до­говора.

Когда невозможно установить вклад каждого соавтора, осо­бенно, если каждая строчка произведения в буквальном смысле создается вместе, то и ответственность авторы должны понести также солидарную.

Действует принцип «один за всех». Кредитор-заказчик впра­ве потребовать исполнения солидарной обязанности как от всех соавторов совместно, так и от каждого в отдельности, пол­ностью или в части долга.

Долевая ответственность сторон по авторскому договору может быть установлена договором или вытекать из существа самого авторского обязательства.

Должники-соавторы обязаны исполнить договорное обяза­тельство каждый в своей доле.

Ответственность пользователя регулируется как самим ав­торским договором, так и общими нормами гражданского зако­нодательства.

Пользователь (заказчик) несет ответственность за причине­ние автору убытков, за невыплату или задержку выплаты автор­ского гонорара, за нарушение срока распространения произве­дения, за нарушение целостности произведения, за неиспользо­вание произведения в обусловленный срок, за нарушение выпуска повторного издания, за невозвращение автору рукопи­си, когда пользователь обязан это сделать, и т. п.

При заключении договора стороны могут предусмотреть ме­ры ответственности заказчика-пользователя за соответствую­щее нарушение условий договора, право автора на односторон­нее расторжение договора с выплатой гонорара за весь объем представленного произведения и т. д.

Но автор еще при заключении авторского договора может дать согласие на последующее изменение объема, названия своего произведения, а пользователь при этом не будет нести ответственность за нарушение условий договора.

За утерянную рукопись пользователь несет материальную ответственность. Издатель обязан возместить автору все потери для восстановления работы.

Особое значение имеет ответственность пользователя за уте­рю произведения изобразительного искусства. Пользователь должен возместить автору все причиненные убытки, которые могут быть равными стоимости утерянной картины.

При нарушении автором своих обязанностей по договору должна быть установлена его вина. Форма вины автора, ее сте­пень на размер ответственности не влияют.

Для автора ответственность наступает, прежде всего, за не­представление рукописи в установленный срок по авторскому договору заказа.

В соответствии с п. 2 ст. 1290 ГК РФ автор в случае неис­полнения или ненадлежащего исполнения договора обязан воз­вратить заказчику аванс, а также уплатить неустойку, если она предусмотрена договором. Но автор не может нести ответствен­ность за обстоятельства, которые он не мог предвидеть, напри­мер если автор проживает в другом городе или стране и не мо­жет вовремя приехать из-за задержки в дороге транспорта, либо когда непредставление сочинения вызвано виною издательства и т. д.

Просрочкой представления произведения будет считаться его несвоевременная сдача после доработки.

Если издатель-заказчик не получил произведение в огово­ренные сроки не по вине автора (болезнь, стихийные бедствия и др.), он может расторгнуть договор согласно ст. 405 ГК РФ.

В случае непредставления заказчиком автору архивного ма­териала, который нужен для работы, автор не будет нести от­ветственность за причиненные убытки, так как его вины в этом нет.

Автор по договору заказа несет ответственность, если пред­ставленное произведение не будет одобрено заказчиком. Но не­доброкачественное, неудачное произведение, созданное авто­ром, не может служить основанием ответственности автора, в данном случае речь может идти только об основании расторже­ния договора.

Если автор в своей работе, в нарушение норм авторского права, использовал чужие труды без ссылки на имена их авто­ров, то он ставит под удар не только свой авторитет, но и репутацию издательства. В этом случае издатель может предъявить иск к автору о компенсации морального вреда и защите своей репутации.

В российском авторском праве существует презумпция не­виновности автора. Заказчик-пользователь может доказать об­ратное путем приведения доказательств неправомерных дейст­вий автора. В ином случае будет считаться, что автора постигла «творческая неудача».

Отказ автора от внесения исправлений и доработок в произ­ведение в связи со сложившейся ситуацией в пределах договор­ных условий, предложенных заказчиком, будет являться нару­шением обязательства со стороны автора. При отказе автора дорабатывать произведение заказчик вправе взыскать с автора убытки.

В том случае, если заказчик требует невозможного, выходит за пределы заранее оговоренных условий, он не имеет права взыскать с автора убытки или применить иные меры ответст­венности.

Следующим нарушением автора будет передача права на ис­пользование своего произведения третьим лицам без согласия заказчика.

Общей формой ответственности по авторскому договору, как и по договорным, гражданско-правовым обязательствам, является возмещение убытков. Убытки заказчика будут вклю­чать все расходы, связанные с подготовкой рукописи к изда­нию, распространению, утрату материалов, неполученную при­быль, которую заказчик рассчитывал получить в случае испол­нения автором своих обязательств по договору.

Обязанность автора по возмещению убытков пользователю может быть наложена при наличии связи между допущенным нарушением условий договора и теми последствиями, которые вследствие этого наступили.

Пользователь должен доказать не только факт убытков, вы­званных неисполнением или ненадлежащим исполнением ав­тором обязательств, но и их размера.

Нарушение авторского обязательства влечет за собой не только возмещение причиненных убытков, но и уплату неус­тойки, если она установлена договором.

Согласно п. 1 ст. 1290 ГК РФ ответственность по договору об отчуждении исключительного права и по лицензионному договору ограничена суммой реального ущерба, причиненного другой стороне, если договором не предусмотрен меньший раз­мер ответственности автора.

Вопросы для самоконтроля:

  1. Является ли авторский договор консенсуальным?
  2. Охарактеризуйте сценарный договор?
  3. Что должно быть предусмотрено в авторском договоре?
  1. При заключении договора с математической точностью можно просчитать сумму рассчитываемой прибыли и, соответ­ственно, ущерба. А можно ли с такой же точностью просчитать успех произведения, его научную ценность и актуальность?
ТЕМА 5 Институт патентного права

1. Понятие патентных прав

2. Объекты, и субъекты патентного права

3. Представительство в патентном праве. Патентные поверенные и их   функции.

4. Федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности

5. Оформление и содержание прав патентообладателя

6. Договорные отношенияв области создания, использования и передачи, прав на патент. Полная уступка прав.

§5.1. Понятие патентных прав

Патентное право изначально зарождалось как право приви­легий. Сам термин «патент» происходит от лат. litteraepatentesи в буквальном переводе означает открытую грамоту. Во време­на Средневековья патент выдавался монархом и удостоверял монопольное право на производство и (или) торговлю опреде­ленными товарами. Патент скреплялся печатью так, чтобы па­тент можно было развернуть, не сломав печать. Патенты боль­шинства стран мира, в том числе Российской Федерации, так­же содержат печать или образ печати.

Монопольное право на производство того ли иного изделия, с одной стороны, охраняло права лица, которому патент был выдан в виде королевской милости, а с другой — сковывало развитие экономики и промышленности, поскольку не позво­ляло другим лицам заниматься деятельностью на том же сег­менте рынка[45]. Законодательство феодальных государств отно­сило выдачу патента к прерогативе королевской власти и рас­сматривало ее в качестве милости, оказываемой сувереном вассалу.

Переход от феодального общества к буржуазно-капитали­стическому ознаменовался изменением и подхода к патенту: уничтожался монополизм в производстве определенных видов товаров и вводился монополизм на изобретение, т. е. исключи­тельное право на использование технического новшества. Пер­выми законами, содержащими схожий с современным подход к патенту как документу, удостоверяющему исключительное право на использование изобретения, были английский Статут о монополиях   1623 г.,   Конвент революционной Франции от 7 января 1791 г., Федеральный патентный закон США 1790 г.[46]

Потребность в охране результатов интеллектуальной дея­тельности в области промышленности особо остро встала в свя­зи с технической революцией и развитием изобретательства в XIX—XX вв. Именно в этот период появились первые автомо­били, самолеты, радио, новые сплавы металлов, химические ве­щества, медикаменты и др. На стыке науки и техники возникла новая область права — право промышленной собственности в первой половине XIX в. патентные законы были приняты в большинстве европейских стран. В России первый патентный закон был принят 17 июня 1812 г. и именовался Манифестом о привилегиях на разные изобретения и открытия в художествах и ремеслах. Этот Закон с последующими изменениями просу­ществовал до 20 мая 1896 г., когда было введено Положение о привилегиях на изобретения и усовершенствования, применяв­шееся вплоть до 1917 г.

В советский период первым нормативным документом, ре­гулирующим патентные отношения, стало Положение об изо­бретениях от 30 июня 1919 г. В период развитого социализма основными документами в области патентного права были По­ложение об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях от 21 августа 1973 г. и Положение о промышлен­ных образцах от 8 июля 1981 г., которые вместо термина «па­тент» использовали понятие «авторское свидетельство». Исклю­чительное право на использование изобретений и промышлен­ных образцов принадлежало государству. В 1990 г. был принят Закон об изобретательстве СССР, отменявший авторское сви­детельство и делавший патент единственным охранным доку­ментом.

Понятие промышленной собственности было введено Па­рижской конвенцией по охране промышленной собственности 1883 г., в соответствии с п. 2 ст. 1 которой к объектам охраны промышленной собственности относятся патенты на изобрете­ния, полезные модели, промышленные образцы, товарные зна­ки, знаки обслуживания, фирменные наименования и указания происхождения или наименования места происхождения това­ра, а также пресечение недобросовестной конкуренции.

А п. 3 той же статьи определяет: «Промышленная собственность по­нимается в самом широком смысле и распространяется не только на промышленность и торговлю в собственном смысле слова, но также и на область сельскохозяйственного производ­ства и добывающей промышленности и на все продукты про­мышленного или природного происхождения, как, например: вино, зерно, табачный лист, фрукты, скот, ископаемые, мине­ральные воды, пиво, цветы, мука».

В России принято говорить об институте патентного права, хотя термин «промышленная собственность» использовался до внесения 7 февраля 2003 г. изменений в Патентный закон, включая в себя права на изобретения, промышленные образцы и полезные модели. В последней редакции ст. 1 и других норм Па­тентного закона термин «промышленная собственность» прак­тически не использовался. Не применяется данный термин и в части четвертой ГК РФ.

Патентное право в объективном смысле — гражданско-право­вой институт, регулирующий исключительные и иные имущест­венные и личные неимущественные отношения, возникающие в связи с признанием авторства и охраной изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, установлением режима их использования, материальным и моральным стимулированием и защитой прав их авторов и патентообладателей.

В субъективном смысле патентное право — исключительное и иное имущественное или личное неимущественное право конкретного субъекта, связанное с определенным изобретени­ем, полезной моделью или промышленным образцом.

Потребность в патентном праве обусловлена невозможно­стью прямой охраны результатов технического или художествен­но-конструкторского творчества средствами авторского права. В отличие от объектов авторского права изобретения, полезные модели и промышленные образцы как решения определенных практических задач в принципе повторимы. Они могут быть соз­даны независимо друг от друга разными лицами. Поэтому и неоднократно возникали споры об авторстве на изобретения. Так, радио практически одновременно было изобретено Поповым в России и Маркони в США, причем последний первым запатентовал свое изобретение.

охрана предполагает формализацию в законе их признаков, со­блюдение специального порядка определения приоритета, про­верку новизны и установление особого режима их использова­ния. Такую охрану призвано обеспечить патентное право.

Основной функциейпатентного права является охрана техни­ческих и художественно-конструкторских решений.

Принципы патентного права:

признание за патентообладателем исключительного права на запатентованный объект;

— сочетание баланса индивидуальных интересов патентооб­ладателя и публичных интересов общества;

— предоставление правовой охраны лишь тем объектам, ко­торые в установленном законом порядке признаны обладаю­щими патентоспособностью;

— предоставление правовой охраны лишь в объеме, опреде­ляемом формулой (описанием) поданной заявки;

— наделение авторов запатентованных объектов личными неимущественными, а в некоторых случаях и имущественными правами независимо от того, являются ли они патентообладате­лями.

В настоящее время существует несколько международных и большое число национальных систем патентования. Соответст­венно порядок патентования изобретений, полезных моделей и промышленных образцов устанавливается международными договорами и национальными патентными законами.

В зависимости от субъекта, правомочного подавать заявки на выдачу патента и соответственно получать патент, выделяют заявительскую и авторскую системы патентования.

При заявителъской системе патент выдается первому заяви­телю на его имя, независимо от того, является он автором, за­конным правопреемником автора или лицом, присвоившим изобретение другого лица.

При авторской системе патентования патент может быть выдан либо самому автору, либо его правопреемнику, при этом имя автора указывается в заявке на выдачу патента и в патенте, кроме случаев, когда сам автор и заявитель просят не указывать имя автора.

Существует и иное основание для классификации систем патентования. В зависимости от того, какие обстоятельства вы­ясняются при решении вопроса о выдаче патента, выделяют явочную, проверочную и промежуточную системы патентования.

При явочной системе заявка о выдаче патента рассматривает­ся на предмет выяснения следующих обстоятельств.

Во-первых, соблюдены ли заявителем формальные требова­ния (приложены ли к заявке все необходимые документы, име­ется ли у представителя доверенность, уплачены ли патентные пошлины).

Во-вторых, не испрашивает ли заявитель патент на непатен­тоспособные объекты.

Новизна объекта, на который испрашивается патент, при явочной системе патентным ведомством не проверяется и от­носится на риск заявителя.

Поскольку проверка новизны изобретения в данном случае не осуществляется, любое заинтересованное лицо вправе обра­титься в суд с иском об аннулировании патента, если считает, что выдача патента повлекла нарушение его прав. Явочная сис­тема принята в ряде стран Азии и Африки, в Бельгии, Греции, Испании, Италии. В России явочная система действует в отно­шении полезных моделей.

Проверочная система характеризуется тем, что заявка под­вергается исследованию на предмет наличия новизны изобрете­ния и изобретательского уровня. В этом случае патентное ве­домство проводит не только формальную экспертизу, но и экс­пертизу по существу технического новшества, на которое испрашивается патент.

Проверочная система имеет ряд преимуществ и недостатков по отношению к явочной. Выдача патентов при проверочной системе затягивается на годы, но число патентных споров и ан­нулированных патентов значительно меньше, а степень дове­рия к патентам выше. Проверочная система принята в США, Швеции и ряде других стран.

Разновидностью проверочной системы является отложенная система патентования. В этом случае производится проверка только по просьбе заявителя или иного заинтересованного ли­ца. Заявка о выдаче патента подлежит публикации в специаль­ном печатном издании, после чего по данной заявке любое ли­цо может подать возражения. С момента опубликования заяв­ки и до выдачи патента изобретение пользуется временной правовой охраной. Патент выдается лишь после проведения экспертизы по существу. Если ни заявитель, ни иное лицо не обратились с просьбой провести экспертизу по существу в те­чение установленного законом срока, заявка считается не по­ступившей, а патент не выдается. Отложенная система патен­тования действует в Германии, Японии, России и некоторых других странах.

Промежуточная система несет в себе черты и явочной, и проверочной. Экспертиза заявки при этом носит неполный ха­рактер, однако отклонение заявки возможно как по результатам формальной экспертизы, так и по результатам проверки, прове­денной третьими лицами, оспаривающими заявку. Промежу­точная система характерна для развивающихся стран (Египет, Ливия, Тунис), патентные ведомства которых не обладают воз­можностями для проведения экспертизы заявок по существу.

Учитывая положения ч. 4 ст. 15 Конституции РФ и ст. 7 ГК РФ, не только включающих международные договоры Рос­сийской Федерации в систему источников российского права, но и устанавливающих их приоритет по отношению к внутри­государственным источникам права, рассмотрение источников патентного права начнем с международных конвенций и других договоров.

Как упоминалось выше, важнейшими универсальными до­говорами в области патентного права являются следующие до­кументы: Парижская конвенция по охране промышленной соб­ственности от 20 марта 1883 г. (для России действует с 1 июля 1965 г.); Вашингтонский договор о патентной кооперации от 19 июня 1970 г. (для России вступил в силу 29 марта 1978 г.); Страсбургское соглашение о Международной патентной клас­сификации от 24 марта 1971 г.; Локарнское соглашение об уч­реждении Международной классификации промышленных об­разцов от 8 октября 1968 г.; Гаагское соглашение о междуна­родном депонировании промышленных образцов от 6 ноября 1925 г.; Будапештский договор о международном признании Депонирования микроорганизмов для целей патентной проце­дуры от 28 апреля 1977 г.

Также общие вопросы патентного права затрагиваются в Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (подписана в Стокгольме 14 июля 1967 г. и изменена 2 октября 1979 г.) и Всемирной декларации по интеллектуальной собственности от 26 июня 2000 г.

Из региональных многосторонних договоров для России ос­новное значение имеет Евразийская патентная конвенция от 27 сентября 1994 г. (для России вступила в силу с 19 мая 1995 г.), участниками которой является большинство стран — членов СНГ.

Несмотря на большое значение международных договоров как источников патентного права, основное место среди них занимают национальные нормативные правовые акты. Цен­тральное место в системе источников патентного права до 1 ян­варя 2008 г. занимал Патентный закон. С принятием четвертой части ГК РФ действие Патентного закона прекращено, и па­тентные отношения регулируются положениями гл. 72 «Па­тентное право» ГК РФ.

Постановления Правительства РФ по вопросам патентно-правовой охраны также имеют большое регулятивное значение, в частности определяют статус патентных поверенных, устанав­ливают размеры патентных пошлин. Среди них необходимо на­звать: Положение о патентных поверенных, утв. постановлени­ем Правительства РФ от 12 февраля 1993 г. № 122; Положение о пошлинах за патентование изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, регистрацию товарных знаков, зна­ков обслуживания, наименований мест происхождения товаров, предоставление права пользования наименованиями мест про­исхождения товаров и Положение о регистрационных сборах за официальную регистрацию программ для электронных вычис­лительных машин, баз данных и топологий интегральных мик­росхем, утв. постановлением Совета Министров — Правитель­ства РФ от 12 августа 1993 г. № 793; Положение о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товар­ным знакам, утв. постановлением Правительства РФ от 16 июня 2004 г. № 299, а также постановление Правительства РФ от 12 июля 1993 г. № 648 «О порядке использования изобретений и промышленных образцов, охраняемых действующими на терри­тории Российской Федерации авторскими свидетельствами на изобретение и свидетельствами на промышленный образец, и выплаты их авторам вознаграждения» и др.

Весьма существенное место среди источников патентного права занимают ведомственные нормативные правовые акты, изданные Роспатентом[47] по вопросам, отнесенным к его компе­тенции. Правила, утвержденные приказами Роспатента, прини­мались в развитие положений Патентного закона и постановле­ний Правительства РФ. В частности, необходимо упомянуть:

— Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение, утв. приказом Роспатента от 6 июня 2003 г. № 82 (далее -Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение);

— Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на полезную модель, утв. приказом Роспатента от 6 июня 2003 г. № 83;

— Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на промышленный образец, утв. приказом Рос­патента от 6 июня 2003 г. № 84;

— Правила регистрации договоров о передаче исключитель­ного права на изобретение, полезную модель, промышленный образец, товарный знак, знак обслуживания, зарегистрирован­ную топологию интегральной микросхемы и права на их ис­пользование, полной или частичной передаче исключительного права на программу для электронных вычислительных машин и базу данных, утв. приказом Роспатента от 29 апреля 2003 г. №64;

— Правила подачи и рассмотрения заявления патентообла­дателя о предоставлении права на открытую лицензию и публи­кации сведений о таком заявлении, утв. Роспатентом 30 ноября 1994 г.;

— Правила подачи и рассмотрения ходатайств о прекраще­нии действия на территории Российской Федерации авторских свидетельств СССР на изобретения, свидетельств СССР на промышленные образцы, а также патентов СССР, выданных на имя Государственного фонда изобретений СССР, и выдачи па тентов Российской Федерации на оставшийся срок, утв. прика­зом Роспатента от 25 июня 1993 г. № 35;

— Разъяснение № 2 об исправлении документов заявки на выдачу патента на изобретение, заявки на выдачу свидетельства на полезную модель, заявки на выдачу патента на промышлен­ный образец по инициативе заявителя, утв. приказом Роспатен­та от 2 августа 1994 г. № 48;

— Разъяснение № 3 о порядке патентования объектов про­мышленной собственности в зарубежных странах, утв. прика­зом Роспатента от 10 февраля 1995 г. № 14;

— Правила подачи возражений и заявлений и их рассмотре­ния в Палате по патентным спорам, утв. приказом Роспатента от 22 апреля 2003 г. № 56;

— Правила выдачи дубликатов патента Российской Федера­ции на изобретение, промышленный образец, полезную модель, свидетельства на полезную модель, товарный знак, знак обслу­живания, право пользования наименованием места происхож­дения товара, охранного документа СССР и свидетельства об официальной регистрации программы для электронных вычис­лительных машин, базы данных или топологии интегральных микросхем, утв. приказом Роспатента от 3 апреля 2003 г. № 51[48].

Данный перечень не является исчерпывающим и включает лишь некоторые из ведомственных нормативных актов. С учетом того, что большинство из этих актов затрагивают права граждан, обязательное значение они приобретают лишь после регистрации в Министерстве юстиции РФ и официального опубликования.

 

§5. 2. Объекты, и субъекты патентного права

 

Объектами патентного права являются изобретения, полез­ные модели и промышленные образцы.

Для того чтобы результат творческой деятельности призна­вался объектом патентного права, он должен обладать свойст­вом патентоспособности.

Патентоспособность — это свойство новшества быть при­знанным изобретением, полезной моделью или промышленным образцом в правовом смысле. В отличие от технического или дизайнерского решения, именуемого в обиходе изобретением или плодом технической эстетики, в юридическом смысле под изобретением или промышленным образцом понимается только решение, отвечающее всем легальным условиям патентоспособ­ности и прошедшее установленную законом квалификацию. Органом, осуществляющим акт признания новшества в качест­ве изобретения, является федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности — Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товар­ным знакам.

Например, до принятия в 1993 г. Закона РФ «О селекцион­ных достижениях» результаты интеллектуальной деятельности в области создания новых сортов растений и пород животных ох­ранялись в соответствии с правилами, установленными для объектов патентного права. Критерии патентоспособности се­лекционных достижений совпадали с критериями патентоспо­собности изобретений.

Вместе с тем в юридической науке отмечалось, что создание селекционных достижений значительно отличается от создания объектов промышленной собственности, и, следовательно, не­обходимо принятие специального нормативного правового ак­та, регулирующего отношения в данной области. До 1 января 2008 г. действовали, в частности, Закон РФ «О селекционных достижениях» и федеральные законы от 17 декабря 1997 г.

№ 149-ФЗ «О племенном животноводстве» и от 17 декабря 1997 г. № 149-ФЗ «О семеноводстве».

Несмотря на некоторое сходство в оформлении прав на се­лекционные достижения с оформлением прав на изобретения, полезные модели и промышленные образцы, отличий достаточ­но много, в том числе и в органе, компетентном принимать ре­шение о предоставлении правовой охраны. Так, регистрация селекционных достижений и выдача патентов осуществляется Государственной комиссией по использованию и охране селек­ционных достижений, функционирующей при Министерстве сельского хозяйства РФ, на основании постановления Прави­тельства РФ от 23 апреля 1994 г. № 390 «Об образовании Госу­дарственной комиссии Российской Федерации по испытанию и охране селекционных достижений».

Изобретение определяют как новое и обладающее сущест­венными отличиями техническое решение задачи в любой от­расли человеческой жизнедеятельности[49], как всякий достигну­тый человеком творческий результат, суть которого состоит в нахождении конкретных технических средств решения задачи, возникшей в сфере практической деятельности[50].

Патентный закон в ст. 4 устанавливал, что в качестве изо­бретения охраняется техническое решение в любой области, от­носящееся к продукту (в частности, устройству, веществу, штамму микроорганизма, культуре клеток растений или живот­ных) или способу (процессу осуществления действий над мате­риальным объектом с помощью материальных средств). Анало­гичное правило закреплено и в п. 1 ст. 1350 ГК РФ.

Изобретению в соответствии со ст. 1350 ГК РФ предостав­ляется правовая охрана, если оно является новым, имеет изобре­тательский уровень и промышленно применимо.

Изобретение является новым, если оно не следует из уровня техники. Уровень техники, служащий критерием новизны изо­бретения, включает любые сведения, ставшие общедоступными в мире до даты приоритета изобретения. В уровень техники изобретения включаются при условии, что по дате поступления за­явки в Роспатент они имеют приоритет перед всеми поданными другими лицами в Российской Федерации заявками на изобре­тения и полезные модели, а также запатентованными в Россий­ской Федерации изобретениями и полезными моделями.

Общедоступными в соответствии с п. 22.3 Правил составле­ния, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изо­бретения считаются сведения, содержащиеся в источнике ин­формации, с которым любое лицо может ознакомиться само либо о содержании которого ему может быть законным путем сообщено.

Приоритет изобретения устанавливается по дате поступле­ния в Роспатент заявки, содержащей заявление о выдаче патен­та, описание, формулу и чертежи, если в описании на них име­ется ссылка. Приоритет может также устанавливаться по дате подачи первой заявки в государстве — участнике Парижской конвенции по охране промышленной собственности (так назы­ваемый конвенционный приоритет), если заявка на изобретение поступила в Роспатент в течение 12 месяцев с указанной даты. Если по не зависящим от заявителя обстоятельствам заявка с испрашиванием конвенционного приоритета не могла быть по­дана в указанный срок, то данный срок может быть продлен, но не более чем на два месяца.

Заявитель, желающий воспользоваться правом конвенцион­ного приоритета в отношении заявки на изобретение, обязан сообщить об этом в Роспатент и представить в Роспатент заве­ренную копию первой заявки не позднее 16 месяцев с даты ее подачи в патентное ведомство государства — участника Париж­ской конвенции по охране промышленной собственности.

Не признается обстоятельством, препятствующим призна­нию патентоспособности изобретения, такое раскрытие инфор­мации, относящейся к изобретению, автором, заявителем или любым лицом, получившим от них прямо или косвенно эту ин­формацию, при котором сведения о сущности изобретения ста­ли общедоступными, если заявка на изобретение подана в Рос­патент не позднее шести месяцев с даты раскрытия информа­ции. При этом обязанность доказывания данного факта лежит на заявителе.

Статьями 1381 — 1383 ГК РФ предусмотрены и иные правила установления приоритета изобретения.

Изобретение имеет изобретательский уровень, если оно для специалиста явным образом не следует из уровня техники. За рубежом для оценки творческого характера деятельности изо­бретателя, отграничения от обычной инженерной деятельности установлен критерий неочевидности (изобретательского шага)[51].

Ключевым в данном критерии является определение терми­на «специалист».

Фигура специалиста носит гипотетический характер, являет­ся юридической фикцией и служит объективным масштабом для оценки как неочевидности изобретения, так и творческого характера деятельности. Некоторые разъяснения по данному поводу содержатся в Директиве по проведению экспертизы в Европейском патентном ведомстве, согласно которой специа­листом в определенной области техники может считаться спе­циалист-практик (для некоторых областей техники — группа специалистов[52]) средней квалификации, обладающий общеизве­стными сведениями в области техники и, кроме того, имеющий доступ к полному уровню техники.

Изобретение является промышленно применимым, если оно может быть использовано в промышленности, сельском хозяй­стве, здравоохранении и других отраслях экономики или в со­циальной деятельности.

Патентный закон в первоначальной редакции устанавливал, что объектами изобретения могут являться:

— устройство;

— способ; — вещество;

— штамм микроорганизма;

— культуры клеток растений и животных;

— а также применение известного ранее устройства, спосо­ба, вещества, штамма по новому назначению.

Последняя редакция Патентного закона, а вслед за ней и часть четвертая ГК РФ отошли от термина «объект изобрете­ния», хотя по сути существенных изменений не произошло, и определение объекта изобретений перекочевало в определение изобретения.

Вместе с тем следует отметить, что, во-первых, ст. 1350 ГК РФ устанавливает не исчерпывающий перечень объектов — материальных результатов деятельности (продук­тов), поскольку используется оборот «в частности», во-вторых, говорится не о применении ранее известных материальных объектов по новому назначению, а о способе, т. е. процессе осуществления действий над материальным объектом с помо­щью материальных средств.

В Правилах составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение (п. 2.1) понятие «объект изобре­тения» продолжает использоваться.

Продуктом как объектом изобретения является, в частности, устройство, вещество, штамм микроорганизма, культура (линия) клеток растений или животных, генетическая конструкция.

К устройствам относятся конструкции и изделия.

К веществам относятся, в частности, химические соедине­ния, в том числе нуклеиновые кислоты и белки; композиции (составы, смеси); продукты ядерного превращения.

К штаммам микроорганизмов относятся, в частности, штам­мы бактерий, вирусов, бактериофагов, микроводорослей, мик­роскопических грибов, консорциумы микроорганизмов.

К линиям клеток растений или животных относятся линии клеток тканей, органов растений или животных, консорциумы соответствующих клеток.

К генетическим конструкциям относятся, в частности, плазмиды, векторы, стабильно трансформированные клетки микро­организмов, растений и животных, трансгенные растения и жи­вотные.

Пункт 5 ст. 1350 ГК РФ не относит к изобретениям:

— открытия;

— научные теории и математические методы;

— решения, касающиеся только внешнего вида изделий, на­правленные на удовлетворение эстетических потребностей;

— правила и методы игр, интеллектуальной или хозяйствен­ной деятельности;

— программы для ЭВМ;

— решения, заключающиеся только в представлении ин­формации.

Однако возможность отнесения указанных объектов к изобре­тениям исключается только в случае, если заявка на выдачу па­тента на изобретение касается указанных объектов как таковых.

В соответствии с п. 3 ст. 4 Патентного закона не призна­вались патентоспособными изобретениями:

— сорта растений и породы животных, биологические спо­собы их получения, за исключением микробиологических спо­собов и продуктов, полученных такими способами;

— топологии интегральных микросхем;

— решения, противоречащие общественным интересам, прин­ципам гуманности и морали.

Аналогичное правило содержится в п. 6 ст. 1350 ГК РФ, со­гласно которому не предоставляется правовая охрана в качестве изобретений: сортам растений и породам животных, биологи­ческим способам их получения, за исключением микробиоло­гических способов и продуктов, полученных такими способа­ми; топологиям интегральных микросхем.

Кроме того, в соответствии с п. 4 ст. 1349 ГК РФ не могут быть объектами патентных прав, в том числе прав на изобретения:

— способы клонирования человека;

— способы модификации генетической целостности клеток зародышевой линии человека;

— использование человеческих эмбрионов в промышлен­ных и коммерческих целях;

— иные решения, противоречащие общественным интере­сам, принципам гуманности и морали.

Последняя редакция Патентного закона и часть четвертая ГК РФ весьма существенно изменили круг объектов, которые не могут быть запатентованы в качестве изобретений. Если ра­нее речь шла о том, что какие-то объекты не признаются патен­тоспособными изобретениями, то сейчас наряду с ними выделяют еще категорию объектов, которые не считаются изобретениями. Необходимость такого разграничения не вполне понятна. Види­мо, это связано с тем, что перечень объектов изобретений в на­стоящее время является не исчерпывающим, следовательно, не­обходимо было установить, какие объекты не могут рассматри­ваться в качестве изобретений по Патентному закону и ГК РФ, а какие не могут отвечать критериям патентоспособности по Патентному закону, но могут отвечать требованиям патентоспо­собности, предусмотренным другими актами либо другими гла­вами части четвертой ГК РФ. В связи с этим во вторую группу попали объекты, для которых правовая охрана устанавливается особым законодательством, либо объекты, формально отвечаю­щие всем признакам изобретения, но которым законодатель, исходя из общественных интересов, решил не предоставлять правовую охрану.

До февраля 2003 г. ст. 3 Патентного закона устанавливала, что правовая охрана в соответствии с данным Законом не пре­доставляется изобретениям, полезным моделям, промышленным образцам, признанным государством секретными, и что порядок обращения с секретными изобретениями, полезными моделями, промышленными образцами должен регулироваться специаль­ным законодательством Российской Федерации.

Патентный закон сохранял данное правило лишь в отноше­нии полезных моделей и промышленных образцов. Действие данного Закона было распространено на секретные изобрете­ния (изобретения, содержащие сведения, составляющие госу­дарственную тайну), более того, в него введен специальный раздел — VI «Особенности правовой охраны секретных изобре­тений» (данный раздел введен в действие с 1 января 2004 г.). Особый параграф — § 7 — включен и в гл. 72 ГК РФ.

Основная особенность предоставления правовой охраны секретным изобретениям состоит в том, что выдача патента и государственная регистрация изобретения осуществляются не Федеральной службой по интеллектуальной собственности па­тентам и товарным знакам, а иными специально уполномочен­ными федеральными органами исполнительной власти с со­блюдением правил законодательства о государственной тайне.

Постановлением Правительства РФ от 2 октября 2004 г. № 514 «О федеральных органах исполнительной власти, упол­номоченных рассматривать заявки на выдачу патента на изобре­тения, содержащие сведения, составляющие государственную тайну» установлено, что Министерство обороны РФ, Мини­стерство внутренних дел РФ, Министерство здравоохранения и социального развития РФ, Федеральная служба безопасно­сти РФ, Федеральное агентство по атомной энергии и Феде­ральное агентство по промышленности являются федеральными органами исполнительной власти, уполномоченными рассмат­ривать заявки на выдачу патента на изобретения, содержащие сведения, составляющие государственную тайну, для которых установлена степень секретности «особой важности» или «со­вершенно секретно», а также на секретные изобретения, кото­рые относятся к средствам вооружения и военной техники, к методам и средствам в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности и для кото­рых установлена степень секретности «секретно».

В зависимости от тематической принадлежности заявки на секретные изобретения, которые относятся к средствам воору­жения и военной техники, подаются в Министерство оборо­ны РФ, Министерство здравоохранения и социального разви­тия РФ, Федеральное агентство по атомной энергии или в Фе­деральное агентство по промышленности; заявки на секретные изобретения, которые относятся к методам и средствам в облас­ти разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, — в Министерство внутренних дел РФ или в Федеральную службу безопасности РФ[53].

Полезные модели. Последняя редакция Патентного закона существенно изме­нила определение полезной модели. Ранее в соответствии со ст. 5 этого Закона полезной моделью признавалось конструк­тивное выполнение средств производства и предметов потреб­ления, а также их составных частей.

Впоследствии в ст. 5 было закреплено, что в качестве полез­ной модели охраняется техническое решение, которое является устройством. Такое же определение дается и в п. 1 ст. 1351 ГК РФ. Несмотря на изменение формулировки, суть осталась прежней — объектом охраны полезной модели может выступать только устройство.

Условиями патентоспособности полезной модели являются ее новизна и промышленная применимость. На полезные модели распространяется конвенционный приоритет на условиях, ана­логичных приоритету изобретения, с небольшими отличиями (в частности, в сроках подачи заявки в Роспатент).

В отличие от изобретения полезная модель не должна иметь изобретательский уровень.

Не признается обстоятельством, препятствующим призна­нию патентоспособности полезной модели, такое раскрытие информации, относящейся к полезной модели, автором, заяви­телем или любым лицом, получившим от них прямо или косвенно эту информацию, при котором сведения о сущности по­лезной модели стали общедоступными, если заявка на полез­ную модель подана в Роспатент не позднее шести месяцев с даты раскрытия информации. При этом обязанность доказыва­ния данного факта лежит на заявителе. В соответствии с подп. 1 и 2 п. 5 ст. 1351 ГК РФ не предо­ставляется правовая охрана в качестве полезных моделей:

— решениям, касающимся только внешнего вида изделий и направленным на удовлетворение эстетических потребностей;

— топологиям интегральных микросхем;

— решениям,   противоречащим общественным   интересам, принципам гуманности и морали.

В качестве примера полезной модели, запатентованной в Ко­рее, можно привести конструкцию зажигалки, скомбинирован­ной с открывалкой для пивных бутылок. Не имея изобретатель­ского уровня, данное новшество обладает промышленной при­менимостью и может приносить прибыль обладателю охранного документа на него[54].

В России, в частности, защищены патентами на полезную модель механические противоугонные устройства, системы ох­ранной сигнализации и многие другие устройства.

Промышленные образцы.Охрана рисунков и моделей, предназначенных для воспро­изведения в заводских, фабричных или ремесленных изделиях, имеет давнюю историю. В дореволюционной России регистра­цией таких объектов занимался Департамент торговли и ману­фактур, который предоставлял заявителю исключительное пра­во на использование рисунка или модели на определенный срок. Так, только за период с 1865 по 1900 г. было заявлено 1685 рисунков и моделей, в том числе: для тканей — 595, обо­ев — 405, металлических изделий — 166, клеенки — 163, типо­графского шрифта — 112, мебели — 43, бумаги — 15 и других изделий — 186[55]. В настоящее время закон также осуществляет охрану аналогичных объектов, которые именуются промыш­ленными образцами.

В соответствии с п. 1 ст. 1352 ГК РФ в качестве промышлен­ного образца охраняется художественно-конструкторское реше­ние изделия промышленного или кустарно-ремесленного про­изводства, определяющее его внешний вид.

Последняя редакция ст. 6 Патентного закона и п. 1 ст. 1352 ГК РФ практически не изменили определение промышленного образца, но внесли дополнение, что изделие должно быть «про­мышленного или кустарно-ремесленного производства». Это на первый взгляд несущественное уточнение повлекло отпадение одного из условий патентоспособности промышленных образ­цов — промышленной применимости. Теперь промышленная применимость не требуется, поскольку она и так предполагает­ся, если решение касается изделия промышленного или кустарно-ремесленного производства.

Промышленные образцы служат средством повышения по­требительских качеств изделий и их конкурентоспособности. Соответствия изделия достижениям науки и техники, надежно­сти, долговечности и экономичности в настоящее время недос­таточно для того, чтобы изделие было конкурентоспособным. Необходимо, чтобы оно удовлетворяло запросы потребителей с точки зрения красоты и выразительности его формы, цвета, изящества отделки, эргономики (т. е. простоты и удобства пользования), упаковки и требований моды. Эта задача решает­ся с помощью художественного конструирования (дизайна) и охраны промышленных образцов.

Содержание промышленного образца составляет не техниче­ское, как у изобретения или полезной модели, а художественно-конструкторское решение изделия. Данное решение формирует не конструктивные свойства, а лишь внешний облик изделия: автомобиля, трактора, самолета, станка, телевизора, игрушки, мебели и т. п. Промышленный образец также существенно от­личается от произведения искусства, поскольку в нем должны органически сочетаться конструктивные и эстетические качест­ва изделия.

Безупречный с эстетической точки зрения внешний вид мо­тоцикла не может быть признан промышленным образцом, ес­ли этот вид сконструирован безотносительно к технической сущности данного изделия. Таким образом, художественно-конструкторское решение может быть признано промышленным образцом, если оно обладает художественной и информа­ционной выразительностью, целостностью композиции, рацио­нальностью формы (удовлетворяет конструктивно-технологиче­ским требованиям) и соответствует требованиям эргономики.

Промышленному образцу предоставляется правовая охрана, если он является новым и оригинальным.

Промышленный образец признается новым, если совокуп­ность его существенных признаков, нашедших отражение на изображениях изделия и приведенных в перечне существенных признаков промышленного образца, не известна из сведений, ставших общедоступными в мире до даты приоритета промыш­ленного образца.

При установлении новизны промышленного образца учиты­ваются (при условии их более раннего приоритета) все подан­ные в Российской Федерации другими лицами заявки на про­мышленные образцы (кроме отозванных), а также запатенто­ванные в Российской Федерации промышленные образцы.

Как отмечалось ранее, приоритет может быть установлен по дате подачи первой заявки в государстве — участнике Париж­ской конвенции по охране промышленной собственности (кон­венционный приоритет), если заявка на промышленный обра­зец поступила в патентное ведомство в течение шести месяцев с указанной даты. Если по не зависящим от заявителя обстоя­тельствам заявка с испрашиванием конвенционного приорите­та не могла быть подана в указанный срок, этот срок может быть продлен, но не более чем на два месяца.

Промышленный образец признается оригинальным, если его существенные признаки обусловлены творческим характером особенностей изделия.

К существенным признакам промышленного образца отно­сятся признаки, определяющие эстетические и (или) эргономи­ческие особенности внешнего вида изделия, в частности фор­ма, конфигурация, орнамент и сочетание цветов.

Не признается обстоятельством, препятствующим призна­нию патентоспособности промышленного образца, такое рас­крытие информации, относящейся к промышленному образцу, автором, заявителем или любым лицом, получившим от них прямо или косвенно эту информацию, при котором сведения о сущности промышленного образца стали общедоступными, ес­ли заявка на промышленный образец подана в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности не позднее шести месяцев с даты раскрытия информации. При этом обязанность доказывания данного факта лежит на заявителе.

Не признаются патентоспособными промышленными об­разцами решения:

— обусловленные исключительно технической функцией из­делия (подп. 1 п. 5 ст. 1352 ГК РФ);

— объектов   архитектуры   (кроме   малых   архитектурных форм), промышленных, гидротехнических и других стационар­ных сооружений (подп. 2 п. 5 ст. 1352 ГК РФ);

— объектов неустойчивой формы из жидких, газообразных, сыпучих или им подобных веществ (подп. 3 п. 5 ст.   1352 ГК РФ).

Следует разграничивать термины «субъекты патентного пра­ва» и «субъекты патентных прав». Первый является более ши­роким и наряду с обладателями исключительных и иных иму­щественных и личных неимущественных прав на изобретения, полезные модели и промышленные образцы включает также и иных лиц, участвующих в патентных правоотношениях, — Рос­патент и представителей по патентным делам.

Субъектами патентных прав являются авторы изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, патентооблада­тели, а также другие лица, приобретающие по закону или дого­вору некоторые патентные права.

Авторами изобретений, полезных моделей и промышленных об­разцов признаются физические лица, творческим трудом кото­рых созданы соответствующие результаты интеллектуальной деятельности (ст. 1347 ГК РФ; п. 1 ст. 7 Патентного закона).

Не признаются авторами физические лица, не внесшие лич­ного творческого вклада в создание объекта промышленной собственности, оказавшие автору (авторам) только техниче­скую, организационную или материальную помощь либо толь­ко способствовавшие оформлению прав на него и его исполь­зованию.

Гражданский кодекс РФ в ст. 1347 закрепил презумпцию ав­торства, согласно которой лицо, указанное в качестве автора в заявке на выдачу патента, считается автором изобретения, по­лезной модели или промышленного образца, если не доказано иное.

Если в создании изобретения, полезной модели или про­мышленного образца участвовало несколько физических лиц, все они считаются его соавторами. В соответствии с п. 2 ст. 7 Патентного закона порядок пользования правами, принадлежа­щими соавторам, определился соглашением между ними.

Часть четвертая ГК РФ изменила данное правило — согласно п. 2 ст. 1348 каждый из соавторов вправе использовать изобрете­ние, полезную модель или промышленный образец по своему усмотрению, если соглашением между ними не установлено иное, также в соответствии с п. 4 ст. 1348 ГК РФ каждый из со­авторов вправе самостоятельно принимать меры по защите сво­их патентных прав. Вместе с тем доходы от совместного исполь­зования изобретения, полезной модели или промышленного образца должны распределяться между соавторами поровну, а распоряжение исключительными правами должно осуществ­ляться совместно, если иное не установлено соглашением меж­ду соавторами (п. 3 ст. 1348 и п. 3 ст. 1229 ГК РФ). Распоряже­ние соавторами правом на получение патента возможно только совместно (п. 3 ст. 1348 ГК РФ).

Патентообладателем является лицо, которому выдан патент на изобретение, патент на полезную модель или патент на про­мышленный образец.

В соответствии с п. 1 ст. 8 Патентного закона патент выдает­ся автору, работодателю автора либо их правопреемникам.

Статья 1357 ГК РФ устанавливает, что право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец первоначально принадлежит их автору. Такое право может перейти к другому лицу (правопреемнику) или быть ему передано в случаях и по основаниям, которые установлены за­коном, в том числе в порядке универсального правопреемства, или по договору, в том числе по трудовому договору.

Закон допускает возможность выдачи патента нескольким лицам (п. 4 ст. 1358 ГК РФ; п. 1 ст. 10 Патентного закона).

Право на получение патента на изобретение, полезную мо­дель, промышленный образец, созданные работником (авто­ром) в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания предусмотрено иное (п. 3 ст. 1370 ГК РФ; п. 2 ст. 8 Патентного за­кона).

В случае если работодатель в течение четырех месяцев с да­ты уведомления его работником (автором) о полученном им результате, способном к правовой охране в качестве изобретения, полезной модели или промышленного образца, не подаст заявку на выдачу патента на эти изобретение, полезную модель или промышленный образец в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности, не передаст право на получение патента на служебное изобретение, служебную полезную модель или служебный промышленный образец другому лицу и не сообщит работнику (автору) о сохранении ин­формации о соответствующем результате в тайне, право на по­лучение патента на такие изобретение, полезную модель или промышленный образец принадлежит работнику (автору)-В этом случае работодатель в течение срока действия патентаимеет право на использование служебного изобретения, служебной полезной модели, служебного промышленного образца в собственном производстве с выплатой патентообладателю компенсации, определяемой на основе договора.

В случае если работодатель получит патент на служебное изобретение, служебную полезную модель или служебный про­мышленный образец, либо примет решение о сохранении ин­формации о таких изобретении, полезной модели или промышленном образце в тайне, либо передаст право на получение патента другому лицу, либо не получит патент по поданной заявке по зависящим от него причинам, работник (автор), которому не принадлежит право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, имеет право на вознаграждение. Размер вознаграждения и порядок его выплаты определяются договором между работником (автором) и работодателем. В случае недостижения между сто­ронами соглашения об условиях договора в течение трех меся­цев после того, как одна из сторон сделает другой стороне предложение в письменной форме об этих условиях, спор вознаграждении может быть разрешен в судебном порядке.

Правительство РФ вправе устанавливать минимальные став­ки вознаграждения за служебные изобретения, служебные полезные модели, служебные промышленные образцы.

Гражданский кодекс РФ содержит специальную норму ст.1370, посвященную служебным изобретениям, полезным моделям и промышленным образцам. Положения этой нормы в целом схожи с положениями, предусмотренными п. 2 ст. 8 Па­тентного закона.

Вместе с тем п. 5 ст. 1370 ГК РФ содержит уточнение: «Изо­бретение, полезная модель или промышленный образец, соз­данные работником с использованием денежных, технических или иных материальных средств работодателя, но не в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя, не являются служебными. Право на по­лучение патента и исключительное право на такие изобретения, полезную модель или промышленный образец принадлежат ра­ботнику. В этом случае работодатель вправе по своему выбору потребовать предоставления ему безвозмездной простой (неис­ключительной) лицензии на использование созданного резуль­тата интеллектуальной деятельности для собственных нужд на весь срок действия исключительного права либо возмещения расходов, понесенных им в связи с созданием таких изобрете­ния, полезной модели или промышленного образца».

Российская Федерация и другие публично-правовые образования обладают исключительным правом на объекты промышленной собственности, если такое право переходит к ним в установлен­ном законом порядке, например, в силу наследования.

Первоначально законом (ст. 9 Патентного закона) преду­сматривалось создание специальной структуры — Федерального фонда изобретений России, призванной осуществлять отбор изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, при­обретать на них права патентообладателя на договорной основе и содействовать их реализации в интересах государства. Такая организация создана не была, часть ее функций выполняли дру­гие государственные структуры. В частности, при Министерстве юстиции РФ было создано Федеральное агентство по правовой защите интересов государства в процессе экономического и гра­жданско-правового оборота результатов интеллектуальной дея­тельности военного, специального и двойного назначения[56].

В последней редакции Патентного закона ст. 9 была исклю­чена, но была введена ст. 91 «Право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, созданные при выполнении работ по государственному кон­тракту». По общему правилу, закрепленному в этой статье, пра­во на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, созданные при выполнении работ по государственному или муниципальному контракту, принадле­жит исполнителю (подрядчику), если государственным или му­ниципальным контрактом на выполнение работ для государ­ственных или муниципальных нужд не установлено, что это право принадлежит Российской Федерации, субъекту РФ или муниципальному образованию, от имени которых выступает государственный или муниципальный заказчик.

В случае если в соответствии с государственным или муни­ципальным контрактом право на получение патента принадле­жит Российской Федерации, субъекту РФ или муниципально­му образованию, государственный или муниципальный заказ­чик в течение шести месяцев с момента его уведомления в письменной форме исполнителем (подрядчиком) о получении результата, способного к правовой охране в качестве изобрете­ния, полезной модели или промышленного образца, может по­дать заявку на выдачу патента. В случае если в течение указан­ного срока государственный или муниципальный заказчик не подаст заявку, право на получение патента имеет исполнитель (подрядчик).

В тех случаях, когда патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец, созданные при выполнении работ по государственному или муниципальному контракту, получен не государством или муниципальным образованием, патентооб­ладатель по требованию государственного или муниципального заказчика обязан предоставлять указанному им лицу (лицам) неисключительную безвозмездную лицензию на использование данных изобретения, полезной модели или промышленного об­разца в целях выполнения работ или осуществления поставок продукции для государственных или муниципальных нужд.

Автору изобретения, полезной модели или промышленного образца, не являющемуся патентообладателем, выплачивается вознаграждение лицом, получившим патент. При предоставле­нии неисключительной безвозмездной лицензии в порядке, изложенном выше, вознаграждение автору выплачивается государственным или муниципальным заказчиком, по требованию которого предоставлена такая лицензия. Вознаграждение вы­плачивается из средств, выделяемых государственному или му­ниципальному заказчику для выполнения работ по государст­венному или муниципальному контракту.

Отношения, возникающие при создании изобретений, по­лезных моделей и промышленных образцов, при выполнении работ по государственному или муниципальному контракту, еще более детально регламентированы ст. 1373 ГК РФ.

Гражданский кодекс РФ также вводит новые правила, рас­пределяющие возможность получения патента между подряд­чиком (исполнителем) и заказчиком в случаях, когда изобрете­ние, полезная модель или промышленный образец созданы при выполнении работ по договору подряда или договору подряда на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструк­торских или технологических работ (ст. 1371 и 1372).

К числу иных субъектов патентного права относятся физи­ческие и юридические лица, приобретающие патентные права на основе закона или договора об отчуждении исключительно­го права либо лицензионного договора. К ним, в частности, от­носятся правопреемники авторов и патентообладателей, кото­рые приобрели патентные права по наследству, в результате ре­организации юридического лица либо на основании договора об уступке патентных прав (в соответствии с ГК РФ — договор об отчуждении патента).

§5.3. Представительство в патентном праве. Патентные поверенные.

 

Подача заявки на получение патента является достаточно сложным процессом. Обращение в Роспатент требует наличия специальных познаний не только в сфере правового регулиро­вания отношений интеллектуальной собственности, но и в об­ласти оформления документов, включаемых в состав заявки.

В связи с указанным многие лица, желающие запатентовать изобретение, полезную модель или промышленный образец, обращаются за помощью к профессионалам, обладающим вы­сокой квалификацией в области патентного дела. Содействие в подаче заявки на выдачу патента может оказывать любое лицо, которого заявитель уполномочит представлять его интересы в Роспатенте. Соответственно отношения между заявителем и таким лицом будут строиться на основании договора поручения либо иного договора о представительстве. Полномочия пред­ставителя на совершение действий в отношении Роспатента должны оформляться доверенностью, выданной в соответствии с общими правилами гражданского законодательства (ст. 185 и другие ГК РФ).

Особую категорию представителей по патентным делам со­ставляют патентные поверенные, аттестованные Роспатентом и внесенные в специальный государственный реестр. По со­стоянию на 31 декабря 2006 г. в Государственном реестре па­тентных поверенных (далее — реестр) было зарегистрировано 1119 патентных поверенных.

Кроме ГК РФ (ст. 1247) деятельность патентных поверенных регламентирована подзаконными нормативными правовыми актами. В первую очередь речь идет о Положении о патентных поверенных, утв. постановлением Правительства РФ от 12 фев­раля 1993 г. № 122 (далее — Положение о патентных поверен­ных).

Патентным поверенным считается гражданин, которому в со­ответствии с Положением о патентных поверенных предо­ставлено право на представительство физических и юридиче­ских лиц перед Роспатентом и организациями, входящими в единую государственную патентную службу (п. 1). Полагаем, что данное определение патентного поверенного требует уточнения в части того, что патентный поверенный — это лицо, аттестован­ное и зарегистрированное в таковом качестве Роспатентом.

К лицам, желающим стать патентными поверенными, предъ­является ряд требований (п. 2 Положения о патентных поверен­ных):

Во-первых, в качестве патентного поверенного Российской Федерации может быть аттестован и зарегистрирован только гражданин Российской Федерации.

Во-вторых, соискатель должен иметь постоянное место жи­тельства в Российской Федерации. Большинство из патентных поверенных Российской Федерации проживает в Москве и го­родах Московской области (724), Санкт-Петербурге и городах Ленинградской области (162).

В-третьих, у соискателя должно быть высшее образование.

В-четвертых, соискатель должен иметь не менее чем четы­рехлетний опыт практической работы в области охраны про­мышленной собственности или профессионального правового представительства (адвокат или иное лицо, получившее разре­шение на занятие правоприменительной деятельностью).

В-пятых, соискатель должен обладать знанием законода­тельных и иных нормативных правовых актов Российской Фе­дерации, международных договоров и соглашений, необходи­мых для осуществления деятельности по защите прав на объек­ты промышленной собственности, в объеме, определяемом Роспатентом, и соответствующими навыками их практического применения, подтвержденными результатами квалификацион­ного экзамена.

Кроме того, установлен ряд ограничений на возможность регистрации в качестве патентного поверенного. В соответст­вии с п. 3 Положения о патентных поверенных работники Рос­патента и подведомственных ему организаций, а также должно­стные лица и служащие, которым в соответствии с законода­тельством Российской Федерации запрещается заниматься предпринимательской деятельностью, не могут быть аттестова­ны и зарегистрированы в качестве патентных поверенных.

В отличие от адвоката и нотариуса, которые могут осуществ­лять свою деятельность лишь в виде частной практики (во мно­гом приравненной к предпринимательской деятельности), па­тентные поверенные могут осуществлять свою профессиональную деятельность как самостоятельно в качестве предпринимателя, так и работая по найму (п. 4 Положения о патентных поверен­ных). Патентный поверенный, работающий по найму, обязан представить в Роспатент сведения об этой работе. Обо всех свя­занных с ней изменениях патентный поверенный обязан сооб­щать в Роспатент в месячный срок. Последний публикует ука­занные сведения в официальных изданиях.

В зависимости от того, в каком качестве действует патент­ный поверенный, представляя интересы физического или юри­дического лица, его деятельность будет регулироваться или гра­жданским, или трудовым законодательством.

Если патентный поверенный осуществляет самостоятельную деятельность в качестве предпринимателя, то он помимо реги­страции в Роспатенте должен в установленном законом порядке пройти государственную регистрацию в качестве индивиду­ального предпринимателя без образования юридического лица.

Достаточно большое число патентных поверенных работает по найму на основании трудового договора. При этом в качест­ве работодателя выступают как специализированные патентно-правовые фирмы и юридические агентства, так и крупные про­мышленные предприятия, имеющие постоянную необходи­мость в патентовании технических новшеств и включающие в свою организационную структуру патентно-правовой отдел.

Положение о патентных поверенных в п. 16 закрепляет пра­во патентных поверенных создавать в соответствии с законода­тельством Российской Федерации агентства патентных пове­ренных и другие предприятия, а также общественные объеди­нения и профессиональные ассоциации, в том числе с учетом специализации по объектам промышленной собственности, от­раслям науки и техники.

Аттестация и регистрация патентных поверенных осуществ­ляется Роспатентом. Для проведения этой работы руководите­лем этой Службы назначаются квалификационная и апелляци­онная комиссии. Правила проведения аттестации и регистра­ции патентных поверенных утверждены приказом Роспатента от 16 февраля 1993 г. № 6.

Квалификационная комиссия утверждает порядок проведе­ния квалификационного экзамена, экзаменационные задания, назначает экзаменаторов, принимает решения о допуске к ква­лификационному экзамену и об аттестации кандидатов в па­тентные поверенные.

Апелляционная комиссия рассматривает жалобы кандидатов в патентные поверенные на решения квалификационной ко­миссии, осуществляет контроль за соблюдением патентными поверенными предъявляемых к ним требований и в пределах своей компетенции принимает меры, направленные на устра­нение выявленных нарушений.

Кандидаты в патентные поверенные и патентные поверен­ные имеют право на личное участие в рассмотрении апелляци­онной комиссией вопросов, относящихся к их квалификации или деятельности.

Кандидат в патентные поверенные подает в Роспатент заяв­ление об аттестации. К заявлению прилагаются копия диплома о высшем образовании, документы, подтверждающие наличие необходимого опыта практической работы в области охраны промышленной собственности или профессионального право­вого представительства, квитанция о внесении платы за атте­стацию, а также по усмотрению кандидата другие документы, характеризующие его квалификацию.

Лица, представившие документы, соответствующие предъяв­ляемым требованиям, допускаются к квалификационному экза­мену.

При явке на экзамен кандидат в патентные поверенные предъявляет паспорт или заменяющий его документ.

Лица, успешно сдавшие экзамен, решением квалификаци­онной комиссии аттестуются в качестве патентных поверенных.

Квалификационная комиссия отказывает кандидату в па­тентные поверенные в аттестации в случаях:

— несоблюдения требований, предъявляемых к патентным поверенным;

— невнесения кандидатом установленной платы за аттеста­цию.

Отказ в аттестации, в том числе отказ в допуске к квалифи­кационному экзамену, может быть обжалован кандидатом в па­тентные поверенные в апелляционную комиссию в трехмесяч­ный срок начиная с даты получения им решения об отказе в аттестации.

Апелляционная комиссия принимает решение по жалобе в месячный срок начиная с даты ее поступления. Решение апел­ляционной комиссии обжалованию в административном по­рядке не подлежит, но может быть обжаловано в суд.

Регистрация прошедшего аттестацию патентного поверенно­го осуществляется на основе его заявления, которое должно быть подано в течение года, начиная с даты решения о его ат­тестации. К заявлению прилагается квитанция о внесении пла­ты за регистрацию. При нарушении указанного срока решение об аттестации утрачивает силу.

Роспатент в течение месяца начиная с даты подачи заявления о регистрации вносит необходимые сведения в Государственный реестр патентных поверенных, выдает патентному поверенному свидетельство и направляет информацию о регистрации патент­ного поверенного для опубликования в официальных изданиях. Право на осуществление профессиональной деятельности па­тентного поверенного возникает начиная с даты его регистрации в реестре.

Роспатент отказывает в регистрации в случаях подачи заяв­ления о регистрации лицом, не прошедшим аттестацию, невне­сения установленной платы за регистрацию, а также возникно­вения обстоятельств, препятствующих регистрации патентного поверенного в соответствии с п. 2 или 3 Положения о патент­ных поверенных.

Лица, не зарегистрированные в качестве патентных пове­ренных, не вправе пользоваться в своей деятельности на терри­тории Российской Федерации наименованием «патентный по­веренный».

С кандидатов в патентные поверенные взимается плата за аттестацию и плата за регистрацию. Поступающие средства на­правляются на покрытие расходов по аттестации и регистрации патентных поверенных, опубликованию сведений о регистра­ции и контролю за соблюдением патентными поверенными предъявляемых к ним требований. Размер платы устанавливает­ся Роспатентом.

Согласно п. 12 Положения о патентных поверенных патент­ный поверенный вправе ограничить свою деятельность отдель­ными объектами промышленной собственности или отдельны­ми видами услуг.

Если кандидат в патентные поверенные заявил о таком ог­раничении до сдачи квалификационного экзамена, то экзамен принимается с учетом этого ограничения. Отказ патентного по­веренного от ограничения своей деятельности допускается при условии прохождения им дополнительной аттестации в поряд­ке, предусмотренном Положением о патентных поверенных. Сведения об ограничении деятельности патентного поверенно­го вносятся в реестр и выдаваемое патентному поверенному свидетельство.

Жалобы любых лиц, связанные с ненадлежащим выполне­нием патентными поверенными их профессиональных обязан­ностей, рассматривает апелляционная комиссия. Патентный поверенный уведомляется о поступлении такой жалобы.

К патентному поверенному, нарушившему предъявляемые к нему требования, могут быть приняты следующие меры:

— предупреждение;

— повторный прием квалификационного экзамена с исклю­чением из реестра в случае неудовлетворительного результата экзамена;

— исключение из реестра.

Патентный поверенный исключается Роспатентом из реест­ра на основании:

— заявления самого патентного поверенного;

— утраты патентным поверенным гражданства Российской Федерации или постоянного места жительства на территории Российской   Федерации   либо   возникновения   обстоятельств, предусмотренных п. 3 Положения о патентных поверенных;

— решения апелляционной комиссии о повторном приеме квалификационного экзамена с исключением из реестра в слу­чае неудовлетворительного результата экзамена или об исклю­чении из реестра в связи с нарушением патентным поверенным требований, предъявляемых к нему;

— решения апелляционной комиссии в случае выявления несоответствия действительности   сведений   или документов, представленных патентным поверенным в Роспатенте, либо не­выполнения без уважительных причин требований об уведом­лении этой Службы о смене места работы по найму;

— вступившего в законную силу приговора суда о запреще­нии заниматься деятельностью патентного поверенного или об ином наказании, исключающем возможность такой деятельно­сти.

Информация об исключении патентного поверенного из реестра публикуется Роспатентом в официальных изданиях с указанием причин исключения.

В случае исключения патентного поверенного из реестра на основании его заявления повторная регистрация может быть осуществлена без дополнительной аттестации в течение пяти лет начиная с даты исключения.

Патентный поверенный имеет право представлять любое ли­цо, заключившее с ним договор поручения или иной договор аналогичного содержания в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Дела физических лиц, проживающих за пределами Россий­ской Федерации, или иностранных юридических лиц либо их патентных поверенных ведутся в Роспатенте только через па­тентных поверенных, зарегистрированных в этой Службе. Са­мостоятельно иностранные лица могут вести дела лишь в слу­чаях, прямо предусмотренных международными договорами Российской Федерации.

Полномочия патентного поверенного на ведение дела под­тверждаются доверенностью. Доверенность на представительство перед Роспатентом и организациями, входящими в единую государственную патентную службу, выдается патентному пове­ренному доверителем в простой письменной форме и не требу­ет нотариального удостоверения.

Физическими лицами, проживающими за пределами Рос­сийской Федерации, и иностранными юридическими лицами доверенность должна быть оформлена в порядке, предусмот­ренном законодательством страны, где она составляется, и ле­гализована в консульском учреждении Российской Федерации, кроме случаев, когда легализация доверенности не требуется в силу международных договоров Российской Федерации или на основе принципа взаимности.

Информация, которую патентный поверенный получает от доверителя в связи с выполнением его поручения, признается конфиденциальной, если иное специально не указано довери­телем или не следует явным образом из его действий.

Патентный поверенный не вправе принять поручение в слу­чаях, если он по делу, являющемуся предметом поручения, представлял или консультировал лиц, интересы которых явно противоречат интересам лица, обратившегося с просьбой о веде­нии дела, или принимал иное участие в его рассмотрении, а так­же в случае рассмотрения дела должностным лицом, с которым патентный поверенный состоит в родственных отношениях.

Иных ограничений на занятие деятельностью патентного поверенного законодательство не устанавливает. Патентный поверенный может в отличие от адвоката или нотариуса зани­маться не только преподавательской, научной или творческой, но и иной оплачиваемой деятельностью.

В связи с созданием Евразийской патентной системы при Евразийском патентном ведомстве начинает формироваться штат евразийских патентных поверенных.

Гражданский кодекс РФ в гл. 69, устанавливающей общие положения о правах на результаты интеллектуальной деятель­ности и средства индивидуализации, содержит одну статью, по­священную патентным поверенным, — ст. 1247, которая в це­лом сохраняет прежние правила о статусе патентного поверен­ного, но повышает юридический уровень таких правил до статуса федерального закона.

В соответствии с п. 1 и 2 указанной статьи ведение дел с фе­деральным органом исполнительной власти по интеллектуаль­ной собственности может осуществляться заявителем, правообладателем, иным заинтересованным лицом самостоятельно, или через патентного поверенного, зарегистрированного в ука­занном федеральном органе, или через иного представителя.

Граждане, постоянно проживающие за пределами террито­рии Российской Федерации, и иностранные юридические лица ведут дела с федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности через патентных поверенных, зарегистрированных в указанном федеральном органе, если ме­ждународным договором Российской Федерации не предусмот­рено иное.

Если заявитель, правообладатель, иное заинтересованное ли­цо ведут дела с федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности самостоятельно или через представителя, не зарегистрированного в указанном федераль­ном органе патентным поверенным, они обязаны по требова­нию указанного федерального органа сообщить адрес на терри­тории Российской Федерации для переписки.

Полномочия патентного поверенного или иного представи­теля удостоверяются доверенностью, выданной заявителем, правообладателем или иным заинтересованным лицом.

Гражданский кодекс РФ в п. 3 ст. 1247 устанавливает лишь одно требование к патентному поверенному — в качестве па­тентного поверенного может быть зарегистрирован гражданин Российской Федерации, постоянно проживающий на ее терри­тории. Другие требования к патентному поверенному, порядок его аттестации и регистрации, а также его правомочия в отно­шении ведения дел, связанных с правовой охраной результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, должны устанавливаться законом, который пока не принят.

 

§5.4. Федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности (Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам)

Органом, осуществляющим признание новшества в качестве изобретения, является Федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности (Федеральная служ­ба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам — Роспатент). До внесения 7 февраля 2003 г. измене­ний в Патентный закон такой орган именовался Государственным патентным ведомством РФ. Наименование и функции этого патентного ведомства неоднократно менялись.

В дореволюционный период патентные процедуры в различ­ные периоды времени совершались в Сенате, Мануфактур-кол­легии, Министерстве финансов, Департаменте торговли и ма­нуфактур Министерства внутренних дел, при котором в 1896 г. были учреждены Комитет по техническим делам и патентная библиотека. В советский период первым патентным органом был созданный в 1918 г. Комитет по делам изобретений при Научно-техническом совете Высшего Совета народного хозяй­ства. На смену ему пришел Комитет по изобретательству при Совете Труда и Обороны (1931 г.), за ним последовали Коми­тет по изобретениям и открытиям (1947 г.) и Комитет по де­лам изобретений и открытий при Совете Министров СССР (1955 г.). С образованием Российской Федерации соответст­вующие функции патентного ведомства стали выполнять Ко­митет по патентам и товарным знакам (1992 г.) и, наконец, с 1996 г. — Российское агентство по патентам и товарным знакам (Роспатент)[57].

Компетенция Роспатента устанавливалась Положением о Российском агентстве по патентам и товарным знакам.

В соответствии с п. 15 Указа Президента РФ от 9 марта 2004 г. № 314 «О системе и структуре федеральных органов ис­полнительной власти» Российское агентство по патентам и то­варным знакам было преобразовано в Федеральную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам, при этом функции по принятию нормативных правовых актов в области интеллектуальной собственности переданы Мини­стерству образования и науки РФ.

Постановлением Правительства РФ от 16 июня 2004 г. № 299 было утверждено Положение о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам, которым установлена компетенция Роспатента.

Пункт 1 данного Положения определяет, что Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товар­ным знакам является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере правовой охраны и использования объектов интеллекту­альной собственности, патентов и товарных знаков и результа­тов интеллектуальной деятельности, вовлекаемых в экономиче­ский и гражданско-правовой оборот, соблюдения интересов Российской Федерации, российских физических и юридиче­ских лиц при распределении прав на результаты интеллектуаль­ной деятельности, в том числе создаваемые в рамках междуна­родного научно-технического сотрудничества.

Роспатент находится в ведении Министерства образования и науки РФ.

На основании п. 5 Положения о Роспатенте в соответствии с возложенными на него задачами он, в частности, выполняет следующие основные функции:

1)осуществляет прием заявок на объекты интеллектуальной собственности, их рассмотрение, экспертизу и выдачу в уста­новленном порядке патентов Российской Федерации на изобре­тение, полезную модель, промышленный образец, свидетельств Российской Федерации на товарный знак, знак обслуживания, на право пользования наименованием места происхождения то­вара, на общеизвестный в Российской Федерации товарный знак, свидетельств об официальной регистрации программы для ЭВМ, базы данных, топологии интегральных микросхем;

2) осуществляет регистрацию договоров о предоставлении права на изобретения, полезные модели, промышленные образ­цы, товарные знаки, знаки обслуживания, охраняемые програм­мы для ЭВМ, базы данных, топологии интегральных микро­схем, а также договоров коммерческой концессии на использо­вание объектов интеллектуальной собственности, охраняемых в соответствии с патентным законодательством Российской Фе­дерации;

3) осуществляет аттестацию и регистрацию патентных пове­ренных Российской Федерации, а также выдачу им регистраци­онных свидетельств;

4) публикует сведения о:

— зарегистрированных объектах интеллектуальной собст­венности, поданных заявках и выданных по ним патентах и свидетельствах;

— действии, прекращении действия и возобновлении дейст­вия правовой охраны объектов интеллектуальной собственно­сти;

— передаче прав на охраняемые объекты интеллектуальной собственности;

— официальной   регистрации   объектов   интеллектуальной собственности;

5) перечисляет уплаченные патентные пошлины и регистра­ционные сборы в доход федерального бюджета и осуществляет возврат плательщикам неправильно или излишне уплаченных пошлин и сборов;

6) обменивает авторские свидетельства СССР на изобрете­ния, свидетельства СССР на промышленные образцы и патен­ты СССР на изобретения, выданные на имя Государственного фонда изобретений СССР, на патенты Российской Федерации на изобретения;

7) продлевает срок действия патента на изобретение, относя­щегося к средствам, для применения которых требуется получе­ние разрешения уполномоченного на это органа в соответствии с законодательством Российской Федерации, срок действия па­тента на промышленный образец, свидетельства (патента) на полезную модель, свидетельства о регистрации товарного знака, знака обслуживания, свидетельства на право пользования на­именованием места происхождения товара, а также восстанав­ливает действие патента на изобретение, полезную модель, про­мышленный образец, прекращенное в связи с неуплатой в уста­новленный срок пошлины за поддержание его в силе;

8) в предусмотренных законодательством и международными договорами Российской Федерации случаях признает недействи­тельным предоставление или досрочное прекращение действия правовой охраны товарного знака, знака обслуживания, наиме­нования места происхождения товара, признает недействитель­ными патенты на изобретение, промышленный образец, свиде­тельство (патент) на полезную модель, свидетельство на право пользования наименованием места происхождения товара;

9) осуществляет проведение в установленном порядке кон­курсов и заключает государственные контракты на размещение заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг Для нужд Службы, а также на проведение научно-исследова­тельских работ для иных государственных нужд в установлен­ной сфере деятельности;

10) осуществляет в установленном порядке проверку дея­тельности организаций, распоряжающихся правами Российской Федерации на объекты интеллектуальной собственности и результаты интеллектуальной деятельности;

И) осуществляет информационно-методическое обеспече­ние деятельности органов исполнительной власти, осуществ­ляющих правоприменительные функции в сфере гражданского оборота объектов интеллектуальной собственности.

Роспатент включает следующие основные структурные под­разделения:

центральный аппарат, выполняющий следующие функ­ции: подготовка предложений во взаимодействии с министерст­вами и ведомствами Российской Федерации по формированию государственной политики в данной области; международное сотрудничество; финансовое обеспечение системы; регистра­ция лицензий и договоров; аттестация и регистрация патент­ных поверенных; координация деятельности всех структурных подразделений; общие вопросы;

Федеральный институт промышленной собственности (ФИНС), осуществляющий: прием и экспертизу заявок; регист­рацию охранных документов; публикацию официальной ин­формации; комплектование информационных фондов; оказа­ние патентно-информационных услуг и др.;

Палату по патентным спорам (далее — Палата), осущест­вляющая обеспечение охраняемых законом прав и интересов заявителей и обладателей охранных документов на объекты промышленной собственности, а также законных интересов иных физических и юридических лиц при принятии в админи­стративном порядке решений по вопросам, отнесенным к ком­петенции Палаты; рассмотрение возражений и заявлений, от­несенных к компетенции Палаты; правилами подачи возраже­ний и заявлений и их рассмотрения в Палате;

Российский государственный институт интеллектуальной собственности (РГИИС), осуществляющий подготовку и повы­шение квалификации специалистов в области правовой охра­ны, коммерческого использования и социальной функции ин­теллектуальной собственности;

Федеральное государственное унитарное предприятие «Ин­формационно-издательский центр Роспатента» (ИНИЦ), функ­цией которого является выпуск информации о зарубежных объ­ектах промышленной собственности и нормативно-методиче­ской литературы по вопросам патентного дела.

В структуру Роспатента входит также Федеральное государст­венное унитарное предприятие «Домодедовский производственный комплекс» (ДПК Роспатента), Государственное унитарное пред­приятие «Радомир», Федеральное унитарное предприятие «Регио­нальный центр «Югпатент» (г. Ростов-на-Дону).

Часть четвертая ГК РФ также предусматривает возможность государственного регулирования Роспатентом отношений в сфере интеллектуальной собственности.

 

§ 5.5. Оформление и содержание прав патентообладателя

Основным личным правом автора объекта промышленной собственности является право авторства, т. е. основанная на законе и факте выдачи патента (свидетельства) возможность признаваться создателем данного объекта. Она предполагает запрет всем другим лицам на территории страны именоваться авторами изобретения, полезной модели или промышленного образца. Право авторства является неотчуждаемым личным правом и охраняется бессрочно, сохраняется при отчуждении исключительного права.

Другое личное право автора — право на получение патента, а также на передачу указанного права другим физическим или юридическим лицам.

Основным имущественным правом не являющегося патен­тообладателем автора служебного изобретения (полезной моде­ли, промышленного образца) является право на вознаграждение.

Принадлежащее патентообладателю исключительное право на использование изобретения, полезной модели или промышленного образца основано на положении ст. 1358 ГК РФ и выражается в том, что он вправе использовать их по своему усмотрению. Кроме того, патентообладатель вправе разрешить или запретить использование указанных объектов другим лицам, кроме случа­ев, когда использование согласно закону не является наруше­нием прав патентообладателя, например, когда имело место преждепользование.

Использованием, в частности, признается ввоз на террито­рию России, изготовление, применение, предложение о прода­же, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использованы изобретение или полезная модель, либо изделия, в котором использован промышленный образец.

Запатентованные изобретение или полезная модель призна­ются использованными в продукте или способе, если продукт содержит, а в способе использован каждый признак изобрете­ния или полезной модели, приведенный в независимом пункте формулы изобретения или полезной модели, либо признак, эк­вивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до начала использования в отношении продукта или способа.

Запатентованный промышленный образец признается ис­пользованным в изделии, если такое изделие содержит все су­щественные признаки промышленного образца, нашедшие от­ражение на изображениях изделия и приведенные в перечне су­щественных признаков промышленного образца.

В случае если при использовании запатентованных изобре­тения или полезной модели используются также все признаки, приведенные в независимом пункте формулы других запатенто­ванных изобретения или полезной модели, а при использова­нии запатентованного промышленного образца — все призна­ки, приведенные в перечне существенных признаков другого запатентованного промышленного образца, другие запатенто­ванные изобретение, полезная модель, промышленный образец также признаются использованными.

Взаимоотношения по использованию объекта промышлен­ной собственности, патент на который принадлежит несколь­ким лицам, определяются соглашением между ними. При от­сутствии такого соглашения каждое из них может использовать охраняемый объект по своему усмотрению, но не вправе пре­доставить на него лицензию или передать исключительное пра­во другому лицу без согласия остальных владельцев. —

Если патентообладатель не может использовать изобретение, полезную модель, промышленный образец, не нарушая при этом прав другого патентообладателя, он вправе требовать от последнего заключения лицензионного договора.

Патент на изобретение, полезную модель, промышленный образец и право на его получение передаются по наследству.

Исходя из положений действующего законодательства, нару­шением исключительного права патентообладателя следует счи­тать несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйствен­ный оборот или хранение с этой целью продукта, содержащего запатентованное изобретение, полезную модель, промышлен­ный образец, а также применение способа, охраняемого патен­том на изобретение, или введение в хозяйственный оборот ли­бо хранение с этой целью продукта, изготовленного непосред­ственно способом, охраняемым патентом на изобретение. При этом новый продукт считается полученным запатентованным способом при отсутствии доказательств противного.

Не признаются нарушением исключительного права патенто­обладателя (ст. 1359 ГК РФ; ст. 11 Патентного закона):

— применение продукта, в котором использованы запатен­тованные изобретение, полезная модель, или изделия, в кото­ром использован запатентованный промышленный образец, в конструкции, во вспомогательном оборудовании или при эксплуатации транспортных средств иностранных государств (водного, воздушного, автомобильного и железнодорожного транспорта и космической техники) при условии, что эти транспортные средства временно или случайно находятся на территории Российской Федерации и указанные продукт или изделие ис­пользуются исключительно для нужд транспортного средства. Такое действие не признается нарушением исключительного права патентообладателя в отношении транспортных средств иностранных государств, предоставляющих такие же права в отношении транспортных средств, зарегистрированных в Рос­сийской Федерации;

— проведение научного исследования продукта, способа, в которых использованы запатентованные изобретение, полезная модель, или изделия, в котором использован запатентованный промышленный образец, либо эксперимента над этими про­дуктом, способом или изделием;

— использование запатентованных изобретения, полезной модели или промышленного образца при чрезвычайных обстоятельствах (стихийные бедствия, катастрофы, аварии) с уведомлением патентообладателя в кратчайший срок и последующей выплатой ему соразмерной компенсации;

— использование запатентованных изобретения, полезной модели или промышленного образца для удовлетворения личных, семейных, домашних или иных не связанных с предпри­нимательской деятельностью нужд, если целью такого исполь­зования не является получение прибыли (дохода);

— разовое изготовление в аптеках по рецептам врачей ле­карственных средств с использованием запатентованного изобретения;

— ввоз на территорию Российской Федерации, применение, предложение о продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использованы запатентованные изобретение, полезная модель, или изделия, в котором использован запатентованный про­мышленный образец, если эти продукт или изделие ранее были введены в гражданский оборот на территории Российской Фе­дерации патентообладателем или иным лицом с разрешения патентообладателя.

В соответствии со ст. 1361 ГК РФ и ст. 12 Патентного закона любое физическое или юридическое лицо, которое до даты при­оритета изобретения, полезной модели, промышленного образца добросовестно использовало на территории Российской Федера­ции созданное независимо от его автора тождественное решение или сделало необходимые к этому приготовления, сохраняет право на дальнейшее его безвозмездное использование без рас­ширения объема (право преждепользования).

Право преждепользования может быть передано другому физическому или юридическому лицу только совместно с про­изводством, на котором имело место использование тождественного решения или были сделаны необходимые к этому приготовления, т. е. лишь в случае продажи или передачи в аренду предприятия в целом как имущественного комплекса[58].

Права на изобретение, полезную модель, промышленный образец охраняет закон и подтверждает патент на изобретение, патент на полезную модель или патент на промышленный образец.

Патент удостоверяет приоритет, авторство изобретения, по­лезной модели или промышленного образца и исключительное право на них (п. 1 ст. 1354 ГК РФ; п. 2 ст. 3 Патентного закона).

Срок действия исключительного права на изобретение и удостоверяющего это право патента составляет 20 лет считая с даты поступления заявки в Роспатент, и по общему правилу не подлежит продлению (ст. 1363 ГК РФ).

Срок действия патента на изобретение, относящееся к ле­карственному средствам, пестицидам или агрохимикатам, для применения которых требуется получение в установленном за­коном порядке разрешения, продлевается Роспатентом по хо­датайству патентообладателя на срок, исчисляемый с даты по­дачи заявки на изобретение до даты получения первого разре­шения на применение, за вычетом пяти лет. При этом срок, на который продлевается действие патента на изобретение, не мо­жет превышать пяти лет.

Указанное ходатайство подается в период действия патента до истечения шести месяцев с даты получения такого разреше­ния или даты выдачи патента в зависимости от того, какой из этих сроков истекает позднее (п. 1 и 2 ст. 1363 ГК РФ).

Патент на полезную модель по Патентному закону дейст­вовал в течение пяти лет считая с даты поступления заявки в Роспатент. Действие патента на полезную модель может быть продлено этой Федеральной службой по ходатайству патенто­обладателя, но не более чем на три года. В части четвертой ГК РФ срок правовой охраны полезной модели и соответствен­но срок действия патента на полезную модель увеличены до 10 лет, с возможностью продления на срок до трех лет (п. 1 и 3 ст. 1363).

Патент на промышленный образец согласно Патентному за­кону действовал в течение 10 лет считая с даты поступления за­явки в Роспатент. Действие патента на промышленный образец могло быть продлено Роспатентом по ходатайству патентообла­дателя, но не более чем на пять лет. В соответствии с частью четвертой ГК РФ срок правовой охраны промышленного об­разца и соответственно срок действия патента на промышлен­ный образец увеличился до 15 лет, с возможностью продления на срок до 10 лет (п. 1 и 3 ст. 1363).

Объем правовой охраны, предоставляемой патентом на изо­бретение или на полезную модель, определяется их формулой, а патентом на промышленный образец — совокупностью его существенных признаков, отображенных на изображениях из­делия и приведенных в перечне существенных признаков про­мышленного образца (п. 2 и 3 ст. 1354 ГК РФ; п. 4 ст. 3 Па­тентного закона).

Заявка на выдачу патента подается лицом, имеющим право на получение патента (далее — заявитель) в Роспатент. Заявки могут быть адресованы Роспатенту либо его структурному под­разделению — Федеральному институту промышленной собст­венности.

Общие требования к порядку подачи и содержанию заявки установлены ст. 1374—1377 ГК РФ и аналогичными им по со­держанию ст. 15—18 Патентного закона.

Заявка на изобретение, полезную модель, промышленный образец должна быть оформлена и подана в соответствии с Правилами составления, подачи и рассмотрения заявки на вы­дачу патента на изобретение, Правилами составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на полезную модель, Правилами составления, подачи и рассмотрения заявки на вы­дачу патента на промышленный образец. Как отмечалось вы­ше, заявка может быть подана через патентного поверенного, зарегистрированного в Роспатенте, или через иного представи­теля, полномочия которых удостоверяются доверенностью. Фи­зические лица, проживающие за пределами Российской Феде­рации, или иностранные юридические лица либо их патентные поверенные по общему правилу ведут дела с Роспатентом через патентных поверенных, зарегистрированных в этой Федераль­ной службе. Указанные лица могут вести дела с Роспатентом самостоятельно лишь в случаях, прямо предусмотренных меж­дународным договором Российской Федерации.

Заявление о выдаче патента представляется на русском язы­ке. Прочие документы заявки представляются на русском или другом языке. Если документы заявки представлены на другом языке, к заявке прилагается их перевод на русский язык. Пере­вод на русский язык может быть представлен заявителем в те­чение двух месяцев после поступления в Роспатент заявки, со­держащей документы на другом языке.

Заявка на выдачу патента на изобретение (далее — заявка на изобретение) должна относиться к одному изобретению или группе изобретений, связанных между собой настолько, что они образуют единый изобретательский замысел (требование единства изобретения).

Заявка на выдачу свидетельства на полезную модель (да­лее — заявка на полезную модель) должна относиться к одной полезной модели или группе полезных моделей, связанных между собой настолько, что они образуют единый творческий за­мысел (требование единства полезной модели).

Заявка на изобретение (полезную модель) должна содержать:

— заявление о выдаче патента (свидетельства) с указанием автора (авторов) изобретения (полезной модели) и лица (лиц), на имя которого (которых) испрашивается патент, а также их места жительства или места нахождения;

— описание изобретения (полезной модели), раскрывающее его (ее) с полнотой, достаточной для осуществления;

— формулу изобретения (полезной модели), выражающую его (ее) сущность и полностью основанную на описании;

— чертежи и иные материалы, если они необходимы для понимания сущности изобретения (полезной модели);

— реферат.

К заявке на изобретение (полезную модель) прилагается до­кумент, подтверждающий уплату пошлины в установленном размере или дающий основания для освобождения от уплаты пошлины, или уменьшения ее размера.

Заявка на выдачу патента на промышленный образец (да­лее — заявка на промышленный образец) должна относиться к одному промышленному образцу и может включать варианты этого образца (требование единства промышленного образца).

Заявка на промышленный образец должна содержать:

— заявление о выдаче патента с указанием автора (авторов) промышленного образца и лица (лиц), на имя которого (кото­рых) испрашивается патент, а также их места жительства или места нахождения;

— комплект изображений изделия, дающих детальное пред­ставление о внешнем виде изделия (фотографий, рисунков или иных его репродукций, в том числе выполненных средствами компьютерной графики);

— чертеж общего вида изделия, эргономическую схему, кон­фекционную карту, если они необходимы для раскрытия сущ­ности промышленного образца;

— описание промышленного образца;

— перечень существенных признаков промышленного образца. К заявке на промышленный образец прилагается документ,

подтверждающий уплату пошлины в установленном размере или основания для освобождения от уплаты пошлины или уменьшения ее размера.

Описание изобретения (полезной модели, промышленного образца) является центральным документом заявки. Описание должно раскрывать сущность разработки с полнотой, достаточ­ной для ее осуществления, и подтверждать формулу изобрете­ния (полезной модели). Описание промышленного образца должно раскрывать в словесной форме представленное на изо­бражениях решение внешнего вида изделия. Описание разра­ботки составляется по определенной схеме, отступление от ко­торой недопустимо. Описания изобретения и полезной модели имеют практически совпадающую структуру; описание про­мышленного образца составляется по другим правилам.

Описание изобретения (полезной модели) начинается с ука­зания названия изобретения и индекса рубрики действующей редакции Международной патентной классификации (МПК)[59], к которой относится заявляемое изобретение (полезная мо­дель), и содержит следующие разделы:

— область техники, к которой относится изобретение (по­лезная модель);

— уровень техники;

— сущность изобретения (полезной модели);

— перечень фигур чертежей и иных материалов (если они прилагаются);

— сведения, подтверждающие возможность осуществления изобретения (полезной модели);

— перечень последовательностей (если для характеристики изобретения использованы   последовательности нуклеотидов и (или) аминокислот).

Структура описания промышленного образца в целом соответствует структуре описания изобретения (хотя названия отдельных разделов не совпадают): назначение и область при­менения промышленного образца; аналоги промышленного об­разца; перечень изображений, а также других представленных материалов, иллюстрирующих промышленный образец (чертеж, эргономическая схема, конфекционная карта — в случае их представления); раскрытие сущности промышленного образца.

Важной частью заявки на выдачу патента на изобретение (полезную модель) является формула изобретения (полезной модели), которая определяет объем правовой охраны, предо­ставляемой патентом.

В формуле приводится характеристика разработки, выра­жающая ее сущность, т.е. содержащая совокупность ее сущест­венных признаков. Признаки в формуле выражаются таким об­разом, чтобы обеспечить возможность их идентификации.

Формула строится по принципу формально-логического оп­ределения и состоит из ограничительной и отличительной час­тей, включающих известные (прототип) и новые признаки изо­бретения или полезной модели.

Приведем пример формулы изобретения, относящегося к устройствам: платформа-кран для механизированной укладки звеньев рельсового пути, отличающаяся тем, что на ней уста­новлены наклонные к месту укладки звеньев фермы, несущие на себе связанные между собой гибкой тягой для возможности перекатывания в противоположные стороны лебедку и проти­вовес, который тяжелее порожней и легче нагруженной звеном пути лебедки[60].

Реферат представляет собой сокращенное изложение содер­жания описания изобретения (полезной модели), включающее название, характеристику сущности с указанием достигаемого технического результата. Сущность изобретения (полезной мо­дели) в реферате характеризуется путем свободного изложения формулы, при котором сохраняются ее существенные призна­ки. Средний объем текста реферата — до 1 тыс. печатных зна­ков.

Заявка на изобретение (полезную модель) не должна содер­жать выражений, чертежей, рисунков, фотографий и иных ма­териалов, противоречащих морали и общественному порядку; пренебрежительных высказываний по отношению к продукции или технологическим процессам, а также заявкам или охран­ным документам других лиц; высказываний или сведений, явно не относящихся к изобретению (полезной модели) либо не яв­ляющихся необходимыми для признания документов заявки соответствующими требованиям вышеупомянутых Правил со­ставления, подачи и рассмотрения заявок

§5.6. Договорные отношения в области создания, использования и передачи, прав на патент. Полная уступка прав.

Переход исключительных прав патентообладателя может происходить в порядке универсально­го или сингулярного правопреемства. Сингулярное правопре­емство осуществляется на основании гражданско-правового до­говора — договора о передаче исключительного права (уступке патента).

Понятие договора. Закон не дает определения договора об уступке патента, раскрывая лишь некоторые его признаки, с учетом которых полагаем возможным дать следующую дефини­цию.

Договор о передаче исключительных прав (уступке патен­та) — гражданско-правовой договор, в соответствии с которым одна сторона (патентообладатель) обязуется передать исключительное право на изобретение, полезную модель, промышленный образец (уступить патент) другой стороне (приобретателю патента).

В части четвертой ГК РФ при сохранении сущности данного договорного института несколько изменена терминология — используется понятие договора об отчуждении исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный об­разец (договора об отчуждении патента), каковым в соответствии со ст. 1365 ГК РФ является договор, в соответствии с которым па­тентообладатель передает или обязуется передать принадлежа­вшее ему исключительное право на соответствующий результат интеллектуальной деятельности в полном объеме приобретателю исключительного права (приобретателю патента).

Нормативное регулирование. Следует констатировать, что до­говор об уступке патента до последнего времени был урегулиро­ван весьма поверхностно. В Патентном законе данному догово­ру был посвящен лишь один абзац — п. 5 ст. 10. Гражданский кодекс РФ (части первая, вторая и третья) не содержит каких — либо специальных норм, регулирующих договорные отношения в области интеллектуальной собственности, однако к патентно — лицензионным договорам применяются общие правила об обя­зательствах и гражданско-правовом договоре, установленные разделом III ГК РФ. Из числа ведомственных актов, регулирую­щих отношения, связанные с передачей исключительных прав на изобретения, полезные модели и промышленные образцы, следует назвать Правила регистрации договоров о передаче ис­ключительного права на изобретение, полезную модель, про­мышленный образец, товарный знак, знак обслуживания, заре­гистрированную топологию интегральной микросхемы и права на их использование, полной или частичной передаче исключи­тельного права на программу для электронных вычислительных машин и базу данных (далее — Правила регистрации догово­ров).

С принятием части четвертой ГК РФ ситуация в норматив­ном регулировании договорных отношений по обороту прав на результаты интеллектуальной деятельности, в том числе на изобретения, полезные модели и промышленные образцы, сущест­венно улучшилась — кроме общих норм гл. 66 (ст. 1234—1239) появился специальный параграф в гл. 72, включающий пять статей (1365—1369) — хотя пока не достигнут тот уровень про­работки, как в части второй ГК РФ.

Юридическая характеристика договора. Договор является консенсуальным, т. е. считается заключенным с момента дости­жения соглашения сторон по всем существенным условиям.

Договор может быть как возмездным, так и безвозмездным. Несмотря на отсутствие запрета на безвозмездную уступку па­тента, как правило, передача исключительных прав осуществ­ляется на платной основе, что связано, в частности, с тем, что патентообладатель несет финансовые затраты на получение па­тента.

Договор является двустороннеобязывающим, т. е. наделяет каждую из сторон и правами, и обязанностями.

Стороны договора. Закон устанавливает возможность уступ­ки патента любому юридическому или физическому лицу. Воз­можна множественность лиц как на стороне патентообладате­ля, так и на стороне приобретателя патента.

Условия договора. Единственным существенным условием договора является его предмет. Предмет договора составляет передача патента, не как вещи, а как юридического документа, удостоверяющего приоритет, авторство на объект и исключи­тельное право на его использование.

Условие о предмете должно быть сформулировано таким об­разом, чтобы можно было установить имя или наименование патентообладателя, название объекта прав, номер патента и да­ту приоритета запатентованного объекта.

Цена не является существенным условием данного догово­ра, однако в случае возмездной уступки патента она должна быть указана в договоре, поскольку в данной ситуации не мо­жет быть применено правило п. 3 ст. 424 ГК РФ.

Форма договора и его регистрация. Договор должен быть за­ключен в письменной форме и подлежит обязательной регист­рации в Роспатенте. Закон не устанавливает требования о том, чтобы договор был заключен путем составления одного доку­мента, подписанного сторонами, однако другие способы, пре­дусмотренные ст. 434 ГК РФ, являются неприемлемыми ввиду необходимости регистрации договора в Роспатенте. При несо­блюдении правила о регистрации договор считается недействи­тельным. Регистрации подлежат также изменение и расторже­ние договора об уступке патента.

В соответствии со ст. 1366 ГК РФ и п. 3 ст. 13 Патентного за­кона заявитель, являющийся автором изобретения, при подаче заявки на выдачу патента на изобретение может приложить к ее документам заявление о том, что в случае выдачи патента он обязуется передать исключительное право на изобретение (усту­пить патент) на условиях, соответствующих установившейся практике, лицу, первому изъявившему такое желание и уведо­мившему об этом патентообладателя и Роспатент, — граждани­ну Российской Федерации или российскому юридическому ли­цу. При наличии такого заявления патентные пошлины, в отно­шении заявки на изобретение и патента, выданного по такой заявке, не взимаются. Роспатент публикует сведения об указан­ном заявлении. Патентообладатель обязан заключить договор о передаче исключительного права на изобретение (уступке па­тента) с лицом, изъявившим такое желание.

Лицо, заключившее с патентообладателем договор о переда­че исключительного права на изобретение (уступке патента), обязано уплатить все патентные пошлины, от уплаты которых был освобожден заявитель (патентообладатель). В дальнейшем патентные пошлины уплачиваются в установленном порядке.

Для регистрации в Роспатенте договора об уступке патента к заявлению о регистрации договора должен быть приложен до­кумент, подтверждающий уплату всех патентных пошлин, от уплаты которых был освобожден заявитель (патентооблада­тель). В случае если в течение двух лет с даты публикации све­дений о выдаче такого патента в Роспатент не поступило уве­домление в письменной форме о желании заключить договор о передаче исключительного права на изобретение (уступке па­тента), по истечении двух лет патентообладатель может подать в Роспатент ходатайство об отзыве своего заявления. В этом случае патентные пошлины, от уплаты которых заявитель (па­тентообладатель) был освобожден, подлежат уплате. В дальней­шем патентные пошлины уплачиваются в установленном по­рядке. Роспатент осуществляет публикацию в официальном бюллетене сведений об отзыве указанного заявления.

Лицензионный договор. В отличие от договора об уступке патента, в рамках лицен­зионных договоров происходит не полная, а частичная переда­ча исключительных прав патентообладателя. Понятие договора. В п. 1 ст. 13 Патентного закона было указа­но следующее. Лицензионный договор — гражданско-правовой до­говор, в силу которого патентообладатель (лицензиар) передает право на использование охраняемого изобретения, полезной мо­дели или промышленного образца в объеме, предусмотренном договором, другому лицу (лицензиату), а последний принимает на себя обязанность вносить лицензиару обусловленные догово­ром платежи и (или) осуществлять другие действия, предусмот­ренные договором.

Статья 1367 ГК РФ несколько изменила понятие лицензионно­го договора и определяет его следующим образом — как договор, по которому одна сторона — патентообладатель (лицензиар) — предоставляет или обязуется предоставить другой стороне — ли­цензиату — удостоверенное патентом право использования изо­бретения, полезной модели или промышленного образца в уста­новленных договором пределах.

Нормативное регулирование. В части четвертой ГК РФ рас­сматриваемый договор регламентируется ст. 1235—1239, 1362, 1367—1369. Из числа ведомственных актов, устанавливающих правила о лицензионных договорах, следует назвать вышеупо­мянутые Правила регистрации договоров, а также Правила по­дачи и рассмотрения заявления патентообладателя о предостав­лении права на открытую лицензию и публикации сведений о таком заявлении, утв. Роспатентом 30 ноября 1994 г. В Патентном законе данный договор был регламентирован ст. 13.

Юридическая характеристика. Договор является консенсуальным, двустороннеобязывающим и, как правило, возмездным.

Стороны договора. Закон не устанавливает каких-либо спе­циальных требований к лицензиару. В качестве лицензиата мо­жет выступать патентообладатель.

Условия договора. Существенным условием договора являет­ся его предмет — предоставление права на использование запа­тентованного объекта. Предмет должен быть сформулирован таким образом, чтобы определить объем передаваемых прав. Договором может быть предусмотрено право лицензиара за­ключать сублицензионные договоры.

Цена договора не является существенным условием, однако само легальное определение лицензионного договора преду­сматривает возможность внесения лицензиаром лицензиату платежей в порядке, установленном договором.

Выделяют две основные формы платежей: платежи на базе роялти и паушальные платежи. Паушальный платеж означает единовременно выплачиваемую твердую денежную сумму. Пла­тежи роялти выплачиваются периодически[61]. Допускается и со­четание различных форм внесения платежей.

Вместо или вместе с внесением платежей на лицензиара мо­жет быть возложена обязанность по поддержанию патента в си­ле (уплате патентных пошлин) и другие обязанности имущест­венного или неимущественного характера.

Закон ничего не говорит о сроке лицензионного договора. Лицензионный договор может быть заключен без указания сро­ка действия, т. е. на период действия патента либо с указанием срока действия. Таким образом, можно сделать вывод, что лицензионный договор всегда носит срочный характер.

Форма договора и его регистрация. К форме лицензионного договора предъявляются требования, аналогичные требованиям к форме договора об уступке патента. Лицензионный договор также подлежит регистрации в Роспатенте под страхом недействительности.

Такие же требования предъявляются и к договорам, вытекающим из лицензионного договора, к дополнительным соглашениям к нему[62].

Виды лицензионных договоров. Существует несколько оснований классификации лицензионных договоров.

  1. По предмету выделяются лицензионные договоры на: изобретения; полезные модели; промышленные образцы.
  2. По объему передаваемых прав различают:

простые лицензии. Лицензиар передает и разрешает использовать лицензиару право на запатентованный объект в пределах территорий, обусловленных соглашением, и на определенный срок, оставляя за собой право как самому использовать изобретение, полезную модель или промышленный образец, так и предоставлять аналогичные лицензии другим лицам;

— исключительные лицензии. Лицензиар передает и разрешает использовать лицензиату запатентованный объект единолично в пределах территориальных ограничений, установленных соглашением, и на определенный срок, отказываясь от права предоставления лицензий третьим лицам и от права самому использовать запатентованный объект в тех же пределах, что и лицензиат;

полные лицензии. Лицензиар передает и разрешает использовать запатентованный объект без каких-либо ограничений на срок действия лицензионного соглашения, полностью отказываясь от самостоятельного использования запатентованного объекта на тот же срок;

— сублицензии. Лицензиат, обладающий правом на запатентованный объект в силу полной или исключительной лицензии, передает и разрешает использовать изобретение, полезную модель или промышленный образец сублицензиату в объеме, обусловленном соглашением, и на определенный срок, в пределах предоставленных ему прав по полной или исключительной лицензии.

3. По свободе заключения договора выделяют:

— договоры, заключаемые на основе принципа свободы договора;

— открытые лицензии. Патентообладатель может подать в Роспатент заявление о предоставлении любому лицу права на использование изобретения, полезной модели или промышленного образца (открытой лицензии). Размер патентной пошлины за поддержание патента в силе уменьшается в этом случае на 50%, начиная с года, следующего за годом публикации Роспатентом сведений о таком заявлении. Лицо, изъявившее желание использовать указанные изобретение, полезную модель или промышленный образец, обязано заключить с патентообладателем договор о платежах. В случае, если патентообладатель в течение двух лет с даты такой публикации не получал предложений в письменной форме о заключении договора о платежах, по истечении двух лет он может подать в Роспатент ходатайство об отзыве своего заявления. В этом случае патентная пошлина за поддержание патента в силе подлежит доплате за период, прошедший с даты публикации сведений о заявлении, и в дальнейшем уплачивается в полном размере. Роспатент осуществляет публикацию сведений об отзыве заявления (ст. 1368 ГК РФ; п. 2 ст. 13 Патентного закона);

принудительные лицензии. Если запатентованные изобретение или промышленный образец не используются либо недос­таточно используются патентообладателем в течение четырех лет с даты выдачи патента, а запатентованная полезная мо­дель — в течение трех лет с даты выдачи патента, что приводит к недостаточному предложению соответствующих товаров или ус­луг на рынке, любое лицо, желающее и готовое использовать за­патентованные изобретение, полезную модель или промышлен­ный образец, при отказе патентообладателя от заключения с этим лицом лицензионного договора на условиях, соответст­вующих установившейся практике, имеет право обратиться в суд с иском к патентообладателю о предоставлении принудительной неисключительной лицензии на использование на территории Российской Федерации таких изобретения, полезной модели или промышленного образца, указав в исковых требова­ниях предлагаемые им условия предоставления такой лицензии, в том числе объем использования, размер, порядок и сроки пла­тежей.

В случае если патентообладатель не докажет, что неиспользование или недостаточное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца обусловлено уважительными причинами, суд принимает решение о предоставле­нии указанной лицензии и об условиях ее предоставления. Суммарный размер платежей должен быть установлен не ниже чем цена лицензии, обычно определяемая при сравнимых обстоятельствах (п. 1 ст. 1362 ГК РФ; п. 3 ст. 10 Патентного закона).

В п. 2 ст. 1362 ГК РФ говорится: «Если патентообладатель не может использовать изобретение, на которое он имеет исключительное право, не нарушая при этом прав обладателя другого патента (первого патента) на изобретение или полезную модель, отказавшегося от заключения лицензионного договора на усло­виях, соответствующих установившейся практике, обладатель патента (второго патента) имеет право обратиться в суд с иском к обладателю первого патента о предоставлении принудитель­ной простой (неисключительной) лицензии на использование на территории Российской Федерации изобретения или полез­ной модели обладателя первого патента. В исковом требовании должны быть указаны предлагаемые им условия предоставления такой лицензии, в том числе объем использования изобретения или полезной модели, размер, порядок и сроки платежей. Если этот патентообладатель, имеющий исключительное право на та­кое зависимое изобретение, докажет, что оно представляет со­бой важное техническое достижение и имеет существенные эко­номические преимущества перед изобретением или полезной моделью обладателя первого патента, суд принимает решение о предоставлении ему принудительной простой (неисключительной) лицензии».

При предоставлении в соответствии с решением суда указанной лицензии суммарный размер платежей должен быть установлен не ниже чем цена лицензии, обычно определяемая при сравнимых обстоятельствах. В случае предоставления принудительной неисключительной лицензии обладатель патента на изобретение или полезную модель, право на использование которых предоставлено на основании указанной лицензии, так­же имеет право на получение неисключительной лицензии на использование изобретения, в связи с которым была выдана принудительная неисключительная лицензия, на условиях, соответствующих установившейся практике (п. 2 ст. 1362 ГК РФ; п. 4 ст. 10 Патентного закона).[63]

Вопросы для самоконтроля:

 

  1. Дайте характеристику объектами патентного права — изобретения, с учетом следующих статей ГК РФ: п.1. ст.1350, ст.1381-1383, п.4 ст.1349,ст. 1350 , укажите, что не может быть признано изобретением и не считается им
  1. Охарактеризуйте субъектов патентных прав — авторов изобретений, полезных моделей или промышленных образцов, с учетом статей ГК РФ. Кто не признается автором и почему?
  1. Охарактеризуйте представительство в патентном праве, РОСПАТЕНТ — основные направления деятельности.
РАЗДЕЛ III. ПРАВА НА ИНЫЕ ОБЪЕКТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

 

 

 

ТЕМА 6 Права на секрет производства (ноу-хау), информацию, служебную и коммерческую тайну
  1. Понятие и правовой режим информации, секретов производства, служебной и коммерческой тайны
  2. Субъекты прав на информацию, служебную и коммерческую тайну
  3. Содержание прав на информацию, служебную и коммерческую тайну

§6.1. Понятие и правовой режим информации, секретов производства, служебной и коммерческой тайны

Информация — это сведения (сообщения, данные) независи­мо от формы их представления.

Информационная система — совокупность содержащейся в базах данных информации и обеспечивающих ее обработку ин­формационных технологий и технических средств.

Секрет производства (ноу-хау, информация, составляющая коммерческую тайну) — это сведения любого характера (произ­водственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельно­сти в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые име­ют действительную или потенциальную коммерческую цен­ность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

Коммерческая тайна — режим конфиденциальности инфор­мации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоп­равданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.

Термин «служебная тайна», как правило, используется в ка­честве синонима коммерческой тайне, при этом подчеркивает­ся связь информации, ее составляющей, с профессиональной деятельностью ее обладателя.

Вопрос об отнесении информационных систем, информа­ции, составляющей служебную и коммерческую тайну, к объек­там интеллектуальной собственности является дискуссионным. Ряд авторов (А. Антопольский, Г. Отнюкова и др.) полагают, что институт интеллектуальной собственности не подходит для охраны информационных систем и коммерческой тайны ввиду коренного отличия их от традиционных объектов права интел­лектуальной собственности. Однако более убедительной пред­ставляется позиция, согласно которой информационные ресур­сы, информация, составляющая служебную и коммерческую тайну, являются объектами права интеллектуальной собствен­ности, так как обладают всеми необходимыми для этого при­знаками, а именно:

— представляют собой нематериальное благо;

— являются результатом интеллектуальной деятельности;

— могут быть объектами, на которые за кем-либо закрепля­ется исключительное право.

Отношения в сфере использования и охраны информации и коммерческой тайны регулируются, главным образом, Граж­данским кодексом РФ и федеральными законами: от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных техноло­гиях и о защите информации»; от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне».

Информация в зависимости от категории доступа к ней под­разделяется на общедоступную информацию, а также на инфор­мацию, доступ к которой ограничен федеральными законами (ин­формация ограниченного доступа).

Общедоступная информация — это общеизвестные сведения и иная информация, доступ к которой не ограничен.

Общедоступная информация может использоваться любыми лицами по их усмотрению при соблюдении установленных фе­деральными законами ограничений в отношении распростране­ния такой информации. Обладатель информации, ставшей общедоступной по его решению, вправе требовать от лиц, распро­страняющих такую информацию, указывать себя в качестве источника такой информации.

Ограничение доступа к информации устанавливается феде­ральными законами в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности госу­дарства.

Особой разновидностью информации ограниченного досту­па является информация, составляющая профессиональную тайну (врачебная тайна, аудиторская тайна и т. д.), под которой по­нимается информация, полученная гражданами (физическими лицами) при исполнении ими профессиональных обязанностей или организациями при осуществлении ими определенных ви­дов деятельности. Информация, составляющая профессиональ­ную тайну, может быть предоставлена третьим лицам в соответ­ствии с федеральным законом и (или) решением суда.

Не может быть ограничен доступ к:

— нормативным правовым актам, затрагивающим права, свободы и обязанности человека и гражданина, а также уста­навливающим правовое положение организаций и полномочия государственных органов, органов местного самоуправления;

— информации о состоянии окружающей среды;

— информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, а также об использовании бюджетных средств (за исключением сведений, составляющих государственную или служебную тайну);

— информации, накапливаемой в открытых фондах библио­тек, музеев и архивов, а также в государственных, муниципаль­ных и иных информационных системах, созданных или пред­назначенных для обеспечения граждан (физических лиц) и ор­ганизаций такой информацией;

— иной информации, недопустимость ограничения доступа к которой установлена федеральными законами.

В зависимости от порядка ее предоставления или распро­странения информация подразделяется на:

— свободно распространяемую;

— предоставляемую по соглашению лиц, участвующих в со­ответствующих отношениях;

— подлежащую предоставлению или распространению в со­ответствии с федеральными законами;

— распространение которой в Российской Федерации огра­ничивается или запрещается.

Отнесение секрета производства (ноу-хау) к объектам права интеллектуальной собственности является новеллой отечест­венного законодательства. Ранее в качестве такового рассмат­ривалась коммерческая тайна. В законодательстве зарубежных государств помимо терминов «секрет производства» и «ноу-хау» используются схожие понятия, такие как «торговый секрет», «конфиденциальная информация», «закрытая ин­формация» и т. п.

Секрет производства и коммерческая тайна неразрывно свя­заны между собой, однако их содержание не идентично. Секрет производства — это разновидность информации, а коммерче­ская тайна — это особый режим такой информации, позволяю­щей ее обладателю получать коммерческую выгоду. Такой под­ход снял ранее содержащееся в законодательстве противоречие, когда в ст. 139 ГК РФ под коммерческой тайной понималась особая разновидность информации, а в Федеральном законе «О коммерческой тайне» — режим конфиденциальности ин­формации, при этом в названном Законе термин «коммерче­ская тайна» применялся и в отношении информации.

При этом в отдельных законах (ТК РФ, УК РФ и др.) до на­стоящего времени термин «коммерческая тайна» используется в значении секрета производства.

Секрет производства обладает следующими признаками:

1) эта информация имеет действительную или потенциаль­ную коммерческую ценность (а не личную или научную, на­пример) в силу неизвестности ее третьим лицам, она не должна быть общеизвестна (хотя ею могут владеть и иные лица). Так, например, не может составлять секрет производства программа телепередач, публикуемая тем или иным средством массовой информации[64];

2) к информации, составляющей секрет производства, нет свободного доступа на законном основании. При этом к ней мо­гут иметь доступ отдельные лица (сотрудники налоговых и анти­монопольных органов, аудиторы, контрагенты по договорам коммерческой концессии и т. п.). В таких случаях под доступом к секретам производства понимается ознакомление определен­ных лиц с указанной информацией с согласия ее обладателя или на ином законном основании при условии сохранения конфи­денциальности этой информации. Однако информация не долж­на быть общедоступна;

3) в отношении информации правообладателем введен ре­жим коммерческой тайны.

Специфической чертой секрета производства является неог­раниченность срока его охраны. Право на секрет производства действует до тех пор, пока сохраняется фактическая монополия лица на информацию, которая его образует, а также имеются предусмотренные законом условия его охраны.

Обладатель информации самостоятельно определяет, какая информация, относящаяся к его предпринимательской деятель­ности, составляет секрет производства. В некоторых случаях за­конодатель нормативно установил режим коммерческой тайны для определенной информации. Например, согласно ст. 10 Феде­рального закона от 21 ноября 1996 г. № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» содержание регистров бухгалтерского учета и внутренней бухгалтерской отчетности является коммерческой тайной.

Вместе с тем действующим законодательством установлен и перечень сведений, в отношении которых не может быть уста­новлен режим коммерческой тайны.

Согласно ст. 5 Федерального закона «О коммерческой тай­не» режим коммерческой тайны не может быть установлен ли­цами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, в отношении следующих сведений:

1) содержащихся в учредительных документах юридического лица, документах, подтверждающих факт внесения записей о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях в соответствующие государственные реестры;

2) содержащихся в документах, дающих право на осуществ­ление предпринимательской деятельности;

3) о составе имущества государственного или муниципаль­ного унитарного предприятия, государственного учреждения и об использовании ими средств соответствующих бюджетов;

4) о загрязнении окружающей среды, состоянии противопожар­ной безопасности, санитарно-эпидемиологической и радиацион­ной обстановке, безопасности пищевых продуктов и других факто­рах, оказывающих негативное воздействие на обеспечение безопасного функционирования производственных объектов, безопасности каждого гражданина и безопасности населения в целом;

5) о численности, о составе работников, о системе оплаты труда, об условиях труда, в том числе об охране труда, о показа­телях производственного травматизма и профессиональной за­болеваемости, и о наличии свободных рабочих мест;

6) о задолженности работодателей по выплате заработной платы и по иным социальным выплатам;

7) о нарушениях законодательства Российской Федерации и фактах привлечения к ответственности за совершение этих на­рушений;

8) об условиях конкурсов или аукционов по приватизации объектов государственной или муниципальной собственности;

9) о размерах и структуре доходов некоммерческих органи­заций, о размерах и составе их имущества, об их расходах, о численности и об оплате труда их работников, об использова­нии безвозмездного труда граждан в деятельности некоммерче­ской организации;

10) о перечне лиц, имеющих право действовать без доверен­ности от имени юридического лица;

11) обязательность раскрытия которых или недопустимость ограничения доступа к которым установлена иными федераль­ными законами.

Также ограничения на отнесение той или иной информации к информации, в отношении которой установлен режим ком­мерческой тайны, в соответствии с п. 11 ст. 5 Федерального за­кона «О коммерческой тайне» содержатся в ряде иных федераль­ных законов. Например, согласно ст. 32 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» размеры и структура доходов некоммерческой организации, а также сведения о размерах и составе имущества некоммерческой организации, о ее расходах, численности и составе работников, об оплате их труда, об использовании безвозмездного труда гра­ждан в деятельности некоммерческой организации не могут быть предметом коммерческой тайны. В соответствии с Феде­ральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоя­тельности (банкротстве)» с момента открытия в отношении предприятия конкурсного производства сведения о финансовом состоянии должника прекращают относиться к категории сведе­ний, являющихся коммерческой тайной.

§ 6.2. Субъекты прав на информацию, служебную и коммерческую тайну

К субъектам прав на информацию относятся: обладатель ин­формации, оператор информационной системы, пользователь (потребитель) информации.

Обладатель информации — лицо, самостоятельно создавшее информацию либо получившее на основании закона или дого­вора право разрешать или ограничивать доступ к информации, определяемой по каким-либо признакам.

Оператор информационной системы гражданин или юри­дическое лицо, осуществляющие деятельность по эксплуатации информационной системы, в том числе по обработке информа­ции, содержащейся в ее базах данных.

Пользователь (потребитель) информации — субъект, обра­щающийся к информационной системе или посреднику за по­лучением необходимой ему информации и пользующийся ею.

Обладателем информации может быть гражданин (физиче­ское лицо), юридическое лицо, Российская Федерация, субъ­ект РФ, муниципальное образование. От имени Российской Федерации, субъекта РФ, муниципального образования право­мочия обладателя информации осуществляются соответственно государственными органами и органами местного самоуправле­ния в пределах их полномочий, установленных соответствую­щими нормативными правовыми актами.

Если иное не установлено федеральными законами, операто­ром информационной системы является собственник используе­мых для обработки содержащейся в базах данных информации технических средств, который правомерно пользуется такими базами данных, или лицо, с которым этот собственник заключил договор об эксплуатации информационной системы.

Субъектами прав на секрет производства могут быть лишь ли­ца, осуществляющие предпринимательскую деятельность, так как указанная разновидность информации может касаться только предпринимательской деятельности. Согласно п. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательской считается самостоятельная, осуществляе­мая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи това­ров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистриро­ванными в этом качестве в порядке, установленном законом.

Обладатель секрета производства — лицо, которое владеет информацией, составляющей секрет производства, на законном основании, ограничило доступ к этой информации и уста­новило в отношении ее режим коммерческой тайны.

Таким образом, обладателями секрета производства могут выступать юридические лица — коммерческие организации и индивидуальные предприниматели, а также юридические ли­ца — некоммерческие организации, если дело касается сведе­ний, относящихся к разрешенной им предпринимательской деятельности.

Обладателем информации, составляющей секрет производ­ства, полученной в рамках трудовых отношений (служебного секрета производства), является работодатель.

В случае, когда секрет производства получен при выполнении договора подряда, договора на выполнение научно-исследова­тельских, опытно-конструкторских или технологических работ либо по государственному или муниципальному контракту для государственных или муниципальных нужд, исключительное право на такой секрет производства принадлежит подрядчику (исполнителю), если соответствующим договором (государствен­ным или муниципальным контрактом) не предусмотрено иное.

В случае, когда секрет производства получен при выполне­нии работ по договору, заключаемому главным распорядителем или распорядителем бюджетных средств с федеральными госу­дарственными учреждениями, исключительное право на такой секрет производства принадлежит подрядчику (исполнителю), если договором не установлено, что это право принадлежит Российской Федерации.

Иностранные лица могут выступать субъектами прав как на информацию, так и на секреты производства, наравне с отече­ственными участниками гражданского оборота.

В отношении секрета производства ГК РФ установлен уни­кальный правовой режим, в соответствии с которым исключи­тельные права на секрет производства могут иметь одновремен­но несколько лиц, ставших добросовестно и независимо от дру­гих правообладателей обладателями сведений, составляющих содержание охраняемого секрета производства.

§6.3. Содержание прав на информацию, служебную и коммерческую тайну

В соответствии со ст. 5 Федерального закона «Об информа­ции, информационных технологиях и о защите информации» информация может являться объектом публичных, гражданских и иных правовых отношений. Информация может свободно ис­пользоваться любым лицом и передаваться одним лицом друго­му лицу, если федеральными законами не установлены ограни­чения доступа к информации либо иные требования к порядку ее предоставления или распространения.

Закон не конкретизирует, какого рода права могут возни­кать в отношении информации. Очевидно, что это не право собственности (как это было неудачно указано в Федеральном законе от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, ин­форматизации и защите информации») ввиду того, что инфор­мация является нематериальным объектом. Ближе всего данные права к интеллектуальным правам, в связи с чем их можно на­звать «квазиисключительными».

В ст. 6 Федерального закона «Об информации, информаци­онных технологиях и о защите информации» обозначен ряд правомочий обладателя информации:

— разрешать или ограничивать доступ к информации, опре­делять порядок и условия такого доступа;

— использовать информацию, в том числе распространять ее, по своему усмотрению;

— передавать информацию другим лицам по договору или на ином установленном законом основании;

— защищать установленными законом способами свои пра­ва в случае незаконного получения информации или ее неза­конного использования иными лицами;

— осуществлять иные действия с информацией или разре­шать осуществление таких действий.

На практике основным содержанием прав на информацион­ные ресурсы является право разрешать или ограничивать доступ к информации, определять порядок и условия такого доступа, а также право передавать информацию другим лицам по догово­ру или на ином установленном законом основании.

При этом законодательство устанавливает значительные ог­раничения прав обладателя информации. К таковым можно от­нести обязанности обладателя информации:

— соблюдать права и законные интересы иных лиц;

— принимать меры по защите информации;

— ограничивать доступ к информации, если такая обязан­ность установлена федеральными законами.

Обязанностью обладателя информации является также обя­занность представления информации в определенные органы и организации. Например, представление обязательного экземпляра документов в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 1994 г. № 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов», представление бухгалтерской отчетности в соответствии с Феде­ральным законом «О бухгалтерском учете», Налоговым кодек­сом РФ и т. п. Случаи и условия обязательного распространения информации или предоставления информации, устанавливаются федеральными законами.

Вместе с тем запрещается распространение информации, которая направлена на пропаганду войны, разжигание нацио­нальной, расовой или религиозной ненависти и вражды, а так­же иной информации, за распространение которой предусмот­рена уголовная или административная ответственность.

Важной гарантией прав граждан и организаций является та­кое ограничение прав на информацию, как установленная за­коном обязанность обладателя информации предоставлять ли­цам доступ к хранящейся о них информации.

Гражданин (физическое лицо) имеет право на получение от государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц в порядке, установленном законодательст­вом Российской Федерации, информации, непосредственно за­трагивающей его права и свободы.

Организация имеет право на получение от государственных органов, органов местного самоуправления информации, непо­средственно касающейся прав и обязанностей этой организа­ции, а также информации, необходимой в связи с взаимодейст­вием с указанными органами при осуществлении этой органи­зацией своей уставной деятельности.

Обладатели информационных ресурсов, реализуя свои пра­ва, утверждают правила доступа к имеющейся у них информа­ции. При этом обладатель информации извлекает экономиче­скую выгоду из обладания правами на данные объекты, предо­ставляя информацию за плату. Предоставление информации пользователям осуществляется, как правило, на основании до­говора. Федеральный закон «Об информации, информацион­ных технологиях и о защите информации» в ч. 8 ст. 8 устанав­ливает, что бесплатно предоставляется информация:

1) о деятельности государственных органов и органов мест­ного самоуправления, размещенная такими органами в инфор­мационно-телекоммуникационных сетях;

2) затрагивающая права и установленные законодательством Российской Федерации обязанности заинтересованного лица;

3) иная установленная законом информация.

350   Раздел IV. Права на иные объекты интеллектуальной собственности

Установление платы за предоставление государственным ор­ганом или органом местного самоуправления информации о своей деятельности возможно только в случаях и на условиях, которые установлены федеральными законами. В качестве при­мера предоставления государственным органом информации за плату можно привести предусмотренное Федеральным законом от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» пре­доставление содержащихся в государственных реестрах юриди­ческих лиц и индивидуальных предпринимателей сведений и документов за плату.

В ряде случаев, предусмотренных законодательством, пре­доставление информации по запросу государственных органов и иных лиц является обязательным. В случае отказа в предос­тавление информации она может быть истребована в судебном порядке.

Практика

Так, постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 28 февраля 2001 г. по делу № А52/2164/2000/1 была подтверждена законность решения Арбитражного суда Псков­ской области об обязании Государственного унитарного предпри­ятия «ЦП Ростэк-Псков» предоставить Федерального долговому центру при Правительстве Российской Федерации информацию о реализации конфискованного и арестованного имущества. При этом суд сослался на договор поручения, заключенный между сто­ронами, предусматривающий предоставление предприятием Дол­говому центру отчетов о реализованном имуществе, а также на то обстоятельство, что все государство является собственником всего имущества ГУП «ДП «Ростэк-Псков», в том числе и информацион­ных ресурсов.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 26 июня 2000 г. по делу № А56-27521/99 оставлены без изменения судебные акты Арбитражного су­да г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, которым удовлетворен иск ООО «Бронза» к ОАО «Ювелирная торговля Северо-Запада» об обязании предоставить истцу копии доку­ментов, предусмотренных ст. 89 Федерального закона от 26 де­кабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах». В обос­нование вынесенного постановления суд указал, что указанная норма Закона устанавливает обязанность акционерного обще­ства предоставить акционерам копии перечисленных в ней доку­ментов.

Необходимо подчеркнуть, что на основе договоров о пре­доставлении информации (договоров о предоставлении инфор­мационных услуг) пользователям передаются не права на ин­формацию (так как у обладателя информации отсутствуют ка­кие-либо права на информацию), а оказываются услуги по поиску, подбору и систематизации определенной информации.

Содержанием права на секрет производства является исключи­тельное право использования его любым не противоречащим за­кону способом (исключительное право на секрет производства), в том числе при изготовлении изделий и реализации экономиче­ских и организационных решений. Обладатель секрета производ­ства может распоряжаться указанным исключительным правом.

Обладатель секрета производства, кроме того, может распо­ряжаться исключительным правом на секрет производства. Рас­поряжение исключительным правом на секрет производства следует понимать как передачу права по договорам, указанным в ст. 1468 и 1469 ГК РФ, а также по договору коммерческой концессии (гл. 54 ГК РФ), либо, например, как разглашение правообладателем сведений, составляющих секрет производст­ва, что влечет прекращение исключительного права.

Гражданский кодекс РФ предусматривает два вида договоров о передаче прав на секрет производства: договор об отчуждении исключительного права на секрет производства и лицензион­ный договор о предоставлении права использования секрета производства.

Важно отметить, что предметами таких договоров является не передача информации, составляющей секрет производства, а распоряжение исключительным правом на секрет производства. Данная позиция и ранее поддерживалась в судебной практике.

Пленум Верховного Суда и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некото­рых вопросах, связанных с применением части первой Граж­данского кодекса Российской Федерации» прямо указал на то, что ноу-хау не может быть внесено в качестве вклада в имуще­ство хозяйственного товарищества или общества. Однако в ка­честве вклада может быть признано право пользования таким объектом, передаваемое обществу или товариществу в соответ­ствии с лицензионным договором.

Обладатель секрета производства может, конечно, просто передать информацию, составляющую ноу-хау, любому лицу.

Однако в этом случае какие-либо договорные отношения по поводу прав на секрет производства отсутствуют, и лицо, полу­чившее соответствующую информацию, а также обладатель секрета производства не связаны какими-либо обязательствами друг перед другом и вправе, в том числе, обнародовать соответ­ствующую информацию, прекратив исключительное право на секрет производства.

Договор об отчуждении исключительного права на секрет произ­водства должен предусматривать передачу исключительного пра­ва обладателя секрета производства в полном объеме другой сто­роне. В отношении договора об отчуждении исключительного права на секрет производства, как и в отношении любого догово­ра об отчуждении исключительного права (ст. 1234 ГК РФ), дей­ствует презумпция возмездности, что означает, что договор призна­ется возмездным, если в нем прямо не предусмотрено обратное. При отсутствии в возмездном договоре об отчуждении исключи­тельного права на секрет производства условия о размере возна­граждения или порядке его определения договор считается неза­ключенным. При этом правила определения цены, предусмотрен­ные п. 3 ст. 424 ГК РФ, не применяются. Моментом перехода исключительного права на секрет производства является момент заключения договора, если в нем не предусмотрено иное.

Иные условия договора определяются его сторонами само­стоятельно, с учетом общих положений ГК РФ об обязательствах (ст. 307—419) и о договоре (ст. 420—453). Договор об отчуждении исключительного права должен быть заключен в письменной форме под страхом его недействительности (ст. 1234 ГК РФ).

Лицо, распорядившееся своим правом, обязано сохранять конфиденциальность секрета производства до прекращения действия исключительного права на секрет производства.

В отличие от договора отчуждения исключительного права на секрет производства при заключении лицензионного договора правообладатель не утрачивает в полном объеме права на сек­рет производства, а передает их частично в установленных до­говором пределах.

Существенными условиями лицензионного договора явля­ются: его предмет, который определяется указанием на секрет производства, права на который передаются; способы исполь­зования секрета производства; цена договора (ст. 1235 ГК РФ).

В отношении лицензионного договора о предоставлении права использования секрета производства действуют общие положения, предусмотренные гл. 69 ГК РФ, касающиеся ли­цензионных договоров.

Так, лицензиат может использовать результат интеллекту­альной деятельности или средство индивидуализации только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. Право использования результата ин­теллектуальной деятельности или средства индивидуализации, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату. Лицензионный договор должен быть заключен в письменной форме. Лицензионный договор о пре­доставлении права использования секрета производства не под­лежит государственной регистрации, так как сам секрет произ­водства не регистрируется. Лицензионный договор считается возмездным, если в договоре не предусмотрено иное.

Однако лицензионный договор о предоставлении права ис­пользования секрета производства обладает следующей особен­ностью. На него не распространяется общее правило, установ­ленное ст. 1235 ГК РФ о том, что в случае, когда в лицензи­онном договоре срок его действия не определен, договор считается заключенным на пять лет. В отступление от этого правила ст. 1469 ГК РФ предусматривает, что в случае, когда срок, на который заключен лицензионный договор, не указан в этом договоре, любая из сторон вправе в любое время отказать­ся от договора, предупредив об этом другую сторону не позднее чем за шесть месяцев, если договором не предусмотрен более длительный срок. Таким образом, указанное положение, закре­пленное в ст. 1235 ГК РФ, дезавуируется.

Действие лицензионного договора не прекращается в случае перехода исключительного права на секрет производства к но­вому правообладателю.

Обе стороны лицензионного договора обязаны сохранять конфиденциальность секрета производства либо в течение все­го срока действия договора (лицензиара), либо до прекращения исключительного права на секрет производства (лицензиат).

В соответствии со ст. 1032 ГК РФ на пользователя по дого­вору коммерческой концессии возложена аналогичная обязан­ность: не разглашать секреты производства правообладателя и другую полученную от него конфиденциальную коммерческую информацию.

Законодательством предусмотрены также пределы прав об­ладателя секрета производства. Обладатель информации, со­ставляющей секрет производства, по мотивированному требо­ванию органа государственной власти, иного государственного органа, органа местного самоуправления предоставляет им на безвозмездной основе соответствующую информацию. Моти­вированное требование должно быть подписано уполномочен­ным должностным лицом, содержать указание цели и правово­го основания затребования информации, составляющей секрет производства, и срок предоставления этой информации, если иное не установлено федеральными законами.

В случае отказа обладателя информации, составляющей сек­рет производства, предоставить ее органу государственной вла­сти, иному государственному органу, органу местного само­управления данные органы вправе затребовать эту информацию в судебном порядке.

Обладатель секрета производства, а также органы государст­венной власти, иные государственные органы, органы местного самоуправления, получившие такую информацию, обязаны предоставить эту информацию по запросу судов, органов про­куратуры, органов предварительного следствия, органов дозна­ния по делам, находящимся в их производстве, в порядке и на основаниях, которые предусмотрены законодательством Рос­сийской Федерации.

На документах, предоставляемых в соответствии с вышепри­веденными нормами и содержащих информацию, в отношении которой установлен режим коммерческой тайны, должен быть нанесен гриф «Коммерческая тайна» с указанием ее обладателя (для юридических лиц — полное наименование и место нахож­дения, для индивидуальных предпринимателей — фамилия, имя, отчество и место жительства гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем).

Прекращение права на секрет производства (следовательно, и прекращение действия договора о передаче прав на его исполь­зование) происходит в двух случаях. Во-первых, при утрате пра­вообладателем фактической монополии на конфиденциальную информацию. Во-вторых, в случае отнесения информации в ус­тановленном законом порядке к сведениям, в отношении кото­рых не может быть установлен режим коммерческой тайны.

Вопросы для самоконтроля

  1. Дайте определение термину «информация»?
  2. Укажите особенности ст. 5 Федерального закона «Об информа­ции, информационных технологиях и о защите информации»
  3. Назовите значительные ог­раничения прав обладателя информации.
  4. Охарактеризуйте решение Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 1 июля 1996 г. № 6/8
ТЕМА 7 Права на средства индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг)
  1. Понятие и правовой режимсредств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг)
  2. Субъекты прав на средства индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг)
  3. Содержание прав на средства индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг)

§7.1. Понятие и правовой режим средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг)

Юридические лица испытывают необходимость в индиви­дуализации себя как субъекта гражданского оборота, а также отдельных сторон или результатов своей деятельности.

Тому есть несколько причин. Потребность в индивидуализа­ции юридического лица и результатов его деятельности обу­словлена заинтересованностью самой организации, как участ­ника гражданского оборота, а также защитой ее контрагентов, потребителей ее продукции (работ, услуг). Нельзя отрицать, что определенный интерес в вопросах индивидуализации существу­ет и у государства.

Основная цель гражданско-правовой индивидуализации -обособление юридического лица среди субъектов гражданских правоотношений. В то же время наименование организации, использование зарекомендовавших себя товарных знаков и на­именований места происхождения товара служит и защите прав потребителей.

Гражданско-правовая индивидуализация юридического лица и результатов его деятельности рассматривается в литературе как правомерная, юридически значимая деятельность, проте­кающая в определенных гражданско-правовых формах, по при­менению предусмотренных законом средств индивидуализации, и направленная на обособление юридического лица и результа­тов его деятельности среди других участников гражданских пра­воотношений[65].

Под гражданско-правовой индивидуализацей юридического ли­ца и результатов его деятельности понимается совокупность правовых норм, регулирующих отношения, возникающие меж­ду физическими, юридическими лицами и государством по по­воду приобретения, использования, распоряжения и охраны средств индивидуализации юридического лица и результатов его деятельности[66].

Под средствами индивидуализации понимают определенные условные обозначения (словесные, изобразительные, объем­ные, звуковые, комбинированные и другие обозначения, знаки, символы), при помощи которых юридическое лицо выделяется среди массы остальных себе подобных. То же может быть отне­сено и к результатам деятельности организаций.

Средства гражданско-правовой индивидуализации могут быть как предусмотренные действующим законодательством (наиме­нование юридического лица, место нахождения юридического лица), так и применяемые в силу сложившихся обычаев.

В то же время следует обращать внимание, что правовой за­щите в качестве объектов исключительных прав служат не все средства индивидуализации участников оборота и результатов их деятельности. Исключительное право может быть установлено на средство индивидуализации юридического лица, а также индиви­дуализации выполняемых работ и услуг, используемые участника­ми гражданского оборота в целях персонификации (идентифика­ции) как самих себя, так и своей продукции, работ или услуг.

Фирменное наименование, коммерческое обозначение, то­варный знак и другие средства индивидуализации являются не­материальными благами, а также объектами исключительных прав. А, например, наименование места нахождения лица (одно из обязательных средств индивидуализации лица) к объектам исключительных прав не относится. Поэтому в дальнейшем речь пойдет только о таких средствах индивидуализации, кото­рые могут выступать объектами исключительных прав.

В системе средств индивидуализации могут быть выделены следующие группы:

1) средства, направленные на индивидуализацию юридиче­ского лица как субъекта гражданского права: наименование юридического лица, место нахождения юридического лица, до­менное имя;

2)   средства   индивидуализации   результатов деятельности юридического лица: товарный знак, знак обслуживания, на­именование места происхождения товаров[67];

3) средства, направленные на индивидуализацию предприятия как имущественного комплекса: коммерческое обозначение.

Средства индивидуализации как таковые являются плодом чьей-то умственной деятельности. Однако их главная ценность заключена не столько в них самих, сколько в содействии с их помощью созданию здоровой конкурентной среды путем раз­личения как отдельных предпринимателей, так и изготовляе­мой ими продукции, выполняемых работ и оказываемых услуг.

Право на наименование юридического лица. Фирменное наиме­нование. Действующее гражданское законодательство обязывает любое юридическое лицо иметь свое наименование (п. 1 ст. 54 ГК РФ).

Законодательство связывает специфику правового режима наименования и соответственно предъявляемые требования к нему с принадлежностью организации к определенному виду юридических лиц. Согласно ст. 54 ГК РФ коммерческие орга­низации должны иметь фирменное наименование (фирму), а некоммерческие — наименование соответственно.

Под фирменным наименованием (фирмой) понимается то на­именование, под которым предприниматель выступает в граж­данском обороте и которое индивидуализирует его среди иных участников гражданского оборота.

К фирменному наименованию закон предъявляет ряд требова­ний. Прежде всего в соответствии с принципом истинности на­именование предпринимателя должно правдиво отражать право­вое положение, т. е. должно содержать указания на организаци­онно-правовую форму предприятия, в необходимых случаях на его тип, профиль деятельности, личность владельца (имена, на­именования их участников). Указание на организационно-право­вую форму юридического лица дает знать участникам оборота об основных признаках организации — является ли она коммерче­ской или некоммерческой, как строится ее ответственность и т. д.

Законы об отдельных видах юридических лиц, включая и нормы ГК РФ, требуют включения дополнительных сведений в наиме­нования юридических лиц соответствующего вида (см., напри­мер, п. 3 ст. 69, п. 4 ст. 82, п. 2 ст. 87, п. 2 ст. 96, п. 3 ст. 107, п. 3 ст. 113, п. 3 ст. 115, п. 3 ст. 116, п. 4 ст. 118, п. 5 ст. 121).

Кроме того, фирменное наименование должно обладать от­личительными признаками, которые не допускали бы смешения одной фирмы с другой, т. е. должно быть новым и отличным от уже используемых наименований.

Фирменное наименование остается неизменным в течение всего времени, пока владеющий им предприниматель сохраняет свой организационно-правовой статус. Произвольное измене­ние фирменного наименования не допускается.

Выделяют две части фирмы: основную (корпус фирмы), и вспомогательную (произвольную). Корпус фирмы, являющийся обязательной частью фирменного наименования, содержит указание на организационно-правовую форму предприятия, его тип и предмет деятельности, а в некоторых случаях и на другие его характеристики. Например, обязательное включение в на­именование указания на характер деятельности установлено для тех юридических лиц, которые в силу закона должны обла­дать специальной правоспособностью. Соответственно в на­именовании такого лица требуется указать на специфические виды деятельности — банковскую, страховую, биржевую и др.

К корпусу фирмы добавляется вспомогательная часть, эле­менты которой подразделяются на обязательные и факульта­тивные. Обязательным добавлением является специальное на­именование предприятия, его номер или иное обозначение, не­обходимое для отличия одних предприятий от других. В этом качестве чаще всего выступают различные условные обозначе­ния в виде оригинальных слов, имен собственных, географиче­ских названий и т. п. Другие добавления, включая сокращен­ные наименования фирмы, относятся к числу факультативных и могут включаться в фирму по усмотрению ее владельца.

Право на фирму охраняется на всей территории России, а также в соответствии со ст. 8 Парижской конвенции по охране промышленной собственности во всех странах, являющихся участницами данной Конвенции. Таким образом, рассматри­ваемое право имеет экстерриториальную сферу охраны, выходя­щую за рамки национальных границ.

Права на коммерческое обозначение. Индивидуализация лица в гражданском обороте осуществляется не только благодаря его наименованию, но и посредством иных средств, к числу кото­рых в последнее время добавилось еще коммерческое обозначение.

Это понятие обязано своим появлением вступлению в силу части второй ГК РФ (ст. 1027, 1032 и др.). В настоящее время в части четвертой ГК РФ появились статьи, регулирующие право­вой режим этого специфического средства индивидуализации.

При этом следует констатировать недостаточность положе­ний ГК РФ в этом отношении: на сегодняшний день практиче­ски отсутствует законодательная регламентация отношений, возникающих по поводу этого средства индивидуализации.

В соответствии с положениями ст. 1538 ГК РФ юридические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность (в том числе некоммерческие организации, которым право на осуществление такой деятельности предоставлено в соответст­вии с законом их учредительными документами), а также инди­видуальные предприниматели могут использовать для индиви­дуализации принадлежащих им торговых, промышленных и других предприятий (ст. 132 ГК РФ) коммерческие обозначе­ния, не являющиеся фирменными наименованиями и не под­лежащие обязательному включению в учредительные докумен­ты и единый государственный реестр юридических лиц.

При этом одно и то же коммерческое обозначение может использоваться правообладателем для индивидуализации одно­го или нескольких предприятий. Напротив, для индивидуализа­ции одного предприятия не могут одновременно использовать­ся два и более коммерческих обозначения.

В данном случае речь идет о том, что зачастую многие юри­дические лица выступают в гражданском обороте не только под своим зарегистрированным наименованием (фирмой), но и ис­пользуют иные обозначения для своей индивидуализации, в том числе зарегистрированные на свое имя товарные знаки.

В литературе высказывалась точка зрения, что под коммер­ческим обозначением следует понимать закрепленное законом средство индивидуализации юридического лица, представляю­щее собой словесное обозначение, исключительное право на которое возникает у юридического лица либо в силу его обще­известности, либо в силу включения в его состав в качестве элементов иных средств индивидуализации юридического лица и результатов его деятельности (фирменного наименования, то­варного знака, знака обслуживания)[68].

Однако законодатель пошел по иному пути, приурочив ком­мерческое обозначение к предприятию на ходу, а не к лицу, этим имущественным комплексом владеющему.

Владелец коммерческого обозначения обладает исключи­тельным правом на его использование в гражданском обороте.

Момент возникновения исключительного права на коммер­ческое обозначение прямо не определен действующим граждан­ским законодательством. В литературе предложено считать, что право на коммерческое обозначение должно возникать с момен­та фактического введения такого обозначения в гражданский оборот, которым должен признаваться первый факт использова­ния данного обозначения в предпринимательской деятельности[69]. При этом автор полагает, что правовая охрана права на коммер­ческое обозначение базируется на тех же правовых основаниях, что и охрана прав на наименование юридического лица.

Кроме того, закон установил, что на территории Российской Федерации действует исключительное право на коммерческое обозначение, используемое для индивидуализации предприятия, находящегося на территории Российской Федерации. Исключи­тельное право на коммерческое обозначение прекращается, если правообладатель не использует его непрерывно в течение года.

В законе установлено, что исключительное право на ком­мерческое обозначение, включающее фирменное наименова­ние правообладателя или отдельные его элементы, возникает и действует независимо от исключительного права на фирменное наименование. Коммерческое обозначение или отдельные эле­менты этого наименования могут быть использованы правооб­ладателем в принадлежащем ему товарном знаке. Коммерче­ское обозначение, включенное в товарный знак, охраняется не­зависимо от охраны товарного знака.

Не допускается также использование коммерческого обо­значения, способного ввести в заблуждение относительно при­надлежности предприятия определенному лицу, в частности обозначения, сходного до степени смешения с фирменным на­именованием, товарным знаком или защищенным исключи­тельным правом коммерческим обозначением, принадлежащим другому лицу, у которого соответствующее исключительное право возникло ранее.

Правообладателю принадлежит исключительное право ис­пользования коммерческого обозначения в качестве средства индивидуализации принадлежащего ему предприятия любым не противоречащим закону способом (исключительное право на коммерческое обозначение), в том числе путем указания ком­мерческого обозначения на вывесках, бланках, в счетах и на иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках, если такое обозначение обладает достаточными раз­личительными признаками и его употребление правообладате­лем для индивидуализации своего предприятия является извест­ным в пределах определенной территории (ст. 1539 ГК РФ).

Специально в законе решается вопрос о соотношении прав на коммерческое обозначение и фирменное наименование.

Фирменное наименование: может использоваться правооб­ладателем в составе принадлежащего ему коммерческого обо­значения; включенное в коммерческое обозначение, охраняет­ся независимо от охраны коммерческого обозначения; может быть использовано правообладателем в принадлежащем ему то­варном знаке и знаке обслуживания; включенное в товарный знак или знак обслуживания, охраняется независимо от охраны товарного знака или знака обслуживания.

В литературе также было высказано мнение, что защита инте­ресов лица, использующего определенное коммерческое обозначе­ние, возможна на основе норм о недобросовестной конкуренции[70].

Права на товарный знак и знак обслуживания. Под товарным знаком и знаком обслуживания (далее — товарный знак) пони­мается обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (ст. 477 ГК РФ).

Представляется, что различие между товарным знаком и знаком обслуживания следует проводить только по объекту маркировки. Иных различий в правовом режиме данных кате­горий в законодательстве не содержится.

Товарным знаком признается обозначение, условный знак, символ, который помещается на выпуск продукции, ее упаков­ку или сопроводительную документацию. Зачастую такое обо­значение заменяет собой длинное и сложное название изгото­вителя товара.

Для признания обозначения товарным знаком оно должно отвечать ряду признаков. Обязательным признаком товарного знака называют оригинальность (выразительность), которая за­ключается в том, что обозначение, символ должен быть запоминающимся, создающим у потребителя устойчивые положи­тельные связи между качеством продукции и знаком. В этом проявляется индивидуализирующая функция товарного знака.

Условием правовой защиты товарного знака является его новизна. Признак новизны выражается в том, что обозначение, заявленное в качестве товарного знака, не должно быть тожде­ственным или сходным с ранее зарегистрированными или заяв­ленными обозначениями в качестве товарных знаков.

Российское законодательство закрепляет принцип не абсо­лютной, а относительной новизны условных обозначений, за­являемых в качестве товарных знаков, т. е. регистрация иного обозначения в качестве товарного знака в каких-либо странах не препятствует признанию данного или сходного обозначения товарным знаком в Российской Федерации, если иное не выте­кает из международных соглашений, в которых участвует Рос­сийская Федерация.

Обозначение может считаться товарным знаком лишь тогда, когда оно в установленном законом порядке зарегистрировано. Российское законодательство охраняет не зарегистрированные в Роспатенте обозначения, за исключением так называемых об­щеизвестных товарных знаков, которые охраняются в силу ме­ждународных обязательств.

Идентификация товаров и услуг может производиться раз­личными способами. Соответственно по форме товарные знаки могут быть разделены на словесные знаки, изобразительные знаки, объемные знаки и другие обозначения (звуковые, свето­вые и т. п.) или их комбинации.

Особой разновидностью товарных знаков следует считать коллективный товарный знак. Его специфика заключается в том, что если индивидуальный товарный знак — это обозначе­ние, зарегистрированное на имя отдельного предпринимателя, то коллективным товарным знаком является товарный знак союза, хозяйственной ассоциации или иного добровольного объединения предприятий, предназначенный для обозначения выпускаемых или реализуемых ими товаров, обладающих еди­ными качественными или иными общими характеристиками. Коллективный знак является товарным знаком, предназначен­ным для обозначения товаров, производимых или реализуемых входящими в данное объединение лицами и обладающих еди­ными характеристиками их качества или иными общими харак­теристиками (ст. 1510 ГК РФ).

Коллективным знаком может пользоваться каждое из входя­щих в объединение лиц.

В зависимости от степени известности выделяют обычные и общеизвестные товарные знаки. В качестве обычных товарных зна­ков выступают любые новые оригинальные обозначения товаров, отвечающие всем критериям охраноспособности. В частности, не­обходимым условием их признания и охраны является обязатель­ная государственная регистрация обозначения. В отличие от этого, общеизвестным товарным знаком признается такое обозначение, которое знакомо широкому кругу потребителей благодаря его ис­пользованию для обозначения определенных товаров.

Общеизвестным признается товарный знак или обозначе­ние, если они в результате интенсивного использования стали на указанную в заявлении дату широко известны в Российской Федерации среди соответствующих потребителей в отношении товаров заявителя.

Товарный знак и обозначение, используемое в качестве то­варного знака, не могут быть признаны общеизвестными товар­ными знаками, если они стали широко известны после даты приоритета тождественного или сходного с ними до степени смешения товарного знака другого лица, который предназна­чен для использования в отношении однородных товаров (ст. 1508 ГК РФ).

Предоставление правовой охраны общеизвестному товарно­му знаку означает признание исключительного права на обще­известный товарный знак. Правовая охрана общеизвестного то­варного знака действует бессрочно.

В соответствии со ст. 6bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности общеизвестным товарным зна­кам обеспечивается правовая охрана еще до их регистрации.

При использовании товарного знака рядом с обозначением проставляться предупредительная маркировка, указывающая на то, что применяемое обозначение является товарным знаком (М, ТМ и т. п.). Незаконное использование предупреди­тельной маркировки в отношении незарегистрированного в Российской Федерации товарного знака, если это деяние со­вершено неоднократно или причинило крупный ущерб, образу­ет уголовное преступление, предусмотренное ст. 180 «Незакон­ное использование товарного знака» УК РФ.

Наименование места происхождения товара очень близко примыкает к товарным знакам. Данный способ визуализации продукции представляет собой или содержит современное или историческое, официальное или неофициальное, полное или сокращенное наименование страны, городского или сельского поселения, местности или другого географического объекта, а также обозначение, производное от такого наименования и ставшее известным в результате его использования в отноше­нии товара, особые свойства которого исключительно или глав­ным образом определяются характерными для данного геогра­фического объекта природными условиями и (или) людскими факторами (ст. 1516 ГК РФ). Не признается наименованием места происхождения товара обозначение, хотя и представляю­щее собой или содержащее наименование географического объекта, но вошедшее в Российской Федерации во всеобщее употребление как обозначение товара определенного вида, не связанное с местом его производства.

Наименование места происхождения товара имеет опреде­ленные специфические признаки. В нем должно содержаться прямое или косвенное указание на то, что товар происходит из конкретной страны, области или местности, т. е. указание на­звания географической местности.

Наименование места происхождения товара подразумевает связь обозначения товара с его особыми свойствами, которые оп­ределяются характерными для данного объекта природными усло­виями и (или) людским фактором.

Наконец, наименование места происхождения товара стано­вится самостоятельным объектом правовой охраны лишь тогда, когда оно в установленном порядке зарегистрировано в Роспатенте.

§ 7.2. Субъекты прав на средства индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг)

Особенность прав на средства индивидуализации заключает­ся в том, что они закрепляются не за их разработчиками, а за лицами, зарегистрировавшими их на свое имя.

По сравнению с иными исключительными правами субъект­ный состав прав на средства индивидуализации участников гра­жданского оборота и их деятельности, как правило, является ограниченным, поскольку указанные объекты прав использу­ются прежде всего в предпринимательской деятельности.

В зависимости от вида средства индивидуализации к субъек­там на соответствующее право могут предъявляться те или иные требования.

В качестве субъектов права на фирменное наименование вы­ступают прежде всего коммерческие юридические лица (п. 4 ст. 54 ГК РФ). Это и понятно, так как практическую потреб­ность в индивидуализации среди других участников граждан­ского оборота испытывают именно они. Граждане, являющиеся индивидуальными предпринимателями, обычно приобретают и осуществляют права и обязанности под своими собственными именами, что, по общему правилу, является достаточным для их индивидуализации[71].

В настоящее время товарный знак может быть зарегистриро­ванным только на имя юридического лица, а также физическо­го лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность (ст. 1478 ГК РФ; ст. 2 Закона о товарных знаках).

Физическое лицо, не зарегистрированное в качестве инди­видуального предпринимателя, не может быть заявителем или правообладателем.

В отличие от этого наименование места происхождения това­ра может быть зарегистрировано одним иди несколькими юри­дическими или физическими лицами, причем от физических лиц не требуется, чтобы они были индивидуальными предпри­нимателями. При этом, однако, они должны находиться в той стране, населенном пункте, местности или другом географиче­ском объекте, название которых используется для обозначения товара. Поскольку производством товаров, особые свойства ко­торых исключительно или главным образом определяются ха­рактерными для данного географического объекта природными условиями, могут одновременно заниматься несколько лиц, право на пользование одним и тем же наименованием места происхождения товара закрепляется за всеми ними.

Владельцем доменного имени, которое рассматривается в ГК РФ как средство адресации, может быть как физическое, так и юридическое лицо. Никаких ограничений на этот счет не установлено.

§ 7.3. Содержание прав на средства индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг)

Права на средства индивидуализации участников оборота и результатов их деятельности в той или иной мере относятся к группе личных неимущественных прав. Например, право на фир­му органически связано с деловой репутацией юридического лица, а также правом на защиту чести и достоинства лиц, вла­деющих предприятием.

В то же время любое средство индивидуализации нередко получает достаточно конкретную стоимостную оценку в составе нематериальных активов предприятия, а нарушение права на него может повлечь за собой возмещение причиненных убыт­ков.

Субъективное право на средство индивидуализации носит как правило исключительный характер, т. е. владелец обладает моно­полией на реализацию тех возможностей, которые заложены в данном субъективном праве. Право на средство индивидуализа­ции относится к числу абсолютных прав, т. е. таких прав, которые действуют в отношении всех третьих лиц, обязанных воздержи­ваться от нарушения правомочий, предоставленных их владель­цам.

Право на фирму заключается в гарантированной лицу воз­можности выступать в обороте под собственным фирменным наименованием. Под своим фирменным наименованием лицо совершает гражданско-правовые сделки и иные юридические действия, осуществляет личные неимущественные права, защи­щает свои имущественные или неимущественные права. Фирмовладелец вправе помещать свое фирменное наименова­ние на вывесках, бланках, счетах и т. п.

Право на товарный знак дает его обладателю возможность неограниченного хозяйственного использования для обозначе­ния производимых и реализуемых товаров.

Право на наименование места происхождения товара в своих основных чертах совпадает с содержанием права на товарный знак. Однако есть и отличия. Во-первых, данное право не но­сит исключительного характера, так как оно может быть пре­доставлено любому заинтересованному лицу.

Право на средства индивидуализации может иметь как бес­срочный характер (право на фирму), так и срочный (право на то­варный знак, срок действия которого продлевается каждый раз на 10 лет). Однако, приобретя в установленном порядке бес­срочное право, владелец может пользоваться им без ограниче­ния каким-либо сроком, только до тех пор, пока существует сам субъект права, и средство индивидуализации соответствует предъявляемым к нему законом требованиям.

Особенностью права на средство индивидуализации является то, что одновременно оно выступает и в качестве обязанности вла­дельца. Лицо не только вправе выступать в гражданском обороте под собственным фирменным наименованием, с собственным то­варным знаком и т. п., но и обязано это делать. Данное правило закона установлено в интересах других участников оборота и по­требителей, которые вправе знать, с кем они имеют дело.

Средства индивидуализации его обладателя, являясь объек­том исключительного права, могут быть использованы только с согласия правообладателя (ч. 2 ст. 138 ГК РФ). Частным случаем такого использования является договор коммерческой концес­сии (франчайзинга), предусмотренный ст. 1027 ГК РФ.

В то же время право на фирму является правом неотчуждае­мым. В отличие от других объектов промышленной собственно­сти, которые, как правило, могут свободно передаваться другим лицам на договорной основе, фирменным наименованием мо­жет владеть только сам фирмообладатель.

Исключительное право на коммерческое обозначение может перейти к другому лицу (в том числе по договору, в порядке универсального правопреемства и по иным основаниям, уста­новленным законом) только в составе предприятия, для инди­видуализации которого такое обозначение используется.

Если коммерческое обозначение используется правооблада­телем для индивидуализации нескольких предприятий, переход к другому лицу исключительного права на коммерческое обо­значение в составе одного из предприятий лишает правообла­дателя права использования этого коммерческого обозначения для индивидуализации остальных его предприятий.

Правообладатель может предоставить другому лицу право использования своего коммерческого обозначения в порядке и на условиях, которые предусмотрены договором аренды пред­приятия или договором коммерческой концессии.

Отчуждение права на товарный знак может происходить в полном объеме, либо это право может быть передано не в отно­шении всех товаров, для которых он зарегистрирован, а только для части их. Товарный знак может быть передан только лицу, которое вправе им обладать.

Владелец товарного знака может распоряжаться знаком в форме уступки права на него или выдачи разрешений (лицен­зий) на его использование. Уступка товарного знака предпола­гает передачу прав на товарный знак его владельцем другому юридическому или физическому лицу. Однако в силу закона уступка не допускается, если может явиться причиной введения в заблуждение потребителя относительно товара или его изго­товителя. Напротив, лицензионный договор предполагает предо­ставление другому лицу права на использование товарного зна­ка на оговоренный в договоре срок. При этом сам владелец со­храняет право на знак и несет все обязанности его владельца. Лицензия может предоставляться при организации совместного производства, при заключении договора коммерческой концес­сии (франчайзинга), выдается дочернему предприятию.

Условия лицензионного договора определяются в целом са­мими сторонами. По своему типу лицензия может быть исклю­чительной и неисключительной. Стороны самостоятельно ре­шают вопрос о том, приобретает ли лицензиат исключительное право на пользование знаком или нет, самостоятельно опреде­ляют размер и порядок уплаты вознаграждения, устанавливают срок действия договора. Однако законом введено два взаимосвязанных обязательных условия:

1) качество товаров лицензиата должно быть не ниже каче­ства товаров лицензиара;

2) лицензиар будет осуществлять контроль за выполнением этого условия.

Закон предъявляет особые требования к форме договоров об уступке товарного знака и передаче права на его использова­ние. Договоры должны совершаться в письменной форме и ре­гистрироваться в Роспатенте. Без регистрации они считаются недействительными.

В отличие от товарных знаков наименования мест происхо­ждения товаров не могут быть переданы другим лицам.

Момент возникновения исключительного права пользова­ния тем или иным средством индивидуализации связан с мо­ментом его государственной регистрации.

Например, право на фирменное наименование на практике возникает в явочном порядке, т. е. теми юридическими лицами, которые первыми начинали ими пользоваться после регистрации своих учредительных документов. С момента регистрации у ком­мерческой организации возникает исключительное право на фир­му (фирменное наименование). Однако в ст. 54 ГК РФ намечен переход к регистрационной системе, при которой необходимым условием возникновения исключительных прав на фирменные наименования будет их специальная регистрация. Однако соот­ветствующий закон в настоящее время еще не принят.

Регистрация товарных знаков, знаков обслуживания и наиме­нований мест происхождения товаров осуществляется в Роспа­тенте. В рамках Роспатента существуют Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации, а также Государственный реестр наименований мест происхожде­ния товаров Российской Федерации. Споры о праве на соответст­вующие объекты и их регистрации рассматриваются Апелляцион­ной палатой Роспатента и Высшей патентной палатой.

Право на средство индивидуализации прекращается одновре­менно с ликвидацией его владельца в случае отказа его владель­ца от дальнейшего использования своего права.

Кроме того, можно выделить несколько дополнительных ос­нований прекращения таких прав, в случае отказа от пользова­ния конкретным средством индивидуализации.

Например, фирмовладелец вправе сам в любой момент отка­заться от пользования конкретным фирменным наименовани­ем. Прекращение права на фирму может быть связано с реорга­низацией юридического лица, в ходе которой оно должно из­менить свое прежнее фирменное наименование. Право на дальнейшее пользование конкретным наименованием может быть прекращено по решению суда ввиду несоответствия его требованиям закона или нарушения охраняемых законом прав и интересов других лиц.

Право на товарный знак прекращается путем аннулирования его регистрации Роспатентом по одному из следующих основа­ний: в связи с прекращением срока действия регистрации, если владелец знака своевременно не позаботился о продлении сро­ка охраны; по решению суда о досрочном прекращении ее действия по причине использования коллективного знака на товарах, не обладающих едиными качественными или иными общими характеристиками; если знак не используется без ува­жительных причин в течение любых трех лет после его государ­ственной регистрации; на основании решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собствен­ности о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в случае прекращения юридического лица — правообла­дателя или прекращения предпринимательской деятельности индивидуального предпринимателя — правообладателя; в случае отказа правообладателя от права на товарный знак; если ре­гистрация товарного знака была произведена с нарушением требований, установленных законом; превращение товарного знака в обозначение, вошедшее во всеобщее употребление как обозначение товаров определенного вида.

Определенные отличия имеются и в основаниях прекраще­ния права на наименование места происхождения товара. Причи­нами аннулирования регистрации данного объекта промыш­ленной собственности дополнительно выступают исчезновение характерных для географического объекта условий производст­ва товаров с особыми свойствами, а также утрата товаром осо­бых свойств, указанных в Реестре наименований мест происхо­ждения товаров РФ в отношении данного наименования.

Кроме того, действие свидетельства об исключительном праве на наименование места происхождения товара прекраща­ется в случае: утраты товаром, производимым обладателем сви­детельства, особых свойств, указанных в Государственном рее­стре наименований в отношении данного наименования места происхождения товара; ликвидации юридического лица или прекращения предпринимательской деятельности индивидуаль­ного предпринимателя — обладателей свидетельства; истечения срока действия свидетельства; подачи обладателем свидетельст­ва соответствующего заявления в федеральный орган исполни­тельной власти по интеллектуальной собственности.

Вопросы для самоконтроля

  1. Дайте определение понятию гражданско-правовая индивидуализация юридического ли­ца и результатов его деятельности
  2. Что понимают под средствами индивидуализации?
  3. Охарактеризуйте наименование места происхождения товара
  4. Когда происходит прекраще­ния права на наименование места происхождения товара?
РАЗДЕЛ IV. ВВЕДЕНИЕ ОБЪЕКТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ В ГРАЖДАНСКИЙ ОБОРОТ

 

 

ТЕМА 8 Введение объектов интеллектуальной собственности в хозяйственный оборот.
  1. Юридическая основа введения объектов интеллектуальной собственности в хозяйственный оборот.
  2. Понятие нематериальных активов. Особенности использования имущественных авторских прав как интеллектуального капитала.
  3. Правовые аспекты инвентаризации, оценки и страхования объектов интеллектуальной собственности.
  4. Коммерциализация объектов интеллектуальной собственности: особенности рынка интеллектуальной собственности.

§ 8.1. Юридическая основа введения объектов интеллектуальной собственности в хозяйственный оборот.

На современном этапе научно-технического прогресса роль интеллектуальной собственности в ряду других факторов производства возрастает. Трудно себе представить ситуацию, в которой народное хозяйство успешно развивалось бы без постоянного вовлечения в производство научных достижений, выступающих в качестве объектов интеллектуальной собственности.

Принципиальным вопросом является определение методов вовлечения в экономический оборот объектов интеллектуальной собственности, так как именно продукт интеллектуальной деятельности является предметом экономического оборота и подлежит отчуждению от творца-собственника, хотя и продолжает считаться собственностью своего производителя.

Структура субъектов интеллектуальной собственности обусловливается структурой субъектов собственности на средства интеллектуального труда. Они имеют довольно четкую иерархию. Первичным субъектом интеллектуальной собственности, обязательным участником первого акта присвоения ее объекта является создатель интеллектуального продукта, автор объекта интеллектуальной собственности. Вторичными субъектами могут быть как государство, частные субъекты, так и отдельные, даже «случайные» индивиды, но при формировании дальнейших отношений интеллектуальной собственности неизменным их участником остается первичный субъект как автор, абсолютный владелец, всегда оставляющий за собой определенную группу прав.

Правовой аспект включает правовую охрану и защиту прав на объекты интеллектуальной собственности. Экономический аспект более многообразен и его можно рассматривать с различных сторон: инвестиции в доведение научно-технической продукции до уровня ее практического использования; стоимостная оценка прав на объекты интеллектуальной собственности с учетом их материализации; превращение прав на объекты интеллектуальной собственности в нематериальное имущество; внесение прав на объекты интеллектуальной собственности в уставной капитал; продвижение объектов интеллектуальной собственности на рынок; страхование операций с объектами интеллектуальной собственности. В общем виде процесс функционирования рынка интеллектуальной собственности как части научно-технической и инновационной деятельности можно разделить на две основные части: первая – введение в экономический оборот объектов интеллектуальной собственности, вторая – капитализация этих объектов. Исходя из того, что интеллектуальная собственность – это исключительные права, представляется целесообразным выделить правовой и экономический аспект и в той и другой части. Согласно Статьи 1226 «на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) признаются интеллек­туальные права, которые включают исключительное право, являю­щееся имущественным правом, а в случаях, предусмотренных на­стоящим Кодексом, также личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и другие).».., т.е. в наше законодательство вводится новый термин «ин­теллектуальные права», который, очевидно, призван заменить прежний термин «право интеллектуальной собственности». Прежний термин перио­дически подвергался критике, так как в нем содержится слово «собствен­ность», в связи с чем — если исходить из смысла терминов — право интел­лектуальной собственности следовало бы считать разновидностью права собственности, что, конечно, ошибочно.

На самом деле право собственности имеет своим объектом предметы материального мира, а право интеллектуальной собственности — немате­риальные объекты, в основном являющиеся интеллектуальными (творче­скими) результатами. К ним примыкают и приравниваются некоторые иные — тоже нематериальные — результаты. Статья так же устанавливает, что в отношении этой группы объектов возникают субъективные права трех видов:

1)   исключительное право;

2)   личные неимущественные права;

3)   иные права.

Принципиально важными представляются такие качественные особенности передачи прав на объекты интеллектуальной собственности как: продажа, когда продавец хорошо знает тех, кому он отчуждает свой товар, поскольку для него принципиально важно, как эффективно и с какой пользой покупатели используют объект интеллектуальной собственности, составляющий имидж продавца, судьба которого зависит от общественного признания его интеллектуальных прав собственности; специальный документальный договор, фиксирующий не только взаимные экономические обязательства сторон, но и принципы совместных действий, служит исходной основой всех сделок, поскольку их характер требует четкого определения методов и форм совместной защиты экономических интересов, страхования рисков, обеспечения гарантий, распределения поощрений; деньги, получаемые от продажи объектов интеллектуальной собственности, выражают кумулятивную цену, получаемую за право использования интеллектуального товара. Основные виды взаимодействий, проявляющиеся на рынке интеллектуальной собственности представлены на рисунке 1.

Рис. 1. Виды взаимодействий проявляющихся на рынке

интеллектуальной собственности.

При этом исключительное право возникает всегда, в отношении любо­го объекта этой группы, а два остальных вида прав возникают только в случаях, предусмотренных ГК РФ. Это означает, что ни подзаконные ак­ты, ни даже другие федеральные законы не могут расширять перечень личных неимущественных прав или иных субъективных прав, относящихся к этой группе объектов. Термин «исключительное право» дан в единственном числе. Это означает, что в отношении каждого охраняемого объекта дейст­вует только одно исключительное право которое относится к категории имущественных прав. Тем самым законодатель действует последовательно: помещает в ст. 2ГК РФ исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности между правом собственности и обязательствами, т.е. уже в 1994г. оно отнесено к разряду прав имущественных[72].

Известно, что имущественные права могут существовать либо в абсо­лютных правоотношениях, либо в обязательствах. Исключительные права в обязательственных правоотношениях не существуют; они всегда выража­ются в абсолютных имущественных отношениях. Несмотря на то, что исключительное право признается на все виды объектов, указанных в п. 1 ст, 1225, факти­чески на секреты производства (ноу-хау) никакого исключительного права не возникает; имущественные права на этот объект существуют лишь в от­носительных, обязательственных отношениях. Личные неимущественные права не яв­ляются исключительными. Таким образом, законодатель решил научный спор о правовой природе личных неимущественных прав, возникший ме­жду В. А. Дозорцевым и А. П. Сергеевым. «Иные права, очевидно, не являются исключительными. Однако из ее текста нельзя сделать вывод о том, явля­ются эти «иные права» имущественными или личными неимущественны­ми правами. Самой важной категорией, относящейся к этим «иным правам», явля­ется право на получение вознаграждения за использование охраняемого объекта[73]. К сожалению, оно прямо в комментируемой статье не упоминается. По мнению В.Н. Лопатина данное право является имущественным правом и должно быть выделено в самостоятельный вид прав[74].

На наш взгляд необходимо указать, что право на вознаграждение (как имущественное право) отчуждаемо, имеет срок охраны и способ защиты.

Некоторые экономисты считают, что существует лишь два фундаментальных вида собственности в зависимости от качества объекта присвоения – вещественная и интеллектуальная (нематериальная). Вещественная и интеллектуальная собственность состоят из объектов и субъектов. Суханов Е.А. утверждает, что объектом собственности может быть лишь продукт труда, присвоенный кем-то и отвоеванный у природы в результате производства[75]. Объектом вещественной собственности является материальный (вещественной) субстрат, имеющий определенную ограниченность в пространстве и обладающий всеми свойствами, присущими материальному объекту. В силу натуральных свойств материальный объект может быть использован одним лицом, в крайнем случае – несколькими точно названными лицами.

Объектом же интеллектуальной собственности является идеальный субстрат, выступающий в неовеществленной форме на материальном носителе. Обладая нематериальными свойствами, объекты интеллектуальной собственности одновременно могут быть использованы неограниченным кругом лиц. Более того, они не имеют никаких территориальных ограничений и могут быть использованы одновременно в разных местах, а также не привязаны к определенному положению в пространстве. Кроме того, не всегда легко обособить один объект интеллектуальной собственности от другого, как предшествующего, существующего ранее, так и созданного параллельно. Нематериальные объекты не подвергаются физической амортизации.

 

§8.2. Понятие нематериальных активов. Особенност